18.01.2018

Челябинская область *

Челябинская область - регион, расположенный на границе Европы и Азии, в южной части Уральских гор (на стыке Среднего и Южного Урала) и на прилегающей Западно-Сибирской равнине.
Города - Магнитогорск, Златоуст, Миасс, Копейск, Троицк, Снежинск, Сатка, Чебаркуль, Кыштым, Касли, Юрюзань, др. Часть городов расположена в Европе, часть - в Азии, Магнитогорск - в обеих частях света.

Тысяча озёр моего Урала

Аркадий Брязгин

Озеро с названием странным - 
Увильды.
Слышатся в названии 
отзвуки беды.
В нынешнем заказнике 
голубой воды
пот смывали всадники 
Золотой Орды.
Мне склониться бы напиться -
цокот чудится подков -
тёмны лица, чьи глазницы
смотрят из глубин веков.
Где носили на концах 
стрелы женский плач,
берег в каменных рубцах - 
это Кисегач,
где шатры узорные 
вёз монгольский як,
жгли костры дозорные - 
это Тургояк.
Мне склониться бы напиться -
цокот слышится подков.
Колесница, в ней возница,
бочка с парой черпаков...
Укатила колесница. 
Отскрипела ось.
Над водою мне склониться
северной пришлось.
Но мольбе исповедальной
(подвело чутьё)
не пришлось смутить хрустальной
чистоты её.
Воды озера Имандра
неподвластны мне...

И душа, как саламандра,
мается в огне.

Ещё один сказ об Урале...

Владимир Торговкин

Края нет, нет земли, где как дома себя ощущаю,
Кроме гор величавых крутых в амальгаме озёр,
Где целует небес синеву, замуж радугу взять обещая,
Чуть задев облака, Таганай* - постаревший уже фантазёр… 

Мир фантазий его создан ветром да скальной породой,
Чистой горной слезой бурных рек при разливе весёлой весной.
Миллионами лет колдовала над образом этим природа,
Это Южный Урал. Я рождён здесь, пророс им, всегда он со мной.

Где-то рядом, застывший во времени тысячелетий,
Подчинённый лишь Солнцу, загадочный спит Аркаим.**
И юнцы по сравнению с ним - Карфаген, горделивый Рим Третий:
Аркаим знать не знал, что за бронзовым веком он тащит своим…

Здесь ЗюрАткуль*** лежит в колыбели хребтов, как ребёнок,
По легенде его чистоту бережёт богатырь Семигор.
А в рассеянной дымке - гольцЫ на вершинах забавных гребёнок,
И геоглифом - Лось, тайна жуткая древних племён до сих пор.

Будто в бархат зелёный, с заботой одел лес огромные склоны,
И когда им идёшь - под ногами волшебный, таинственный хруст…
Ниже - Ай**** с берегами - утёсами в каменно-вечном поклоне,
Дивный град мастеров здесь стоит да коптит - старина Златоуст…

Если я далеко по делам, и разверзлись небесные хляби -
То молю лишь о лётной погоде всегда: тянет словно магнитом домой.
Я люблю подлетать из-за гор к милой, старой, любимой Челябе…
Это Южный Урал. Мне - никак без него почему-то… Он в сердце со мной.

*Таганай - один из основных хребтов Уральских гор;
**Аркаим - укреплённое поселение (городище) эпохи средней бронзы рубежа III-II тыс. до н.э., возникшее в ходе витка индоевропейской миграции;
***Зюраткуль (башк. - «Озеро-Сердце») - горное озеро (780 м над уровнем моря);
****Ай (башк. - «Лунная Река») - живописная река в горах и предгорье Южного Урала.

На Царево-Александровсом прииске

Дмитрий Останин

Да видно ли такое,
Чтоб взял лопату царь,
Чтоб в шахте бил киркою
Российский государь?
Чтоб он смотрел устало
Стирая пот рукой….
В истории Урала
Известен факт такой.

Однажды, император
Что звался Александр,
Ещё не реформатор,
Но всё же не тиран
На прииск златоносный
Близ города Миасс,
Приехал грациозно
В назначенный им час.

