10.12.2018

Англия *

Туманом дышит Альбион


Анастасия Керманн

Туманом дышит Альбион,
Пьет дождь из чаши поднебесной,
Он, как блаженный Авалон,
Нам ставший из легенд известным.

Британский остров - Бастион,
Танцует ветер на просторе,
В сказаньях золотой дракон
Защиту вел на небосклоне.

Там доблестный король Артур
Сражался храбро, мощью чести,
И помогал Экскалибур*
Ему посланник доброй вести.

Туманом дышит Альбион,
Парит мечта, раскинув крылья,
Великолепнейший мой сон,
И от погоды нет унынья.

Британский остров - Бастион,
Рассвет, закат - дуэт прекрасный,
Согреет солнечным теплом,
Над покорённым сердцем властный.

Впечатления об Англии

Андрей Юрич

Старушка Англия открылась для меня
С той очень необычной стороны
Где рядом с новостройками в есть старина,
Так поразившая до самой глубины.

Там тайны королевского двора,
Свои традиции оберегая и храня,
Дошли до наших дней через года
Величество и мощь с собой неся.

Там правит как и прежде Королева
Из Букенгемского Дворца,
И транспорт ездит только слева,
Шекспира ж почитают как Отца.

Биг Бен стоит все в том же месте
И бьют часы в свои колокола.
Там чай и молоко пьют вместе,
Такой вот Англия для нас была!

Великобритания

Борис Шмуклер

(эпиграмма)

Лишь остров - метрополия остался
Былой "владычице морей"
Растерян пышный шлейф колоний,
Но дух державный, всё ж при ней.

Прогулка вдоль Темзы

Валерия Ливина

Прогулка вдоль Темзы легка и приятна:
Чудесные виды, раздолье уму.
Шагаю неспешно, любуюсь понятным
И вновь нахожу поучиться чему.

Здесь можно увидеть старинные виллы,
А рядом - дизайнерский странный модерн.
Все признаки жизни комфортно-обильной
Являют мечтаний заветный предел.

Мне это привычно и вовсе не важно,
Без зависти просто глазею вокруг.
Забавно коснуться богатства однажды
И снова вернуться в отмеренный круг.

Пройду мимо фермы с козлиным обильем
(Представьте, такое случается здесь),
Скульптура Петрова, и мостик мобильный -
Различных чудес возле Темзы не счесть.

Затем возле Гринвича - больше диковин:
Адмиралтейство, музей Катти Сарк.
Здесь всем мореходам приют уготован,
В котором хранится малейший пустяк.

Прогулка вдоль Темзы - не просто прогулка:
Рассматривай, думай и снова учись.
Вся мудрость истории в тех переулках -
Прогулка длиной в мореходную жизнь.

Возвращайся, королева

Василий Романенков

Мит-Роуд - справа, Сити - слева,
А Темза выгнулась дугой...
Здесь ты сегодня королева,
А завтра - кто-нибудь другой.

Средь карнавалов и крушений
Есть островок, где гладь и тишь...
Мир справедлив и совершенен,
Когда из Лондона глядишь.

Здесь непременно перемены
Страну обходят стороной.
Неторопливы и степенны
Все мис и леди - до одной.

Здесь столько дней с чужого древа
Вкушаешь плод! В глазах тоска...
Пора вернуться, королева!
Не забывай, что ждет Москва.

Из записок об Альбионе

Виктор Грабарев

Пески сыпучие в докладах…
Посулы, обновив наряд,
Шумят глаголами во градах,
Неся в умы пустой заряд.

В совсем туманном Альбионе
Двор королевы приуныл
И дух веков на старом троне
В пустом усердии застыл.

Читает он в архивах даты
Величья стёртой старины
И зрит, как рыжие солдаты
По Темзе тащат плод войны.

В казне сверкали горы злата,
Каменьев из туземных царств,
Шелка цветов луны, заката
И деньги разных государств.

На всех широтах океана
Рубили волны корабли.
У Букингемского фонтана
Горели ночью фонари.

Монархи парки возводили,
Из вод сплетали кружева
И изумруд вокруг стелили,
И покупали острова.

Всё в тлен эпохи превратилось,
Осталась видимость богатств.
Над Темзой солнце опустилось,
Взойдя на свод новейших царств.

