Стихи про пиратов.Стих про пирата для детей

Раз, два, три, четыре, пять –
Нас сегодня не унять.
Ветер – просто чудеса:
Кроны, словно паруса!
Мы в песочнице плывём,
А за бортом – страшный шторм.
Мы – пираты всех морей,
Есть средь нас и Бармалей.
Раз, два, три, четыре, пять –
Вот ему и догонять!

***

ФЛИБУСТЬЕР – морской разбойник,
По-другому – вор-ПИРАТ.
Для него любая шхуна –
Цель для кражи, верный клад.
ФлибустьЕр – морской разбойник,
У него преступный дар:
Он ужасно кровожадный,
Он – безжалостный КОРСАР.
Флибустьером быть зазорно –
Нарушает он закон.
Кто мечтает стать пиратом,
Тот – выходит срочно вон!

***

Колибри в крике:Караул!
В росе мой завтрак утонул...
Кошмар, бардак – уплыл нектар,
А без него – я злой корсар!

Другой колибри прокричал:
– Ты разбудил меня, нахал!
Кричать при мне, ты, впредь не смей...
Ты – Джеки, но не Воробей!

Не зли братишку, брат-пират,
С утра на злобу я богат:
Я натощак жестокий – жесть!
Ты хочешь жить? Иль хочешь есть?

– Прости, – Джек тихо прошептал, –
Мой аппетит уже пропал...
Пробормотав своё "Пардон",
"Корсар" вспорхнул стремглав, и – вон...
-----------------------------------------
Ну, что сказать тут, люди, право?
На всё в миру своя управа:
И на корсара есть корсары...
Такие жизни мемуары.

***

Наш рыжий кот Наум –
Домашний флибустьЕр,
На кухне он пират –
Разбойник и воришка.

Да, воровство колбас –
Детишкам не в пример...
Но что поделать,
Если нет в квартире мышки?!

***

Пират проглотил
Три пирожных, что с ромом.
Пираты прогнали
Товарища прочь.
Пират от рождения
Слыл гастрономом –
Бороться пирату
С обжорством невмочь!

***

Плывёт, спешит кораблик
В далёкие края.
На палубе – матросы,
А боцман – это я.
Коль кушать захотели,
Съесть вкусный пирожок,
То есть на этот случай
На судне повар-кок.
Но есть пират на шхуне,
Чужак из темноты...
Кто он, сейчас узнаем –
Конечно, это ты!

***

Быть пиратом так непросто,
Если ты «послушный» внук…
А квартира – это остров,
Дед – заглавный Чингачгук.
Захотел я как-то ванну
Словно судно захватить,
По задуманному плану
В пену мыло превратить.

Так увлёкся этой пеной,
Что шампунь закончил враз.
А водица постепенно
Убегала целый час!
Потопил я «бригантину»,
Коридор весь затопил,
Даже кухни половину…
Чингачгука разозлил!

Все домашние индейцы
Пострадали от меня…
Кошки плавать – не умельцы,
От воды как от огня,
Убежал сиамец Гошка,
Воду встряхивая с лап…
И, усевшись на окошко,
Слушал звуки «хлюп!» да «кап!»

– Быть разбойником – противно! –
Дед орал как бультерьер.
Эх, пиратишко квартирный,
Невезучий флибустьер!
В тихий вечер – море шума,
Дом до ниточки промок!
Зря пиратствовать удумал…
Лучше чем-нибудь помог!

***

Есть растение-пират,
Не нужна ему галера –
Он вазону очень рад...
Флибустьер – цветок "Монстера".

Лист её – на вид скелет –
Сочной зеленью прекрасен.
Только страшный есть секрет:
Углекислый газ опасен;

Ночью именно его
Выпускает лист монстеры,
Потому приносит зло
И записан в флибустьеры.

***

Мой брат – пират, и я – пират.
Стоим под парусами.
Я быть пиратом очень рад
В тельняшке и с усами.

Мой брат сильней, а я главней.
Мы шхуну захватили,
И с братом целый день на ней
Квартиру бороздили.

Но спать пора. Зевает брат.
Пора под одеяло.
А завтра – море, битва, клад…
Да, завтра дел немало!

*** 

Холодно окнам, синицам, дорогам
Глядя на все даже холодно Богу
Варежки тянут на шее резинкой,
На проводах индевелые льдинки. 

Шитая сумка набита как глобус
Жду терпеливо в город автобус.
Рядом со мной соседский Пират.
Тоже все ждет и чему-то не рад.


Всклочена шерсть, лапу поджал
До остановки меня провожал.
Так и стоим. Я глазами автобус
Он же багаж изучает как глобус.

Сыр деревенский, гусиная тушка.
Несколько верст рысачил послушно.
Взбитое масло, душистое сало.
Бабушка  в сумку мне запаковала.

Варежку сдернув я в сумку нырнул.
Пес мне хвостом с надеждой вильнул.
В зубы колбаска-в глазах торжество.
Лопай, Пират! И тебя с Рождеством!

Летом в деревню снова приеду
И отстегну я с цепочки соседа!
Ты как всегда со мной к остановке.
Снова поддамся собачьим уловкам. 

***

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий,
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь.

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт.

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так, что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса, -
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернет паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд,
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат.

Меткой пулей, острогой железной
Настигать исполинских китов
И приметить в ночи многозвездной
Охранительный свет маяков?