Из множества находок,
Что здесь добыть смогли,
Прекрасный самородок
Царю преподнесли,
И он, при блеске злата,
Изнеженной рукой,
Схватив кирку, лопату,
Отправился в забой.

"Желаю я работать
На счастие моё,
И пусть промокну потом,
Но сделаю своё".
Работал царь проворно,
И свиту взволновал,
Когда песок упорно
Лопатою кидал.

Песок, добытый, вскоре,
Пстились промывать,
И это царь изволил
С блаженством наблюдать.
Был памятник поставлен,
Поздней, на месте том,
Где царь трудился славно,
На прииске своём.

23 сентября 1824 года император Александр I посетил Миасс и его золотые прииски. В этот день, на Царево-Александровсом прииске император своими руками добыл 22 пуда (352 кг.) золотосодержащего песка, из которого намыли 60 золотников (255,5 гр.) желтого металла. На месте работы Александра I был установлен памятник, плиты которого сейчас хранятся в Краеведческом музее города.

Яицкие казаки

Дмитрий Останин

Где южный край Уральских гор,
Где Яик протекает гордый,
В степях широких с давних пор
Народ селился непокорный.

Их древо жизни проросло
От древних скандинавов-русов,
Которых в странствия несло
То южным, то восточным курсом.

А здесь, они нашли простор,
Водилось много рыбы, дичи,
Хазарам мощный дан отпор,
Чтоб не искали впредь добычи.

В низовьях Яика прошёл
Путь из Китая в Византию,
Везли купцы на запад шёлк
Сквозь горы, степи и пустыню.

Но караванов тех поток
Внезапно начал прекращаться,
В степных просторах, у дорог,
Казаки стали появляться.

Казак - «свободный человек»
Звучит в наречии татарском.
Пришёл орды могучей век
И Яик стал под властью ханской.

Из угров, тюрков и славян
Казаков Яицких община,
Была такой, что Тамерлан
Считал её великой силой.

Среди казаков этих мест
Народов разных кровь смешалась,
Но православной веры крест
Навеки им нести досталось.

Орда теряет мощь свою,
И от ногайцев нет спасенья,
Служить московскому царю
Идут казаки без сомненья.

Не раз прославились в боях,
Казань, и Астрахань штурмуя,
И с Ермаком в родных краях
С ордой ногайскою воюя.

Россия смотрит на восток,
Казаки крепости возводят,
И Верхнеяицкий острог
В число их самый первый входит.

Казачий круг решает в раз
Вопросы вольного народа,
Но императорский указ
Лишил казачий люд свободы.

Казаков Яицких мятеж
Разжёг восстанье Пугачёва
Конец терпения, надежд,
И месть народная сурова.

В любой войне, во все века,
Один выходит победитель,
Жестоко царская рука
Карает вольных дум обитель.

Названье Яик навсегда
С Российской карты стёрто было,
Чтоб вольных мыслей череда
Сознанье людям не мутила.

С тех пор зовётся он Урал,
Рекой меж южными степями,
Казачьим символом он стал
Подобно Дону и Кубани.

Здесь вольного народа дух
Веками силы набирался,
Огонь свободы не потух
А лишь сильнее разгорался

В лихих прославились боях
Потомки яицких казаков
Когда на взмыленных конях
Летели в смелые атаки.

Южный урал

Зенцов

Живу на Урале, в Челябинске славном,
Не каждый на карте найдёт.
Здесь есть двойники от Парижа до Варны,
А может и наоборот.

Зимой Таганай заметают сугробы
И речку - Тобола приток.
Здесь самый конец необъятной Европы
И Азии древней исток.

Художником был бы - писал я пейзажи.
Куда здесь ни бросишь свой взгляд -
Такие сюжеты - Швейцария даже
Уступит в красе, говорят.

Вот если б по осени Пушкин приехал
Не в Болдино, а на Урал.
Красоты бы наши не стали помехой -
Каких бы стихов написал!

На фоне чистейших озёр, в изумлении
Берёзка пылает листвой,
А рядом в зеркальной воде отраженье
Красавицы ели с сосной.