В одном из них премьер лукавый
Опору трону отыскал
И двор величия забавный
Продолжил труд своих начал.

Англия

Жанна Жарова

Округлость женственных холмов
И пасторальные пейзажи.
Соборов готика, и даже
Та одинаковость домов,
Которая зовется стилем.
Часовенка с высоким шпилем,
Но почему-то без креста,
За ней могильная плита
С четверостишьем полустертым
О том, что вечна память мертвым,
А жизнь живая - для живых…
Все это вместе - ляжет в стих.

Все это Англией зовется.
Как знать, когда еще придется
Увидеть милые края,
Где поселилась дочь моя:
Людей приветливые лица
И величавую столицу,
Аббатства полутемный неф,
Замысловатый барельеф
И родословную Сент-Полов;
Музей средневековой школы;
На пугал выставку зайти
И зайку встретить на пути…

Лишь тридцать дней - такая малость!
Но в сердце навсегда осталось
То место на краю земли
В стране, где правят короли,
Где эльф и гном живут - не тужат,
Где гномы с хоббитами дружат,
Душистый собирают хмель
И в подземельях варят эль.
Где моря Северного воды,
Церквей таинственные своды,
Дремота дюн, простор полей -
И счастье дочери моей.

Новая Англия

Лидия Олейникова

Надменный и туманный Альбион.
Овсянка, сэр! И жареная рыба!
Стиляга денди, модник и пижон.
Английский всюду, "чОпорная" глыба.

Лихие скачки, "Гиннес", грог и смог.
Магическая трель часов Биг-Бена.
Наверное, я подведу итог
историей, Невиллом Чемберленом.

Глаза небесно-голубые!"Наци-цвет"!
Шатенов мало, черных нет в помине.
Задумчив Холмса завершающий портрет.
Дрожащий сыщик с трубкой у камина.

Хочу поспорить, то есть возразить.
Разбавлена вся Англия туманом.
Этническим, и родовую нить
другие заплетают, без обмана!

Овсянку заменила индо-смесь.
Вкуснейший "Карри", сотни вариантов!
Рыбешку заменили суши. Есть
итало-пицца, радость эмигрантов!

Индийский чай, без сливок вечерами,
чистейший, пьет английская семейка.
Индийцы же, но это (между нами).
Английский чай пьют, с русской карамелькой.

Закутаны платками до бровей,
"Хиджабы" подметают тротуары.
Арабки, сказки "тысячи ночей"!
Индийские вокруг мелькают "сарри".

Старейший клуб, "Ноттс Каунти" купил
араб - у англичан, фанат футбола.
Индийцы заимели сотни вилл.
Довольно честно, все без произвола.

Огромная терпимость ко всему:
религия, цвет кожи, стиль одежды.
Смотрю на очень дружную страну.
Надменные, но все же не невежды!

Англия

Митькина Ольга

Зеленые луга,
Пасутся где овечки,
И дождь, и облака,
И гуси возле речки,
Биг Бен, парламент,
Винзорский дворец,
Елизавета, Чарльз,
Их царственный венец
И юбки, и волынки,
Наследственные пэры
Одеты по старинке
Все англиканской веры,
Английские бульдожки,
А с ними в шляпах дамы,
Садовые дорожки,
Где малыши и мамы.

Оксфорд

Лора Веселова

Оксфорд встретил меня дождём,
Нудным, серым, чисто английским.
Я воспользовалась плащом,
Ведь он мой реквизит туристки.

Не увидеть из-под зонта
Все шедевры архитектуры.
Колокольни и купола –
Результаты высот культуры.

Каждый колледж неповторим,
И гордится своими сынами.
Дух традиций в кампусах чтим,
Почитается и за стенами.

Город колледжей удивил
Жёлтым камнем своих строений.
Серый дождик не замутнил
Самых светлых моих впечатлений.

Стоунхендж

Наталия Пегас

Затерялся в холмах Девоншира
Непонятный алтарь бессловесный.
Вот ещё одна тайна у мира,-
До того он стоял неизвестный.

Здесь искрятся огромные глыбы
И повсюду следы полустёрты,
Под созвездьем сапфировой рыбы
Может быть, оживёт город мёртвых...

И ворвутся бесплотные тени
В сей зловещий магический круг,
Многоцветною лентой виденья
Станут рваться из дымчатых рук.