***

Был развеселый розовый восход,
И плыл корабль навстречу передрягам,
И юнга вышел в первый свой поход
Под флибустьерским черепастым флагом.
Накренившись к воде, парусами шурша,
Бриг двухмачтовый лег в развороте.
А у юнги от счастья качалась душа,
Как пеньковые ванты на гроте.
И душу нежную под грубой робой пряча,
Суровый шкипер дал ему совет:
"Будь джентльменом, если есть удача,
А без удачи - джентльменов нет!"
И плавал бриг туда, куда хотел,
Встречался - с кем судьба его сводила,
Ломая кости веслам каравелл,
Когда до абордажа доходило.
Был однажды богатой добычи дележ -
И пираты бесились и выли...
Юнга вдруг побледнел и схватился за нож, -
Потому что его обделили.
Стояла девушка, не прячась и не плача,
И юнга вспомнил шкиперский завет:
Мы - джентльмены, если есть удача,
А нет удачи - джентльменов нет!
И видел он, что капитан молчал,
Не пробуя сдержать кровавой свары.
И ран глубоких он не замечал -
И наносил ответные удары.
Только ей показалось, что с юнгой - беда,
А другого она не хотела, -
Перекинулась за борт - и скрыла вода
Золотистое смуглое тело.
И прямо в грудь себе, пиратов озадачив,
Он разрядил горячий пистолет...
Он был последний джентльмен удачи, -
Конец удачи - джентльменов нет!

***

Моя мечта –
       О мачте,
Волненье –
       О волне…
Не плачте,
       Не плачте,
       Не плачте обо мне!
Белая матроска,
       Синий воротник.
Матросом быть не просто,
       Но я уже привык!
Налажу весла-крылья,
       Лодку наклоню,
Из лодки воду вылью,
       Пиратов догоню…
Но тут приходит мама,
А мама так упряма:
- Куда ты,
       Куда ты,
       Ведь ты еще мал!
       Какие там пираты?!!
       Ты, братец, опоздал!
       Простудишься, утонешь,
       Пиратов не догонишь!
       Пираты были прежде!
- Ау, пираты, где ж вы?
- Лежат на дне морском.
       Их черные одежды
       Засыпаны песком.
Синие воды…
       Ветер затих…
Другие догнали
       Пиратов моих.
Я плачу,
       Я плачу,
А есть на старой даче
       Хороший рыжий пес.
Он никогда не плачет,
Он лает на утес,
Он носит поклажу,
Его зовут Пират.
       Пойду его поглажу!
Уж он-то будет рад!

***

Жил на свете некультурный
И неграмотный пират.
Бросить мусор мимо урны
Был пират ужасно рад.
Безо всякого стыда
В море грабил он суда,
А на чтенье умных книжек
Не затрачивал труда.
Как-то раз решил пират
Закопать на пляже клад,
Ровно тридцать три рубина,
Каждый весом в сто карат.
Но никак решить не может:
Чтобы кладу не пропасть,
В яму клад ему полОжить,
ПоложИть или поклАсть?
«Вдруг»,- он мыслит, — «На беду,
Клад неверно покладу?
Эдак я, с таким раскладом,
Вовсе по миру пойду!»
Грусть-печаль пирата гложет,
Отложил пират ножи.
ПоложИть, или полОжить —
Как же правильно, скажи?  

***

У ПИРАТА выходной!
Он отправился домой.
Только люди, вот беда,
Разбежались кто куда,
Потому что у ПИРАТА
Три ножа, два автомата,
Шпага, сабля, пистолет...
-Никого в округе нет,-
Призадумался ПИРАТ.
-Мне совсем никто не рад...
Свой пиратский арсенал
Тут же в землю закопал,
И с тех пор, как говорят,
НЕПИРАТом стал ПИРАТ.

*** 

Пёк пирог пират в пироге
У порогов на пороге,
Пёк, пытаясь не попасть
С пирогом в пиранью пасть.

***

Мы два брата – два пирата,
Спальня – море-океан,
Раскладушки как фрегаты,
И на каждой капитан.
Бьют подушки, как из пушки,
Прямо в маму, бам-бам-бам!
Точно в цель летят подушки.
Что за это будет нам?
.................
«Спать, пираты!» - Так и знал...
Наша мама – адмирал!

***

Жил да был один пират,
Был не беден, не богат,
Как он страждал, как он жаждал
Откопать пиратский клад!
И однажды откопал
Между скал. – Не зря искал!

Рад пират, и клад был рад,
Что нашёл его пират:
Надоело быть без дела,
Скука – это яд и ад..

Спали в кладе хризолиты,
Спал рубин и спал опал,
Изумруды, малахиты,
Спал в углу вина бокал.

Раз-два-три – и нет бокала,
Осушил пират бокал –
И пирата вдруг не стало,
Вместе с ним и клад пропал.

Не ходите дети в скалы
Не будите духа скал!

Ну, а если дух проснётся,
Завлеките духа в круг,
Может, и пират вернётся,
И запляшет с кладом вдруг.  

***

Я отдал бот на волю вод
И ждал за валом вал.
На каждый вал взметался бот,
На каждом он летал.

Весёлый Роджер унесло,
За ним и паруса,
Но всё равно, чертям назло,
Бот на волнах плясал.

Бутылка рома на двоих,
А третий за бортом.
Вдруг ветер стих, за ним и стих...
Девятый вал – потом.

***

Мушкет в руке, в другой - палаш.
Пират пошёл на абордаж!
Кричал и прыгал, и стрелял!
Упал, коленку ободрал...
И разыгралась драма -
Пират заплакал:
- М-а-а-а-ама-а-а!!!

***

Вздымаются волны почти в небеса,
Натянуты ветром, гудят паруса.
Антошка - Джон Сильвер, я - Флинт, капитан.
Пиратскую шхуну несёт океан.

- Карамба! - кричу я, - сто тысяч чертей!
Руби-ка, Джон Сильвер, грот-мачту скорей!
Нас может на дно утащить этот шторм.
Зачем торопиться акулам на корм?

Вот мачта упала... вот стих океан -
Команду сумел уберечь капитан.
- Пиастры! Пиастры! - кричит попугай.
- Вон остров по курсу! Эй, шлюпку спускай!

Там клад мы отыщем, сто звонких монет!
...Жаль, мама домой позвала, на обед...