Короче, ребята, к чему эти речи,
Кто этого сам не видал,
То лучше рюкзак опрокиньте на плечи
И с богом на Южный Урал.

оз. Акакуль

Наталья Прохорова

«Кар-кар-кар!» - прокричала сорока с сосны
И залаяла, словно цепная собака;
А озёра не той, чёрт возьми, глубины,
И прилизанность вод наподобие лака.

Зарастают тропинки, коль по ним не ходить,
И в ту сторону нет ни грибов и ни ягод,
И пора в путь-дорожку вдоль бережка плыть,
Чтоб простор оглядеть, что случилося за год.

А сорока орала, не могла замолчать,
И ребёнком рыдала покинутым чомга,
Научись голоса разных птиц различать,
И твоя не закончится в жизни дорога.

И кроваво алел над всем этим закат,
Отыграли свадьбе серенады лягушки,
А потом ускакали в болотину спать,
А поодаль на кочках примостились зверюшки.

Лось улёгся вальяжно, нагулявшись за день,
И рога придавили кустарника ветки,
Что теперь возрастут от ствола набекрень
Под прикрытием стройной сосёнки-соседки.

О прекрасных озёрах радеет душа,
Возлюбитe же их и тишайших, и пенных;
И как пава какая, плывёшь, не спеша,
И как след на воде, исчезаешь бесследно.

Аракуль

Елена Чуфарова

Не отыщешь Аракуль на карте,
Но к лицу ему солнечный день…
Шепчет ветер походные песни,
И Шихан протянул к лесу тень…

Здесь костры… и в палатках не спится,
Здесь поэзия льется рекой,
Пусть завидует нам заграница,
Мы поем под Уральской звездой!

Припев:

Пой Аракуль! Пой Аракуль под небесной синевой
Наши песни, наши песни по волнам плывут с тобой…
Над горами, над лесами улыбается Луна…
И звучит под треск сосновый бардов сочная струна…

До восхода здесь слышатся песни
Про Урал и Уральский простор,
Много мест есть куда интересней,
Только манит гора Чемберлен …

Здесь ухой угостят по-хозяйски,
И в Каслях отзовется струна,
Август шепчет Аракулю сказки,
И Хозяйка в Шихан влюблена!

Аракульский Шихан и расположенное рядом озеро Аракуль - одно из самых красивейших мест Среднего Урала на севере Челябинской области. Удивительное место овеяно загадками и легендами. Археологами найдены древние стоянки и поселения. 
В окрестностях озера ежегодно проводится фестиваль авторской песни "Аракуль".

Аракуль и Шихан

Елена Чуфарова

песня

Падает штопанный ветром, прокуренный день
На молчаливо глядящий на звезды Аракуль…
Смело отбросил Шихан горделивую тень,
Птица взмахнула крылом, прокричала: «Куда ты?!...»

Воды твои холодны и Уральское лето
Чаще бодрит, чем ласкает в присутствие дня….
И будоражит прибой прошлогоднее эхо,
Яркие блики просящего воздух огня…

Спи, мой Шихан, и любуйся Аракуля синью,
Чуден узор твоих горно-скалистых пород,
Пахнет смолой и окурены сосны полынью,
Пишет на скалах посланья Уральский народ…

Сдуло осеннюю ночь на утесы Шихана,
Сосны пустились с Аракулем вместе в разнос,
Нам лишь не спится, под звуки подруги-гитары
Той, что целует Аракуля берег взасос…

Речка Белая

Зенцов

Речка есть на Урале -
Молоком по воде.
Вы такое едва ли
Повстречаете где.

Называется Белой,
Ясно всем почему -
Словно конь белой пеной,
Вниз несет белизну.

По каменьям и скалам
Беспокойно течет.
Глянь, то влево, то вправо,
То под землю нырнет.

Кто ее сверху гонит
Сквозь холмы и леса.
А вода на ладони,
Как ребенка слеза.

Эту речку в верховье
Можно перешагнуть,
А уже под Уфою
Корабли поплывут.

Вот такая есть речка
На Урале седом.
Не соврал ни словечка,
Вы проверьте потом.

