19.08.2018

Джордано Бруно (1548-1600) **

Джордано Бруно - Итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов. Признан выдающимся мыслителем эпохи Возрождения и великим представителем эзотеризма. Из-за своей склонности к чтению сочинений, считавшихся католической церковью подозрительными, и по причине высказываемых сомнений относительно пресуществления и непорочного зачатия Девы Марии, а также своего неортодоксального подхода к трактованию Троицы, навлёк на себя подозрения в ереси и был вынужден покинуть орден доминиканцев и скитаться по Европе: жил в Швейцарии, Франции, Англии и Германии. Вернувшись в Италию, был арестован в Венеции и выдан инквизиционному суду в Риме...

Костёр бессмертия Джордано Бруно

Анатолий Чигалейчик

Он близ Неаполя родился,
Сначала в частной, позже в школе
Доминиканцев он учился.
Потом вступил Джордано в братство,
Чтоб светской жизнью наслаждаться,
В монастырях не запрещали,
Античных авторов читать,
Тогда Коперник был в запрете.
За ересь можно пострадать.

Но Бруно в годы молодые,
Сумел Коперника достать,
А позже Кеплеру об этом.
Решил письмо он написать.
Отцы святые, между прочим,
Любили диспуты творить,
И кто хоть в чём имел сужденье
Мог в еретики угодить.

Мол еретики- все невежды,
И стал Бруно им возражать.
Что еретик древнейший Арий,
Христа обычным человеком,
Не побоялся называть.
А тут Эразм ему попался,
Он примечаний начитался,
В суд к инквизиторам попал,
Из монастыря Бруно бежал.

Семнадцать лет Бруно скитался,
По городам и разным странам.
Не плавал лишь по океанам,
И вот Венеция, громады
Полупустых всегда домов
Дворцы купцов, аристократов,
И корабли со всех миров.
Тут книгу первую издал.
Затем он в Падую попал.

Потом уехал он в Женеву.
Где рай надеялся найти.
Те Кальвинисты утверждали,
И даже лозунг написали
«Свобода совести, свобода убеждений»
Бруно узнал, что кальвинисты,
Еретиков нещадно жгут.
И о своей святой природе,
Они как все монахи врут.

И вновь побег, теперь Тулуза.
А в нём есть свой университет.
Два года был он там профессор.
Подвёл его менталитет.
Он лекции читал так страстно,
Но это ведь всегда опасно.
Религию назвал он - яд.
И изгнан был, так говорят.
Теперь он в Англию подался,
Но долго там не задержался.
Шесть лет скитался в Магдебурге,
Затем вновь в Падуе живёт,
И вновь в Венецию плывёт.

А там патриций Мочениго
Агент по ересям в Совете,
Держалось это всё в секрете,
К себе Джордано поселил,
И научить его просил,
Новейшим философским взглядам.
Потом его арестовал,
А в Рим донос свой отослал.
В Венеции свои порядки,
Им папа Римский не указ.
Но всё же выдали Джордано,
Додж сдал его на этот раз.
А инквизиторы хотели,
Чтоб отреченье подписал.
Бруно был твёрд в своих воззреньях,
И ересь гордо отрицал,

14 января 1599 года кардинал Роберто Беллармино, которого позже причислили к лику святых, зачитывает в присутствии папы Бруно восемь еретических пунктов, Джоржано их отверг. Восьмого февраля 1600 года его приговорили к бескровной смерти,что означало сожжение на костре. 18 февраля на башне « Братства главы Иоанна Крестителя»  зазвонил колокол. Римляне знали будет сожжение. Было ранее утро, с Бруно сорвали одежду, на него накинули грубую ткань пропитанную серой. Привязали цепями к столбу, рот зажали тисками, и костер полыхнул. Когда он уже умирал, протянули распятие, но он отвернулся. Эти подробности стали известны лишь в 1942 году. На памятнике,который несмотря на сопротивление церковников потомки воздвигли ему в 1889 году начертаны слова «Он поднял свой голос за свободу мысли для всех народов и освятил эту свою свободу своей смертью»

Джордано Бруно

Анна Уклеина

В келье монашеской тесной
Вновь догорает свеча.
Истина здесь неуместна,
Знаешь, но нужно молчать.

Книги заветные пряча,
Знания копит монах.
Пусть отвернулась удача,
В сердце не властвует страх.

"Солнце - звезда, во вселенной
Множество разных миров".
Он не вставал на колени,
Не предавал своих слов.

Перед невежеством диким
Он отступать не привык.
Вязли в ушах его крики:
"Будешь сожжен, еретик!"

Не уступил даже смерти...
Он ко всему был готов.
Минуло много столетий -
Памятник. Площадь Цветов.*

* Памятник Джордано Бруно на месте казни. Площадь Цветов, Рим.