***

Мы нашли на чердаке,
В самом дальнем уголке,
За оторванной доской
План какой-то непростой:
Карта нашего двора
И приписка: «Детвора,
Говорят пираты, вроде,
Где-то в нашем огороде,
Клад свой спрятали когда-то.
Я его искал, ребята…
Но надежду не теряю,
Каждый год весной копаю,
А теперь уж стал я стар…»
Подпись: дедушка Макар.
Ух, ты! Клад! И дед молчал!!!?
Сам, без нас, его искал!!!
Мы с сестрой пораньше встали,
Целый день вдвоём копали.
Вдруг, послышался щелчок -
Йо-хо-хо! Есть сундучок!
Крышку сняли – там конфеты.
Странные пираты эти…
И со смехом дед сказал:
- Я бы сам три дня копал…

***

Жили в доме букарашки -
Глазки, усики и нос,
Чуть побольше, чем букашки,
Чуть поменьше грозных ос.
Скромно жили букарашки,
Кушать бегали под стол,
Ели крошки и фисташки,
Те, что падали на пол.
После в щелку убегали
И сидели тихо там,
Только глазками моргали,
Да вздыхали иногда.
Но хозяин насекомых
Совершенно не любил,
Милых, добрых, очень скромных
Он ругал и даже бил.
Если видел букарашек
Гнал метёлкой за порог,
Страх охватывал бедняжек,
Убегали, кто как мог.
Вдруг сказали букарашки:
- Хватит. Хватит нам терпеть,
Всё! Мы больше не бедняжки,
Будем храбрыми теперь,
Мы - пираты! - так решили,
Подкрутили вверх усы,
Тень под глазом наложили
Букарашки - храбрецы,
И, как змейки зашипели,
Зажужжали, как шмели,
Из своей подпольной щели
На хозяина пошли.
Увидал хозяин грозный,
Заскочил на табурет:
- Уходите, - просит слёзно,
- Мне не портите обед.
Букарашки наступают
И усами шевелят,
Как пираты окружают
И жужжат все, и шипят.
- Что за грозные букашки,
Вас не звал, чёрт побери,
Где родные букарашки? -
Им хозяин говорит:
- Пусть вернутся поскорее,
Пусть простят они меня,
Стану лучше и добрее,
Их не буду прогонять.
Стёрли тени букарашки
И расправили усы:
- Мы не грозные букашки -
Букарашки - храбрецы.
...В щель вернулись букарашки,
Кушать бегают под стол,
Подбирают хлеб, фисташки,
Те, что падают на пол.
Их теперь хозяин любит,
Говорит теперь он всем:
- Букарашки - те же люди,
Только мелкие совсем.

***

Мы играли под столом
С лучшею подружкой Светой.
Там наш - понарошку - дом,
Куклы, на обед конфеты.
Вдруг вопят: "На абордаж!"
Домик вмиг разрушен наш.
Мы в плену, и куклы тоже -
Связаны, вздохнуть не можем.
Сорван кукольный обед,
Ни печенек, ни конфет.
Налетели три пирата:
Светин и мои два брата,
И придется нам опять
В Джека Воробья играть!

*** 

Проходят годы и столетья,
И тот, кто слыл грозой морей,
Бандитом, сбродом был, отребьем,
Вдруг стал героем для людей.

Корсарский флаг, погоня, схватка...
" На абордаж" - и льется кровь.
Пиастры, клады... Для порядка
Порой встречается любовь.

Чернила льются, пишут перья...
Бандитский образ - идеал:
Смел, благороден, чист. Поверь, я
Таких немало книг читал.

На деле алчен, грязен, злобен,
И ремесло его - грабеж.
Для чувств высоких он не годен,
Всё то, что воспевают - ложь!

Но всё плохое смыли волны,
Флер романтический пленит.
Стал силы, благородства полон
Пиратский образ. Блад, Дрейк, Флинт...

Джек Воробей, не из пернатых -
Киногерой любимый наш...
Играют мальчики в пиратов.
Каррамба! Все на абордаж!

***

Пират я, мама! -
Мачты, реи,
Полощет ветер черный стяг.
Усы давно я шпагой брею,
И… убеждённый холостяк!

Хотя мечтаю о принцессе,
(Живёт она недалеко)
Пять лет исполнилось Инессе,
А ты опять: «Пей, молоко!»  

***

Снаряженье пригодилось:
"П" в пирата превратилась.
"Пух-Пах!" -
Ух, страх!

***

Это случилось лет триста назад,
Жил на Тортуге бесстрашный пират.
Был он силен, и отважен, и смел,
Но букву «Р» говорить не умел.

А буква «Р», как нарочно старалась,
В важные очень слова забиралась:
Карта, корабль, пиастры и враг
Не обойтись без нее здесь никак!
Если на месте нет буковки «Р» -
Слово меняется, вот, например,
Хочет пират попросить: «Дайте ром!»
А получается, что? «Дайте лом!»
Лезет в окно, говорит: «Дайте руку!»
А получается, что?: «Дайте луку!»

Он огорчался, а кто будет рад,
Если не можешь сказать    «Я - пират!»
«На абордаж!» - как ему закричать?
Вот и решил: «Лучше буду молчать».

Молча в бою ловко шпагой он машет,
И не кому ни словечка не скажет.
Все отмечают победу, он снова,
Рядом сидит и не скажет ни слова.

Даже сокровищам был он не рад.
Клад раскопал, и зачем этот клад?
Коль похвалиться ты им не сумел.
Ох, и наделала Р вредных дел.

Так бы и жить ему с буковкой в ссоре,
Но как-то плавал пират в синем море,
Вдруг видит гребень в пучине морской.
Он  развернулся, сказал тихо: «Ой».

Смотрит пират – рядом гребень второй!
И уже громче сказал он: «Ой, ой».
Третий, четвертый, здесь стая акул!
«Ой!
         Нет, не ой,
                это же – КАРАУЛ!!!»

И представляете, чудо случилось!
Буковка «Р» у него получилась!
И позабыв про опасных акул
Он хохотал и кричал  КАР-Р-Р-Р-Р-Р-УЛ!!!!!

Кушать акулы конечно хотели,
Но, поразмыслив, пирата не съели:
«Странный какой-то, акул не боится,
Да от такого живот разболится». 

Больше пират не молчит, и теперь,
Может сказать он и якорь и дверь,
Парус и остров, корабль и море,
Даже поет он с пиратами в хоре!