Зюраткуль

Борис Беленцов

Рябит Зюраткуль* серою волною,
За Голой сопкой голубая марь.
О скалы рвётся линия прибоя.
И бьётся грудью на току глухарь.

Стоят Столбы, словно в строю солдаты.
И берегут покой окрестных мест.
Здесь чудные рассветы и закаты
Вокруг тайга - глухой угрюмый лес.

Здесь жили люди каменного века,
Их помнят ещё здешние места.
Всегда сюда тянули человека:
Легенда, неизведанность, мечта.

Зюраткуль, ты влечёшь к себе загадкой,
Простором, красотою здешних мест.
На мир взглянуть с вершины не украдкой.
И прикоснуться к таинству небес.

*Зюраткуль-высокогорное озеро на Южном Урале

Ильмены

Дмитрий Останин

Уральским островом сокровищ,
Ильменский мы зовём хребет,
Где недра миллионы лет,
Со сроком этим не поспоришь,
Хранят эпох минувших след,
И юности земной рассвет.

В местах тех, некогда дремучих,
О чём есть в летописи сказ,
Однажды, найден был топаз,
Прозрачней женских слёз горючих,
Искрил на солнце как алмаз,
И вмиг пошёл по миру глас.

Открылись редкие кристаллы:
Корунд и брат его рубин,
Кроваво - красный альмандин,
И благородные опалы,
Морской воды аквамарин,
Сапфир, берилл и турмалин.

Вцепились люди в горы хватко,
Как будто грозная волна,
Накрыла этот край сполна
По самоцветам лихорадка,
Затмила разум пелена,
Камней несметная цена.

Но разум, добрый проповедник,
Что всё дремал под звон монет,
Добыче горной дал запрет,
Здесь образован заповедник,
Чтоб для потомков, сотни лет,
Хранили горы свой секрет.

Ильменские горы - цепь хребтов Южного Урала, расположенных в Челябинской области, недалеко от города Миасс. Здесь, на сравнительно небольшой площади обнаружено более 250 минералов, некоторые из которых, были открыты впервые. Такого разнообразия минералов нигде в мире больше не встречается. В 1920 г. На территории Ильменских гор создан единственный в стране минералогический заповедник.

Иткуль

Елена Чуфарова

Затрещало в предутренней рани
скоротечное пение птиц…
облаков раскаленные грани
опустились ресницами ниц…

и звенели в лазурной купели
от певучих ветров паруса,
а в горах отдыхали метели,
вод пружинил Иткуль чудеса…

на палитре, покрытой загаром,
синих волн непокорная рябь,
обнимают Уральские горы
парусов белокрылую стать...

Гора Карандаш

Дмитрий Останин

Множество фактов научных на свете,
Слышали взрослые, слышали дети,
Так попытайтесь себя испытать,
Самую древнюю гору назвать…
Эта вершина на южном Урале,
В мире о ней лишь недавно узнали,
С виду, ни чем не приметна она,
В море таёжном как остров видна.

Стала находкой она для науки,
Горы Уральские ей словно внуки
Силы небесные, силы земли,
Как ни старались, сравнять не смогли
Выступ, где склонны леса покрывают,
Лишь на макушке редеть начинают,
Где меж деревьев, покрытые мхом,
Чёрные глыбы выходят кругом.

Имя у этой горы - «Карандаш»,
В древности звали её «Кара - Таш»
Камень в себе она чёрный хранит,
Вестник древнейших эпох - израндит.
Помнит он эры рожденья планеты,
Знает периодов давних секреты,
Не было жизни, вокруг ни какой,
Мантией он образован земной.

Лавой из тела земли изливался,
Твёрже чем сталь на ветру закалялся,
Но постепенно, в движенье устал,
Плотной, тяжёлой породою стал.
Кто отколоть хоть кусочек пытался,
Знает, с каким он упорством держался,
Как при расколе, на силу в ответ,
Бронзовый вдруг загорается свет.

Многое с давних эпох поменялось,
Морем пространство вокруг заполнялось,
Вырос могучий Уральский хребет,
Рушится он миллионами лет,
Память об этом надёжно хранит,
Камень, который зовут израндит,
Сердце древнейшей горы «Карандаш»,
С виду, ей трёх миллиардов не дашь.