Джордано Бруно

Антонов Валерий

Он признан был еретиком,
за что сожжён публично.
Все папы, вспомнив о таком,
его клеймили лично.

Джордано Бруно

Аркадий Белкин

Горит, горит костер Джордано Бруно,
Немеркнуще пылает сквозь века,
Как будто в океане бурном
Огонь
неугасимый маяка.
Для непокорных,
неподкупных,
гордых,
Принявших с грязным лицемерьем бой,
Наперекор
всем лживым уговорам,
Он светит
путеводною звездой...
И гибнет мракобесие
от света,
И вокруг Солнца
вертится планета.

Джордано Бруно

Валентина Степанишина

За то, что в мире мириады звезд -
далеких солнц, непостижимых взором, -
через костер в небытие уйдешь
под дикий гогот Кампо деи Фьори.

Под тихий шелест мантий палачей
сожжешь себе до черных углей крылья…
И на ветрах прозрачнейших ночей
душа прильнет пылинкой к звездной пыли.

Джордано Бруно

Елена Киянка

Что думал Джордано, идя на костер?
За десять лет все связи оборвались…
Но инквизиторы невольно удивлялись,
Что был улыбкой встречен приговор.
Темны года увечий и мучений
В застенках у ревнителей Христа…
Что думал он, взирая свысока
На лицемерие «святых» нравоучений?
О чём мечтал учёный зрелых лет,
За Истину отдавший жизнь и благо?
Откуда сила духа и отвага,
Украсившие твёрдостью ответ?

Бог - вся Вселенная, и нет иного Бога.
Как не осмыслить истины простой???
Мозги людей покрыты рыжей ржой
И меркнут у церковного порога.
Нельзя отречься от того, что понял.
Нельзя просыпать мирозданья соль.
Над правдою не властны смерть и боль.
Еретиком быть слабый не достоин.
А десять лет допросов и пристрастий
Пред Вечностью - всего лишь краткий миг,
Ведь людям был для правды дан язык,
А не для лжи, хранящей от напастей!

Джордано зачитали приговор,
В последний раз отречься предложили…
«Бог - вся Вселенная, вы что не уяснили?» -
Ответил он, окончив разговор.
Дорога к аутодафе. Уже светает.
Телеги скрип висит над мостовой.
Сопровождает Бруно черный рой
Считающих, что им Христос внимает.
«Не отрекусь!» - и твёрдый шаг вперёд.
Взмах факела - и хворост ярко вспыхнул.
В веках себе он памятник воздвигнул,
За Истину взойдя на эшафот.
В бессмертие возводит только подвиг.

Джордано Бруно

Майя Кузнецова

Я - уже не пророк.
Не ученый. Не инок.
Кто-то крикнул: «Обман!»,
Не дослушав слова.
Свиток смявший в комок,
Камнем бросил мне в спину,
И медвежий капкан
Пододвинул к ногам.
Я теперь - еретик.
Помесь вора с инкубом,
Расколовшая пласт
Отвердевших сердец.
Мой предатель был тих
И любезен. Но грубым
Облеченный во власть
Был святейший отец.
Я - уже на костре.-
Награжден за заслуги.
Вместо звона монет -
К небесам на пути.
Не прощённый мне грех
Лижет пламенно руки,
Прошипев в тишине
Мне: «Джордано, прости!»

Джордано Бруно

Манжос Павел

Я связан, но глаза свободны!
И, бросив взор из-под чела,
Я вижу, зритель неугодный:
Земля чарующе кругла!

Вдали - рассветная полоска.
Светлей костра она горит!
Земля кругла, но мыслит плоско,
Не понимая, что творит.

Но сквозь запретные каноны,
Сквозь святость рабской простоты
Мой прах прорвётся опалённый
И оживит немые рты!

Джордано Бруно

Марат Ахтямов

Среди всеобщей слепоты
Пытаясь мрак развеять ночи,
Он был с Природою на ты,
Но с современниками - склочен.

С натурой дерзкой бунтаря,
Не преклоняя гордой шеи,
Он как Коперник втихаря -
Не хоронил свои идеи.

Таков характер - ну так что ж?
Не миновать ему расплаты -
Как Леонардо - не был вхож
Он в королевские палаты.

И, одинокий средь людей,
Был предан и в костер повлёкся...
Но, как трусливый Галилей
Не отступил и не отрёкся!

В кострах инквизиции

Николай Тимченко

Долой эпохи ложных представлений!
Из тьмы веков наука вышла в свет.
Не может быть невежества сомнений -
На всё наука может дать ответ.

Быть может, так сказал Джордано Бруно,
Поставив Землю в общий ряд планет.
И нервы инквизиторов, как струны,
В ответ на то звучали словом «Нет!»

- Земля не в центре мира и Вселенной?
Да что за ересь ты несёшь, юнец?
А он им снова: «В этом нет сомнений!»
Они ему: «Тогда тебе конец».