С буковкой «Р» подружился пират
И порычать от души даже  рад,
Но все равно, чтобы не разучиться.
Если заплыть ему в море случится,
Он, что есть, силы кричит: «Караул!»
Так и прослыл чудаком у акул.   

***

Стихи зовут на край земли.
Ведут то в рай, то в ад.
Стихи читают короли
И их бубнит пират.

Король попал  пирату в плен,
Теперь пират – богач.
Король в плену сосновых стен,
Ветров и крепких мачт.

Король пытался не впервой
Корону  оградить,
Своей рискуя головой
Пирата погубить.

Но сам попал пирату в плен,
Он  сам был  виноват,
Его фелюга дала крен,
Пират ему не брат.

Пирата незачем учить.
Приплыл, вблизи земля.
Он хочет выкуп получить.
Сто крон за короля!

Сто крон, и с палубы долой,
Ура, тра-ля-ля-ля!
Король у нас какой герой!
Мы пьем за короля! 

***

Он такой... Он на диких Карибах... Он пират.
Его шпага быстрее пули, острее жала,
Его душу два ската давно утащили в ад,
Ну а сердце, смекаешь, тоска ледяная сжала.

Мы с ним вместе с тех пор, как однажды покинув верфь,
я иду на Восток, не оглядываясь на Запад,
он за мной, как  вкусивший крови голодный зверь,
безусловно, след в след идущий, ползущий на запах.

Он за мной на край света, в огонь и в смердящую пасть,
Дважды в воду войдет, окунется и выйдет дважды,
И единственный путь, что укажет его компас,
будет тот, что его ко мне приведет однажды.

Потому всякий раз, когда он ступает на борт,
моя палуба знает тот шаг, за его улыбку
пусть меня хоть к морскому черту утянет черт,
а свободный Веселый Роджер глотка не выпьет!

Потому я его никогда, никогда не предам,
Я заштопаю паруса  и поправлю мачты,
Он пират, он - единственный мой капитан,
он молитвой "Распутной девки" хранимый мальчик.

Только он и я, и твердость его руки,
и шершавость ладони его  на штурвале гладком.
"Бросьте шляпу, пожалуйста, вверх, любезнейший мистер Гибс,
А теперь, мистер Гибс, несите ее обратно".  

***

Жил на свете некультурный
И неграмотный пират.
Бросить мусор мимо урны
Был пират ужасно рад.

Безо всякого стыда
В море грабил он суда,
А на чтенье умных книжек
Не затрачивал труда.

Как-то раз решил пират
Закопать на пляже клад,
Ровно тридцать три рубина,
Каждый весом в сто карат.

Но никак решить не может:
Чтобы кладу не пропасть,
В яму клад ему полОжить,
Или, всё-таки, покласть?

«Вдруг»,- он мыслит,- «На беду,
Клад неверно покладу?
Эдак я, с таким раскладом,
Скоро по миру пойду!»

Отложил пират ножи,
И никак решить не может,
Положить, или полОжить.
Как же правильно, скажи?

***

Спит принцесса на перине,
Шелковой подушке…
А пират – на парусине,
Привалившись к пушке.

Ест принцесса ананасы
С золотой тарелки.
А пират рубает мясо
После перестрелки.

У принцессы есть корона
И кольцо с алмазом.
У пирата есть патроны
И синяк под глазом.

Пьет принцесса морс из клюквы.
Пьет пират, как водится…

В общем, кроме первой буквы,
Ничего не сходится! 

*** 

Был грабитель я, пират,
Но наступит Новый год,
И на праздничный парад,
Буду вором непогод.

***
Наступает Новый год,
Детский праздник от невзгод,
И надеть костюм я рад -
Нынче буду я пират.

***
Поиграю я в пиратов:
В Новый год Вас удивлю,
И  без всяких автоматов
Всех снежинок изловлю.

***
Кто снежинка, кто лиса,
Я пират друзья, простите,
В Новогодних чудесах
Образ мой вы измените. 

*** 

Жил на свете попугай,
Видел всё и знал он много.
Знал ругательств - отбавляй
И других словечек много.

У пиратов был в почёте -
Звонкий крик “на аббордаж”
Хмель сбивал он как и икоту,
Лучше всех его был глаз.

Был любимцем экипажа.
Даже голоду назло,
Был накормлен и поглажен;
Плюс играл он в домино.

Матерился очень редко,
Но сдержаться он не мог,
И высказывался метко
Лишь при дамах - им урок.

Он давно живёт на суше,
Нет команды с кем дружил...
Я рассказы его слушал
И пиратов полюбил.

Он годов своих не знает,
Любит дальние моря,
Одиссея вспоминает,
Может вспомнит и меня. 

***

Романтика морей далёких,
И хриплый крик: "На абордаж!"
Делёж добычи, бочка рома...
Знакомый с детства нам мираж.

Смотрели мы на Робин Гуда -
Герой-разбойник наших снов.
Не под влияние Голливуда,
А нашей совести основ.

Забрать деньгу у богатея,
Забрать товары у купца.
Добра чужого, не жалея,
Раздать всё бедным до конца.

Грабёж, пиратство, мародерство -
Все процветали с древних пор,
Тот, кто силён, тот без притворства
Брал, что хотел. Весь разговор.

Пират у вора крал добычу,
Кто беззаконно разорял
Страну ацтеков, майя, инков -
Их золото на тонны брал.

Цивилизованные братья
Лишь те, кто верили в Христа,
Спасали души, но объятия
Дарили рабство неспроста.

Индейцев местных не считали
Они людьми, равнёй  себе,
С животными так поступали -
Кого в ярмо, кому то смерть.

Вора ограбить - дело чести,
К пиратам я совсем не строг.
И если кто достоин мести -
Кто разорил чужой порог.

***

Дошло из глубины веков
До нас предания о пиратах
О них писал Гомер ещё -
Грабёж, убийства, цифры, даты….

Пират - разбойник вообще,
Национальности не знает.
Он грабит всё и грабит всех
Согласно личному желанию.