Сколько было ещё погребений
Или жертв человечьих во мгле?
Я не знаю, но запах корений
Не приносит спокойствия мне.

Вот бы знать, чем являлся когда-то
Этот мрачного вида собор.
Под ногами - незримые клады
И от лунного света узор...

Стратфорд-на-Эйвоне

Лора Веселова

Я прошла по шекспировским местам,
В Стратфорде-на-Эйвоне гуляя.
Сохранился дух поэта там,
Земляками рьяно охраняем.

Вот и место, где Шекспир рождён,
Домик двухэтажный из фахверка.
Вот и школа, где учился он,
Важная и жизненная веха.

Дочери дом тоже сохранён,
Муж её был доктором известным.
Внуками род славный завершён.
Все нашли покой у церкви местной.

В храме Троицы Шекспир крещён,
И прошло два года и полвека,
Умер прямо в день рожденья он.
Вот ещё одна загадка человека.

Так совпало: своей жизни круг
Завершил Шекспир, на родину вернувшись.
Его пьесы красят наш досуг.
Так задумал Гений, улыбнувшись…

Хитроу

Владимир Хохлев

Над лондонским Гайд-парком - все время самолёты,
как будто бы здесь небо не может жить без них.
Гуляющим прохожим шутливые пилоты
махнут, бывает, с высоты...
И блик ослепит вмиг.

Аэропорт Хитроу - хитрющий паучина -
невидимыми нитями все города связал.
Сам расположен в центре воздушной паутины,
как самый современный «летающий» вокзал.

Шотландия

Александр Вайнерман

Я был в Шотландии далекой,
где тысячелетие подряд
две сотни кланов скоттов зорко
на страже гор своих стоят.

Волынки жалостные звуки,
овец, коров несметна рать.
Узор на килтах носят Мак’и,
чтоб верность клану соблюдать.

Они веками гонят виски,
а из овчины пледы шьют.
Выносят хаггис, сердцу близкий,
и песни звонкие поют.

Места Артура Конан Дойла,
Лох-Несс и вереска поля.
Здесь Робин Гуд гулял на воле -
благословенная земля.

И Роберт Бёрнс в зените славы
Воспел величье этих гор,
Шотландцев милые забавы,
Ячменный дух, полей простор.

Джонатан Свифт, Елизавета,
и Вальтер Скотт, и принц Филипп.
Кто раз почувствовал всё это,
тот оценил шотландский тип,

Край гор, болот, чертополоха,
средневековый Холируд.
Прошли столетия – эпоха,
Стюарт Мария тоже тут

за власть боролась и корону,
была убита, казнена.
И стены Эдинбурга стонут -
в кровавом трауре страна.

Всегда Шотландия стремилась
от Англии уйти навек.
Герба, парламента добилась,
но не родился человек -

король для гордых скоттов-горцев,
носящих в гетрах свой кинжал,
чтоб за свободу мог бороться,
и независимость признал.

Цвети же край, хранимый богом,
край многих сотен островов.
Тебе отпущено так много –
шотландцам ты надежный кров.

Скотт - шотландец;
Килт - шотландская мужская юбка;
Мак’- характерное начало шотландских фамилий -
Мак Кинли, Мак Дональдс и т.п.;
Хаггис - национальная еда, кишка,
набитая потрохами и специями;
Лох-Несс - озеро на севере Шотландии
и одноименное чудовище;
Холируд - замок шотландских королей
в столице Шотландии Эдинбурге.


Шотландия

Валерий Старз

Эдинбург будет только нашим.
Здесь не будет мундиров красных.
Вспомним предков на брани павших.
Килт наденем с оттенком разным.

Заиграют "вперёд" волынки,
И балладу споёт Маккартни.
Сердце рвётся на половинки.
В синий выкрасим край на карте.

Хватит мерить удачу фунтом.
В Scotland много лесов и пашен.
Нефть томится под мелким грунтом.
Эдинбург скоро будет нашим.

Шотландия

Евгений Мурзин

Как манит край туманной дали,
В главенстве нежности ветров
Средь троп, увенчанных горами,
Хранящих вечность сонм эпох.

Как манит брег земли далёкой
Под сенью неба вечных стай*
Где сотни сотен гордых скоттов
Стоят на страже древних тайн.