Киселёвская пещера

Дмитрий Останин

Киселёвская пещера расположена в четырёх километрах к северо-востоку от города Аша Челябинской области. Своё название получила от Киселевского ручья (иногда его называют река Киселёвка), в долине которого она расположена. Длина пещеры более 1200 м.

Где речка течёт Киселёвка,
Не многие знают из вас,
Но было бы как-то неловко,
О ней не упомнить сейчас.

Ведь там, где она протекает,
Покрытая лесом гора,
На склоне горы той зияет,
Глубокая очень нора.

Там корни деревьев свисают,
Над чёрной бездонной дырой,
И жуткие мысли витают,
При входе в пещерный покой.

Как в бездну, в пустое пространство,
Провала воронка идёт,
В Плутона волшебное царство,
Наклонный колодец ведёт.

Небесную синь закрывает,
Сомкнувшийся каменный свод,
И в мёртвую тьму погружает,
Идущий в глубины проход.

При свете фонарика видно,
Как он расширяется в зал,
Названье его очевидно,
Вид каменных стен предсказал:

Летучие мыши там ловко,
На стенах холодных висят,
С округи они на зимовку,
В сырую пещеру летят.

За низким, широким проходом,
Где двигаться надо ползком,
Опять поднимаются своды,
На несколько метров кругом.

Тот грот «Музыкальным» зовётся,
Вода с потолка там течёт,
Мелодия дивная льётся,
И эхом в пустотах поёт.

За спуском крутым, двухметровым,
Просторные залы идут,
Они, к впечатлениям новым,
И тайнам пещерным ведут.

Застывшими каплями всюду,
Натёки кальцита висят,
Рельефных рисунков причуду,
Угрюмые гроты таят.

Здесь жемчуг пещерный бывает,
Ряды сталактитов кругом,
Застывшей соломкой свисают,
Под хмурым седым потолком.

Но самый большой и красивый,
«Банкетный» конечно же, зал,
Размером своим несравнимый,
Величием он поражал.

Богато украшены стены,
Кальцита натёчной корой,
На ней, выступают как вены,
Молочные жилы порой.

А воздух тяжёлый и влажный,
По стенам стекает вода,
И может увидеть здесь каждый,
Что ждёт эти капли тогда…

Сливаясь в ручей понемногу,
Они по пещере текут,
Кругом, пробивая дорогу,
В глубины земные идут.

Когда вы покинуть готовы,
Угрюмый пещерный покой,
То страсть, к путешествиям новым,
Горит при дороге домой.

озеро Теренкуль, п.Сайма

Наталья Прохорова

Не в каменный век, а в лесной ухожу,
И он не с меня начинался, как жаль-то,
Зелёной аллеей из берёз и сосен брожу,
На озере утки вытворяют беспечное сальто.

Не каменной бабой век славен, а запахом смол
И ягодой волчьей, малиной и сакурой вишней.
Да, слабый охоч до красот женский пол,
А ярус второй рябиной украсился пышной.

Вы скажете: сакуры нету в тайге,
Вглядитесь в цветенье её ненароком весною,
Такого не встретить, наверно, нигде,
А я пока в мягкой воде свои руки омою.

А сколько Урал уготовил прекраснейших мест,
И словом, и красками вряд ли о них порасскажешь,
Любимый в обиду не даст меня лес,
Ещё ты красоты свои постепенно покажешь.

Ведь стоит ждать долгую зиму, метель и мороз,
И снова вернуться в тот солнечный город,
Вдыхать аромат диких, сладостных роз,
Входить в небывалые чаши-озёра

И слышать грозы очумевший раскат,
И молний в воде созерцать отраженье.
О запах невинных сиреневых мят,
Не небу, а вам отдаю предпочтенье!

Сугомакская пещера

Иван Есаулков

Здесь некогда текла река.
Слагаясь медленно в века,
Тянулись чередой года...
Пещеру вымыла вода.

Луч солнца сквозь просторный вход
Легко проникнет в первый грот,
Но даже жарким летним днём
Охватит вас прохлада в нём.