Другое дело флибустьер,
Он больше грабит с назначением -
Галёр испанских, каравел
И в Новом Мире поселения.

Их раньше звали буканьер -
Враги испанцев, их колоний…
Там враждовали из-за вер -
Кто протестант, а кто католик.

А вот корсар - другой компот,
Разбой лицензией прикрытый.
Ему от государства кров,
Но от добычи - половина.

Пират пирату - не ровня,
Но так бывало очень часто,
Что кто-то вора нанимал,
Чтобы врагу было несчастье

***

Известно достоверно нам,
Что семь веков до нашей эры
Там ассирийский царь (иль шах) -
Залив Персидский чистил первым.

Поскольку, не было житья -
Пираты больно донимали…
Потом был грек - сам Поликрат,
Но персы бедного распяли.

Прошло лет двести, Александр
Пытался истребить пиратов…
Не помогло.  Наживы жар -
Там не было нехватки кадров.

Помпей войною шёл на них,
Был Цезарь в плен взят, бедолага…
В четвёртом веке был Залив
Очищенный лишь по воле Шаха.

Потом пришла другая эра -
Век викингов - грозы морей.
Свирепости их нет предела
Селений лишь, не кораблей.

Но “золотым” был назван век
После открытия Колумба -
Пиратам в море нет помех!
Наградой - золотые груды.

***

В пираты шёл не каждый первый,
Наверно, даже не второй…
Искал там кто-то приключений,
Кто “вне закона” был изгой.

А кто был в розыске за кражу,
Дуэль, убийства и разбой…
Другой был путешествиям радый,
Чтоб знания принести домой.

И откровенные бандиты,
Солдат без службы, после войн,
Но были, кто желал наживы -
Доход оправдывал разбой.

Хотело также государство
К кормушке руку приложить.
Красть у врага, почётна храбрость
Дворянство можно получить.

Бывало, что корабль торговый,
Увидев слабого врага
Атаковал его толково…
Чем не пираты, где черта?

Сегодня жизнь без телефона
Нам не представить, хоть убей…
А ведь уйдёт корабль на годы
Без сведений - на жизнь, на смерть.

Пират, кто выжил в бурных схватках
И уцелел среди штормов,
Домой вернулся к жизни старой
А там - не помнили его.

Кто умер из родных и близких,
А кто забыл, как и зовут…
И без ноги старик капризный
Кому герой, кому и шут.

***

Пиратский промысел - древнейший,
Как в море вышел человек.
Там нет укрытий, нет спасения
От тех, кому законов нет.

Сегодня - "джентельмен удачи”,
Тогда - разбойник он и вор
По ком верёвка горько плачет…
Но не об этом разговор.

Всегда у них был наблюдатель -
Вокруг смотрел на десять миль.
Искал он пожирней удачу -
Торговый, без прикрытия киль.

Корабль пиратский - одиночка,
Зачем ему военный бриг?
Товаров нет, вот это точно,
А пушки срежут в один миг.

Торговый путь - любовь пирата,
Багамы, Флорида пример,
Карибский был амфитеатр
Свидетелем пиратских дел.

О, как хитры были пираты:
Приём один - фальшивый флаг,
Чтоб подойти на выстрел ранний,
А бог поможет - абордаж.

Всегда заход в корму иль с носа
И лишь тогда - пиратский флаг,
А чтобы не было вопросов
Предупредительный дать залп.

Пусть судно меньше у пиратов,
Зато бойцов побольше в нём
Всегда готовых к абордажу
С мушкетом кто, кто с топором.

Угрозы, крики, обещания,
Верёвки, острые крюки,
Азарт, проклятия, заклинания,
Предсмертный стон и хрип мольбы.

Сопротивление - без смысла,
В открытом море не уйдёшь.
Даёшь, что в трюмах всё по списку,
А там посмотрим - жизнь иль нож.

***

Известен всем пиратсий флаг -
“Весёлым Роджером” он звался.
Под ним содружество бродяг
Бросало вызов - “Эй, сдавайся”.

Пираты были с давних пор.
Торговый транспорт - их приманка,
И море, чем не дикий бор?
Добыча, скатерть-самобранка.

Был проходимец, вор, бандит,
А стал он – “джентельмен удачи”
Лишь подписал контракт и в миг
Стал тем - по ком невесты плачут.

Он романтический герой,
О нём слагалися легенды,
То, как один на бой с толпой
И о сокровищах несметных.

Испанцы грабили страну,
А он же грабил тех испанцев....
Зачем монеты королю,
Пирату рому дай и танцев.

Романтика морских путей,
Весёлый Роджер с ветром спорит,
Пират - он был гроза морей.
Его религия есть - воля.

Над ним не властен государь,
Он капитана избирает,
И с абордажной саблей встарь
Себе дорогу прорубает.

Недолог век был у пирата -
Так года два, а может три...
Потом с крюком или без глаза
И с костылем вместо ноги.

И если пойман на разбое -
Морской закон - последний крик...
Висеть на рее, суд короткий,
Будь ты мальчишка иль старик.

Но года два ты, всё же, свободен,
Нет властелина, нет плетей
И нет страны - ты ветру сходен...
В портах невесты всех кровей.

При жизни станешь ты легендой,
Бичом приморских городов.
Жизнь меряешь другою мерой -
От абордажа, до портов.

***

Непросто было стать пиратом,
Отбор туда был непростой.
Был “Кодекс Чести”, кодекс братства
Не примешь - лучше с глаз долой.

Создал его сам Генри Морган,
О нём легенды до сих пор.
Он в “кодекс братства” верил твёрдо,
Там жизнь всегда была на кон.

1. Во-первых, должен ты гордится,
Что звание гордое “Пират”
Есть у тебя, у проходимца…
Такой награде всякий рад.

2. Твоя семья - семья пиратов,
Другой и не было, и нет.
Корабль - твой дом, других пенатов
На море нет и на земле.

3. Твои герои - лишь пираты,
Те, кто оставил саблей след…
А жизнь дана для абордажей -
Без них достойной жизни нет.