Полна земля кострами инквизиций.
В одном из них конец и Бруно ждал.
Но он своих не изменил позиций,
Другим свою идею передал.

Идею ту пополнил Галилео.
Костёр нашёлся б, только жизнь важна.
Чтоб не сгорела вместе с ним идея,
Шептал: «А всё же вертится она».

Коперник жизнью мог бы поплатиться -
Труды сгорели, сам он не убит.
К своим расчетам смог он возвратиться
И рассчитал параметры орбит.

О Джордано Бруно

Сергей Неверской

Я прочитал несколько версий о судьбе этого очень известного человека. Решил остановиться на общепринятом варианте.

Горит на площади Цветов костёр,
не всякий зритель к этому привык.
Там не убийца, не грабитель, вор,
а в пламени -приговорённый еретик.

Он сана был лишён, монаха,
так верил в то, что мир необозрим.
В огонь костра взошёл без страха,
окутал чёрный дым Священный Рим.

Прижат к кресту тугой удавкой пут,
вот может привести к чему "крамола".
"Без крови казнь"- решает светский суд,
умыли руки слуги папского престола.

Презрел Джордано взятый на себя обет,
Вселенной осознал он бесконечность,
их так неисчислимо- этих звёзд, планет,
вокруг Земли -необозрима вечность.

Не каждый даже мог мечтать о том,
но дум каких мыслителей тех сила,
тогда соединились вместе в нём:
вокруг оси вращается светило.

Так на костёр взошёл великий гений,
он принял все страдания и муки,
не отказался от своих воззрений,
стал символом свободомыслия в науке.

Всё подтвердилось через сотню лет,
мы повторяем это ныне, в век из века:
(кто казнь вершил- их в памяти уж нет)
"Огонь не опровергнет мысли человека!"

Джордано Бруно

Снежная

Горел костер, душа пылала,
И тело превращалось в прах…
Так церковь споры разрешала
В средневековье, сея страх.

Да, он сгорел. Да, тело бренно.
Но правда продолжает жить.
Земля - лишь часть большой Вселенной.
Как он посмел это твердить?!

Он не боялся ни изгнанья,
Ни быть непонятым толпой.
Один приют, другой, скитанье…
На Родине своей - чужой.

Но годы шли, менялись взгляды.
Наука двигалась вперед.
Его признали, и в награду
Он в бронзе новый век живет.

Giordano Bruno

Таня Зачёсова

17 февраля - День Памяти Джордано Бруно.

"Гудят колокола -
Дотла, дотла!
Кровавого желая балагана,
Орущая толпа
Слепа, слепа...
Что ты им хочешь доказать, Джордано?"
"Джордано", (Ю.Рогоза - И.Демарин)
поет Ирина Шведова.

Какой там купол, центр мирозданья?!
Всю Веру вдруг низвергнул до нуля -
Он еретик, ничтожное созданье!
Как под ногами не горит земля!?

Терпеть такое, даже пусть учёный,
Он не имеет право попирать,
Выкрашивая «белое» вдруг «чёрным»,
И сына Бога - магом называть!

На Веру замахнулся и на Бога,
Заклятый сразу стал для церкви враг.
И через край уж рассыпались догмы,
Для «ловчих ведьм» указывая знак.

Никем не понят, всеми лишь осмеян,
Не отрекаясь, принял приговор.
Мечтаешь переплюнуть Галилея?
Тогда, Джордано, ждёт тебя костёр!

Проверишь бесконечности Вселенной,
Узнаешь, как там вертится Земля...
За отреченье, хочешь клад бесценный?
Иль жизнь есть запасная у тебя.

Тебя в веках навряд ли оправдают,
Но не отрёкся - на костре горит...
---
То место казни каждый помнит, знает,
Там ныне ему памятник стоит.

Джордано Бруно (1548 - 1600), итальянский монах-доминиканец, философ и поэт, представитель пантеизма. Был был сожжён на костре в Риме по решению католической церкви. Он считал, что в центре планетарной системы находится Солнце, а планеты крутятся вокруг него. И что существует множество подобных звезд, имеющих собственные планетные системы. Церковная точка зрения по этому вопросу была прямо противоположной.

Джордано бруно

Юрий Евсеев

Вращаются шары небесных тел
Сквозь синюю, безчувственную вечность.
Он мог бы без труда, как Галлелей
От знания научного отречься,
Смирившись с ложью, жить вполне беспечно
Он мог бы... Да вот только не сумел.

Был в жизнь он так безудержно влюблён!
Но истина была ему дороже!
Тупых зевак насмешливые рожи
Глазели на него со всех сторон.
И беспощадно подступал огонь,
Скользя по беззащитно нежной коже.

Кто был распят за веру на кресте,
Оставшись предан своему миссии,
Теперь на нас во всей своей красе
С икон взирают ликами святыми.
Но всё же путь мне освещает имя
Сожжённого за правду на костре.