И во второй грот узкий лаз
Проводит осторожно вас,
А там тепло. Прекрасный вид
Вас, несомненно, удивит.

Пусть непроглядна темнота, -
Чтоб восхитила красота
Цветов, что в гроте том горят,
Вам нужен свет от фонаря.

Колодцем - третий грот. На дне
Есть озеро, что по весне
Наполнит талою водой
Грот. Летом он - почти пустой...

Сейчас на Сугомак народ
Зимой, по осени идёт,
Чтоб у костра в ночи побыть,
По лесу просто побродить.

Молодожёны, говорят,
Справляют свадебный наряд:
Чтоб жили дружно, без обид,
Всех Сугомак благословит!..

Сугомакская пещера находится на севере Челябинской области, недалеко от города Кыштым.

Озеро Увильды

Александр Кожейкин

(ударение на последний слог)

Ни Карибы, ни Сейшелы
Я не видел и не скрою:
Мне пока что по карману
Тургояк и Увильды.
У воды
Пенёк замшелый,
А вода искрит слюдою.
Так и манит, 
набегая на песчаные гряды.
Поклонюсь земному чуду,
Славя матушку - природу,
Что придумала - создала на Урале Увильды.
Долго медлить я не буду,
Разбегусь и брошусь в воду,
Поплыву к далёким сопкам
В море ласковой воды,
В море радужного света,
В море радости крылатой,
В море матушки- природы, 
что зовёт меня опять.
От заката до рассвета,
От рассвета до заката
Я готов, как искупленье,
это снова повторять.
Дай мне силы, мать-природа,
Чтобы быть в ладу с собою,
И наполни свежим ветром
Паруса, чтоб дальше плыть,
Отгоняя прочь невзгоды,
Возроди живой водою,
Отпусти грехи земные, научи
как дальше жить!

Увильды озеро на Южном Урале

Борис Беленцов

Над Увильдами голубое небо,
Над Увильдами солнце и простор.
И где я только в этой жизни не был,
Красивей этих мест я не нашёл.

На горизонте в синей дымке горы,
Хрустальная, прохладная вода.
Наверно, есть красивее озёра,
Но не предам я это никогда.

С водою тихо шепчется рябина,
И сосны окружили, взяли в плен,
А острова, такие исполины,
Плывут куда, неведомо зачем?

А вечером, когда утихнут страсти,
Уходит прямо в воду солнца шар.
И ни кому не хочется ненастья,
Мы все плену волшебных этих чар.

Зажжём костёр по звёздным, ясным небом,
Послушаем, как плещется прибой.
Я приглашаю всех, кто ещё не был.
Увидеть дивный край любимый мной.

Увильды

Зенцов

Ярче кованой меди
Снова зреют рябины плоды.
Ты нас жди - мы приедем
Поклониться тебе - Увильды.

Снова в звёздное небо
Будут искры лететь от костров.
Кто ни разу здесь не был,
Никогда не понять этих слов.

И поэтому сами
Свой маршрут выбираем себе.
Мы больны Увильдами,
Но и преданы только тебе.

Пусть прохладна немножко
Голубая вода в Увильдах.
Мы по лунной дорожке
Наскучались в своих городах.

Расставаться с тобою
Будет жаль, но, наступит пора,
Нас накормишь ухою
С удивительным вкусом костра.

Видеть в снах своих будем
Радость встречи с тобою - как миг.
Никогда не забудем
Твоих чаек пронзительный крик.

Озеро Увильды

Зенцов

Есть загадка у скал
Всей уральской гряды,
Будто божья слеза,
Озеро Увильды.

Там валун к валуну,
Как на пир собрались,
Смотрят в ночь на Луну,
Днём - на солнечный диск.

Можно книгу читать
О далёком, былом,
Или просто мечтать
О заветном своём.

Можно гальки пускать -
Блинчики чередой
И себя искупать,
Как в купели святой.

Можно чаек кормить,
Можно удочку взять,
И на зорьке удить,
Даже рыбку поймать.

Можно хворост сложить
Горкою под сосной
И ухой накормить
Всех, кто рядом со мной.