4. Нет в мире хуже преступления,
Чем cтрусить и предать своих,
Карал устав за это смертью
И не моли, и не проси.

5. Беспрекословно подчиняйся
Кто званием тебя главней.
Владеть оружием старайся
И будь готов в огонь и смерть.

6. На корабле ни слова матом,
Лишь только, что разрешено…
Обман в игре и вор наказан
Лишь кто-то уличит его.

7. Стать может женщина пираткой
Коль не уступит мужикам
Ни в храбрости, ни в воле,  в хватке...
И капитана ранг ей дан.

8. Пирату ранг идёт и звание
Как много вынес он боёв.
А “Чёрной Меткой” наказание
За нарушение основ.

Ну чем не "джентельмен удачи”
Пиратский Кодекс воспитал…
Напомню - добровольно всякий
Законы эти принимал.

*** 

Клинок короткий, меньше метра.
Пирату он необходим -
Широкий, как тесак примерно
Тяжелым лезвием храним.

Там кисть защищена надёжно
Эфесом с чашкой для руки.
Им как кастетом бить удобно
Тех, с кем сражаешься вблизи.

Канат разрубит, да и двери,
И в сундуках замки собъёт,
И в трюмах, в коридорах тесных
Обычной шашкой не взмахнёшь.

Пред ней не устоит рапира
И шпага ей не оппонент,
Любой пират в любом трактире
Заложит душу.  Саблю нет.

***

Любое судно в те года,
Когда пиратам цену знали,
Без пушек, просто никуда…
И по бортам их расставляли.

Шла бронза, а потом чугун
При них колёсные лафеты,
А ядра - вот где виден ум -
Где два в одно сковали цепью.

По такелажу такой залп
Корабль на месте остановит.
Товар в сохране для наград
Пирату жить за это стоит.

Пиратам долгая стрельба
Без смысла - не топить, а грабить…
Контрольный залп и абораж,
И репутацию прославить.

***

Пирату важна репутация -
Ведь без неё он как без рук.
(Пример плохой - все дети знают,
Что руку заменяет крюк).

По репутации пирату
Бочонок рома как глоток,
И речь (хоть не сравнится с матом)
С перчёным словом завиток.

В любом порту его невесты
Ждут не дождутся день и ночь.
Дублоны, гульдены - всё к месту
Горстями раздаёт он прочь.
 
Лишь попугай его отрада,
Пройдёт быть может двести лет
Расскажет нам о нём рассказы
С романтикой, а может нет.
 
Но  серьгу золотую в ухе
Он оставляет для себя -
На погребение в нужном духе
Чтоб приняла его земля.

Кисть потерял при абордаже,
Ядро взорвалось - нет ноги...
Жизнь отдана ножу и краже
И нет друзей, и есть враги.

Протез к ноге уже приладил
И незадача - глаза нет...
Не много у пирата правил,
И глаз один - пример для всех.

***

Пират на пенсии
В кругу своих внучат
Истории былые вспоминает,
Испанцев грабили,
И как другой фрегат
Пытался потопить их как-то в мае.

А сам он с деревянною ногой,
Повязку на глазу
Крюком всё поправляет.
А внуки всё кричат наперебой:
- “Как ногу потерял?
Мы этого не знаем.”

- “О, это был известный бой,
Нас ядра пушечные
Градом засыпали…
Одно из них остановил ногой.
Теперь вот деревяшкой костыляю”.
 
- “А крюк?  Откуда, почему?”
- “А это был один из абордажей,
На саблях бились.
Вдруг клинок блеснул…
С тех самых пор моей руки не стало.”

- “А глаз, как глаз ты потерял?
Шальная пуля? Шпага? От картечи?”
- “Ах нет, в тот день я примерял
Мой новый крюк… “
Такая быль вот дети.

***

Пират без корабля - пехота.
Корабль и склад, и дом родной,
И он же средство для похода,
Догнать и убежать порой.

Во-первых, чтоб был быстроходным
И маневрировать легко.
Вооружён чтоб был серьёзно
И скорострелен был ещё.

Атака шла на более крупных
И тихоходных кораблей,
Но пушек видеть там не трудно -
Ну как иголки у ежей.

Любили мелкую осадку
Пираты всех времён и стран -
По мелководью от фрегатов
Уйти без боя и без ран.

Был шлюп любимым, идеальным
Пиратским быстрым кораблём.
Его любили и боялись
Малютка - грозный, как никто.

Он шёл под мачтою одной,
Оно и легче в управлении.
И вёсла тут же, под рукой
Четыре пушки - заглядение.

Он нападал с акульей хваткой -
Добыче не уйти никак…
В истории примеров мало
Спасался кто от их атак.

Да, были шхуны, бригантины..
О них и песни, и стихи.
Но с шлюпом всё же несравнимы
То от пиратов знаем мы.

***

Пират без корабля - пехота.
Корабль и склад, и дом родной,
И он же средство для похода,
Догнать и убежать порой.

Во-первых, чтоб был быстроходным
И маневрировать легко.
Вооружён чтоб был серьёзно
И скорострелен был ещё.

Атака шла на более крупных
И тихоходных кораблей,
Но пушек видеть там не трудно -
Ну как иголки у ежей.

Любили мелкую осадку
Пираты всех времён и стран -
По мелководью от фрегатов
Уйти без боя и без ран.

Был шлюп любимым, идеальным
Пиратским быстрым кораблём.
Его любили и боялись
Малютка - грозный, как никто.

Он шёл под мачтою одной,
Оно и легче в управлении.
И вёсла тут же, под рукой
Четыре пушки - заглядение.

Он нападал с акульей хваткой -
Добыче не уйти никак…
В истории примеров мало
Спасался кто от их атак.

Да, были шхуны, бригантины..
О них и песни, и стихи.
Но с шлюпом всё же несравнимы
То от пиратов знаем мы.

***

Несовместимые понятия -
Пират послушный дисциплине.
И тем не мение эта братия
Была вполне структуро-видна .