Как манят замки кельтских кланов,
На миг пленящие наш взор,
Как пики глав старинных храмов
В вышинах скал предвечных гор.

И пусть сей край, в сердцах влекущий,
Как предрассветный лик зари
Не будет чуждым светлым Душам
В очах Божественной любви!

* Под сенью неба вечных стай - то есть под сенью грозовых облаков (туч).

ШоРтландия

Игорь Шевчук

В Шотландии в брюках не ходит никто -
Но все в длинных юбках гуляют зато!
Поди, разберись тут -
где тёти, где дяди?
Особенно -
если вы смотрите сзади.

Могли бы хотя бы уж в шортах ходить -
Чтоб в душах сомненья у нас не будить…
 
Шотландии низкое небо


Лора Веселова

Шотландии низкое небо
На горных вершинах лежит.
То дождиком сеет, то снегом,
То ветром холодным дрожит.

Но солнца лучи вдруг пробьются
Сквозь плотный кордон облаков.
И зеленью сочной взорвутся
Пологие склоны холмов.

То дроком желтеют весною,
Приветствуя солнце в ответ.
То вереском ярко-лиловым
Пошлют свой осенний привет.

Шотландии низкое небо
Глядится в озёр зеркала.
И сказки про быль и про небыль
Рождает народа молва.

И Несси - лохнесское чудо -
Покажется вдруг из глубин.
Легендою вечною будут
С ней встречи один на один.

Под небом Шотландии низким
Пасутся овечек стада.
Шотландия стала мне близкой,
Её не забыть никогда!

В Шотландии

Маша Юсупова

Хочу в Шотландию-страну,
Где разноцветные просторы,
Где на овец похожи горы,
Похожа осень на весну;

Где одиноко под горами
Стоят готические замки
Печатью сна в них кто-то замкнут
Со слугами и королями;

Там мира два вода сливает:
Не видно грани отражения,
И там замедлены движения:
Века друг друга не сменяют;

Озёр вода свинцом залита,
Трава весной пустыни цвета,
У океана нету лета,
А горы бархатом покрыты.

Поеду за единорогом,
Который спит в одном из замков,
И поцелуем нежным самым
Я разбужу его до срока.

Шотландский дух

Ник Мамаев

Шотландский дух не только в юбке,
не только в виски и в делах,
в любви к горам и в прибаутке,
в чудесных Скотт'овых словах.

Он в замках, закреплённых прочно
на вулканической земле,
где наши предки жили точно,
и этот романтизм по мне!

Здесь королевский дух повсюду:
в дворцах и в парках, и в версте.
«Спасибо!» ваше не забуду
и бронзу Бобика в персте.

Здесь Бернс и Нельсон состоялись -
с волынкой дружбою живут -
своей страною восхищались...
Скамейки - памяти уют.

Ваш Эдинбург разнообразен -
седая старина вокруг.
В свои полтыщи он прекрасен
и каждому туристу друг.

Вокзал расположился в центре;
над ним летучие мосты.
Автобусы - красавцы в ленте...
Дела шотландцев не пусты.

Они умеют веселиться.
Шотландцы ярки, как парад!
Несложно в этот мир влюбиться...
Солдатам рад и стар, и млад!

Шотландия! Любви страница
из жизни, пламенный вояж!
Приятны мне шотландцев лица…
Они надежны! В них не блажь!

Влюбился крепко и надолго
в пейзаж, в соборы, в гул ветрил.
Песнь гимном прозвучала звонко...
Я дух шотландский оценил.

Эдинбург

Рина По

Монументален и суров,
Как трон седого исполина...
Как в лучшем возрасте мужчина,
Свободный от любых оков...
Он пахнет скотчем и мечтой...
Раз в год с улыбкой фестивалит,
И килтов яркой пестротой
К себе полмира в гости манит.

Он на обветренных холмах
Сильней и выше год от года,
И эта славная порода
Жива во всех его сынах.
Он с Шоном Коннери сравним
Своей брутальностью извечной,
Когда породистость седин
Ценнее юности беспечной...

В ночном неистовстве огней
Он дышит обещаньем пылким...
Поют протяжные волынки
Осанну замкам королей.
И от разбуженных ветров,
Что ищут здесь свобод и мира,
Он уберечь тебя готов
Теплом и лаской кашемира...