***

Еврей - пират? Такое было
Примерно лет пятьсот тому.
Их инквизицией всех смыла
Из Пиренеев, как волну.

Там Изабелла с Фердинандом
Альгамбрский выдали эдикт -
Очистить землю одним актом
От иноверных в один миг.

Пусть не финальное решение,
Не крематорий, не расстрел,
Биробиджан похож бы более,
Но вождь великий не успел.

Изгнали их без средств для жизни,
Реалы все забрав в казну,
Причину дав для укоризны
И цели - наказать страну.

И наказали, и неплохо -
На океанах и морях,
Они командовали флотом
На быстроходных кораблях.

И в Средиземном и Карибском
Давали знать: “Мы не простим!”
В их рейдах было больше смысла -
“Мы их не грабим. Мы им мстим!”

Звезда Давида, череп, кости -
Таков их был пиратский флаг.
Не знал испанец большей злости
В бою, где этот был пират.

Их корабли “Саул” и “Давид”,
Или красавица “Эстер” -
Ямайки был родним им берег
Другим пиратам всем пример.

Мозес Коэн Энрике славный   
Под Кубой взял огромный куш.
Он Моргана советник главный -
А Морган знал, кто в деле дюж.   

“Еврей Великий” - так Синана
Звали испанцы за глаза.
Что он - изгнанник, знали страны,
И что морей он всех гроза.        

Синан, по флагом Соломона,
Что по арабски - Сулейман,
Был капитан-паша законом
И покоритель многих стран.

Абарбанелей древний род
В пиратстве Девида - героя,
В английский океанский флот,
Был капитан и мастер боя.         

Еврей-пират, как это странно.
Обычно жертвы все они.
Их власти изгоняли, страны,
На том кончались стран тех дни.

*** 

Пожалуй самый знаменитый
Пират, прославленый за то,
Что был политиком он видным,
Да и пиратом заодно.

Контроль над всем Карибским морем
Для Англии завоевал,
Испанцев грабил галеоны
Колонии их разорял.

Он взял Гранаду и Панаму,
Ограбил много городов…
Он брал, что мог в далёких странах
И много пленных для рабов.

Он был рабом, головорезом,
И полководцем без прирас,
Ямайки вице-президентом
И лишь от рома он угас.

Ром назван в честь того пирата.
Не знали правда мудрецы -
Циррозом печени скончался…
Рекламы лучшей не найти.

***

Корсар и вице-адмирал,
Он воевал против Армады.
Английским Магелланом стал...
Достоинств больше и не надо.

Он плавал юнгой на баркасе
И унаследовал его.
Он воевал против испанцев -
Их короля считал врагом.

В походе, что был самым первым,
Взял тридцать тон он серебра -
Такой подарок королева
Из рук пирата приняла.

Он открывал чужие земли,
Пролив есть имени его,
Но всё же было главной целью
Ограбить много и всего.

Сражён тропической болезнью,
Свинцовый гроб в пучине вод
И иногда пирата тенью
Закроет кораблям проход.

Доставил в Англию картофель -
Невиданный доселе плод,
Так накормил он всю Европу
Обрадовав и свой народ.

Он в кругосветном путешествии
Награбил столько серебра,
Что Англия и за два года
Дохода столько не брала.

Он был обласкан королевой.
С тех пор он звался только “сэр”.
С Армадой в битве был он первым
И в тактике всем дал пример.

Предпочитал он скорость пушкам
И это доказал не раз…
О нём рассказывают внукам
И часто страшен тот рассказ.
 

***

Известны женщины пиратки
И Мэри Рид - одна из них.
Была воспитана как мальчик
Скрывала мать внебрачный стыд.

Она росла, как беспризорник
Была в пехоте, как кадет…
И в кавалерии, во флоте
Блестяще дралась, спору нет.

Её “Гусарская баллада”
Воспета в книгах и кино,
Она любила и страдала,
Ей ром был близок и вино.

Была пираткой и отвагой
Была примером для других,
Но в тридцать шесть в тюрьме скончалась
Как будто в родах, не петли.

***

Пиратом был наш Стенька Разин,
Лихим пиратом, удалым...
Он Астрахань успешно грабил
И сеял страх, огонь и дым.

На стругах или плокодонках,
На вёслах, с парусом прямым
Казаков он водил в походы -
Свирепей Моргана он был.

Он разорил Баку, Дербент,
В Каспийском море знал победы.
Печальный помнит тот момент
Персидский Астрабанд отменно.

Там, перерезав всех мужчин,
Разграбив город до основы,
Он женщин восемьсот убил
Лишь после оргии медовой.

Не говоря о персиянке,
Той, что волне он подарил.
Такого щедрого подарка -
Что не твоё - отдал другим.

Был пойман он и четвертован
Не за пиратство, а за то
Что поднял руку на престол он…
И что богатсв не выдал он.

Когда рубили руку, ногу
Он не стонал и не кричал…
Он совершил злодейства много,
И заслужил, что получал.

***

О "Чёрной Бороде" писали много,
Пугали им и взрослых и детей.
Пират-злодей - ведь он народ особый -
Он и романтик, и гроза морей.

Он бороду растил совсем не даром
И имя от неё и смертный страх,
Он - Эдвард Тич,  был больше за товаром
Но женщин не терпел на кораблях.

И кто корабль сдавал ему без боя
Он с миром отпускал обычно лишь мужчин.
Душил же женщин, предавал их морю...
Ну просто Разин во плоти ещё один.

Сложил он голову в последней схватке
И послужила после голова
Последним устрашением пиратов
И украшением боевого корабля.

***

Немало кличек есть в истории,
А у пиратов, так тем более,
Пират без клички, как без рук.
Взять псевдоним себе достойный,
Чтобы в легенду влился стройно,
Чтоб гордиться мог и сын и внук.

Кличка часто отражала
В ней как в зеркале сверкала
Чья то внешность или стать.
Так у одного пирата
Бородою был богатый
Черной Бородою звать.

Засыпают те ребята
Впечатлением богаты...
Снится бригантина и фрегат.
Снятся острова и клады,
Абордажи и осады...
И к себе зовёт пиратский флаг.

Вид свирепый, кровожадный,
Страх наводит окаянный....
Им пугали маленьких детей.
Чтобы больше не шалили,
Чтоб послушными все были,
А не то прийдет пират - гроза морей.

Тех детей, кто непослушен
Любит очень он на ужин
И на завтрак, даже на обед....
Засыпайте дети быстро,
Чтоб чего нибудь не вышло
Быть послушным - лучший амулет.

***

Мы не ходим маршем, строем.
Мы пираты, мы герои.
Нам привычен клич
"На Абордаж".
Днем и ночью крюк свой точим
И костыль снимаем ночью
Мы не целимся, зачем нам правый глаз?

Всё что ваше - будет наше,
Запиваем ромом кашу,
Зарываем клады мы везде.
Где зарыли - то забыли,
Сундуки в пещерах с пылью
Эй, туристы и искатели - вы где?

Нет сильнее нашей клятвы,
Чтобы жизнь прожить пиратом.
Не изменим слову никогда.
Наше кредо "вольна воля".
Пусть не знаем мы покоя
А на похороны в ухе есть серьга.

***

Из под гитары, мандолины
Крюком не выбить нежный звук.
Под кружек стук и крик павлина
Поёт пират:   "О милый друг..."

В любви он щедр и безрассуден.
Герой романов и легенд,
Он прожил столько трудных судеб
И в каждой он любил невест.

Не помнит лиц он.   Стёрты также
Порты, таверны, имена...
Но знает, был любим однажды
И помнит чёрные глаза.

Звук тарантаса, скрип калитки
Не знать пирату никогда,
Но страсть в пивной под звуки скрипки...
Но помнит чёрные глаза.

Кому бубенчик бредит душу,
Вечерний звон кого манит...
Пирату бы увидеть сушу
И радостный услышать крик.

***

На кого меня покинул
Одноглазый мой герой?
Где крюком стучишься в двери?
Где ты цокаешь ногой?

Бочка рома наготове,
Сшила новые портки...
Страшных слухов очень много,
Видно брешут земляки.

Каждый вечер лишь зажжётся
Тускло лампа Ильича
Наша песня грустно льётся
Ту, что пели сообща.

Возвращайся одноглазик,
Уж нет мочи больше ждать.
Хоть один ещё рассказик…
Как хочу пиратом стать.

***

Ну вот и всё. Закончен мой доклад.
Он о пиратах, с детства нам знакомых,
Когда надеялись найти зарытый клад
И запах моря нас тянул из дома.

Глотали мы страницы мудрых книг
О них писал Дефо, и Верн, и Скотт,
Живя на суше, чудился нам бриг
Играли в города и думали: вот-вот.

Нас острова манили и не зря -
Нашли Саре Соd и бросили здесь якорь.
Но в путь зовёт далёкая звезда
И дальних стран манит нас прянный запах.

Раз в год мы вырываемся в моря,
Вдохнём пассата душный влажный воздух
И Южный Крест - Полярная Звезда
Ведёт нас в детство, как надёжный компас.

***

Мчит «Чёрная Жемчужина»,
И море отутюжено,
А паруса как тучи -
Посудины нет круче.
«Летучему Голландцу»
За нею не угнаться.
«Почти неуловимая»,
Пиратами любимая.

Всё пропил Джек за раз -
Команду и компАс,
Но сохранил «Жемчужину» -
И за бутылок дюжину,
В которых крепкий ром,
Он не продал свой дом.

За лацканом кафтана
У Джека-капитана,
К его груди прижатая,
Была она припрятана.

Проклятьем «Бороды»,
Лишённая воды,
В стеклянной таре хрупкой
Томилась как голубка.
Лишь обезьянка (здрасьте!)
Маячила на мачте.
 
Не зря Джек-Воробей,
"Пират семи морей",
Берёг свою красавицу.
Ему с бедой не справиться,
Ему быть рыбкам ужином,
Коль «Чёрная Жемчужина»
Не выйдёт снова в море
Всем Мертвецам  на горе.

Чтоб страшный Салазар
Отправился в Тартар,
Нужна она, «Жемчужина»…

Проклятие разрушено.

А кто помог? Барбосса.
Всё оказалось просто.
Он прихватил когда-то
Меч «Бороды» бесплатно.
Взмахнул теперь разок мечом,
Вскользь заклинание прочёл,
И вот - купается в волнах
Корабль пиратский - поднят флаг,

Чернеют грозно паруса,
И не достанет Салазар…

*** 

На морях по всем просторам каравеллы и каракки,
И корветы, и фрегаты, бригантины, клипера.
Паруса под ветром реют на бушпритах и на реях,
А под реями пираты потребляют ром с утра.

Буканьеры и капёры, приватиры, флибустьеры,
Просто так головорезы и корсары всем в пример.
И картавые пираты, на корме крутя штурвалы,
Всеми фибрами реально проклинают букву «Р».

Ну прикиньте, как непросто по утрам орать «Каррамба!»,
Заряжать в орудья ядра и картуз пороховой,
Кренговаться, верповаться, дёргать брасы, драить рынду
И торчать на грота-марсе да с подзорною трубой,

Сразу после абордажа эти ливры и пиастры
Разделить по-братски дружно и в таверне прогулять,
Проглотить охрипшим горлом кружку грога или рома,
Расстегнуть корсет креолки – и скорей нырнуть в кровать.

Для картавого пирата архисложен труд пиратский;
Кто расскажет вам другое, тот позорный лицемер.
Всё равно мы с этих курсов не свернём, друзья, ни разу!
А теперь дрожите в страхе – мы вам грозно рявкнем «Р-р-р-р-р!»

*** 

Волна бежит за нами от причала.
Натянут белый парус как струна.
"На абордаж!"
Команда прозвучала.
Мы победим!!!
Всем остальным ХАНА!!! 

***








Актеры

Актрисы

Модели

Певцы

Певицы

Спортсмены

Шоум

Рос.звезд

Мир.звезд