Но нельзя одного -
Увильды позабыть,
Оно стоит того,
Оно стоит того,
Чтобы с ним рядом быть.

Угрюмый камень

Елена Чуфарова

В угрюмом камне красота и сила,
Безмолвием окутана душа…
Шихан шагает томно-горделиво,
Наперекор пронзающим ветрам…

И чудится в пурге кромешной диво,
Скала меняет позу и размер,
Со стороны все выглядит красиво,
Как в чем-то людям поданный пример…

Холодный камень - не простая ноша,
Он может обогреть и удивить,
Таит он и легенды, и поверья
И Ариадны золотую нить…

Перевал Уреньга

Борис Беленцов

На перевале Уреньга,
Где стык времён и континентов.
Как саван белые снега,
И скалы, словно монументы.

С вершины гор, простор для глаз,
Угрюмый лес, стоит как в сказке.
Последний солнца луч угас,
И ночь сгустила свои краски.

Здесь явь и сон переплелись,
Здесь облака цепляют крыши.
Европа с Азией сошлись,
Грудь в грудь столкнулись и не дышат.

На перевале Уреньга,
Стою я затаив дыханье.
Сходить в Европу два шага,
Как будто к милой на свиданье.

На перевалах Уреньги

Зенцов

Пойду, покличу Дед Мороза
На перевалах Уреньги,
Где с голых скал метет пороша
Красивый полог для тайги.

Где непролазные сугробы
И елей стройные ряды,
А в дымке синей стайки сопок,
Нерукотворной красоты.

Пусть Эверест не покорил я,
Милее мне родной Урал,
Так хочется расправить крылья
И полетать вдоль складок скал.

Хочу объять все это диво,
Козьме Пруткову вопреки.
Себя почувствовать счастливым
На перевалах Уреньги.

*Уреньга* горная гряда на Южном Урале.

Легенда Чашковских гор

Иван Есаулков

Было это племя людям не знакомо:
Гоблины то были, чудь, а может, гномы.
Был любим богами небольшой народ,
И о нём в легенде этой речь пойдёт.

Знали они недра гор, металлы знали;
Золота, каменьев множество собрали;
И пещеры рыли гномы между дел...
Время шло, с богами древний мир старел.

Поселились рядом, на их землях, люди.
Было не по нраву их соседство чуди.
На совет собрались старики, вожди,
Стали вместе думать, как им дальше жить.

С чужаками битву кто-то предлагает.
- Нет, уйти на север, - вождь другой решает.
Большинство желает третий путь избрать -
Под землёй в пещерах время скоротать.

Не хотят делиться гномы с чужаками
Знаньями своим, золотом, камнями.
Спрятали в пещерах посреди горы
Медной, там остались сами до поры.

Женщин отрядили постеречь богатство...
Боги не простили громам святотатство,
Наложили страшный на народ запрет:
Если их коснётся только Солнца свет

На одно мгновенье тёплыми лучами,
Сразу гоблин каждый превратится в камень...
Не одно столетье в тех горах прошло,
И в долине каждой выросло село.

Всюду проживали ласковые люди.
Чудь же в подземелье превратилась в чудищ,
В души стала злоба к людям проникать -
Захотели гномы счастье тех отнять.

Не было в деревне среди женщин краше
Кузнеца Данилы жёнушки Наташи,
И была семья та лучшей из семей -
Становились люди рядом с ней добрей.

Потому семейку кузнеца Данилы
Чудища похитить в злобе порешили.
Трудно это сделать, так как каждым днём
Солнце освещало дом своим лучом.

Ночью же на смену заступает Месяц,
Светит очень ярко, по-над домом свесясь.
И приятель братьев Ветер там гулял,
Постоянно тучи в клочья разрывал.

Но границ коварству чудища не знают,
Говорят, что тучи силу набирают,
Приплывут сюда, чтоб небо закрывать, -
И помчался Ветер тучи разгонять.

Сразу же над домом облака собрались.
Чудища в избушку кузнеца прокрались.
Дело - на рассвете, и в глубокий сон
Был кузнец Данила с жёнкой погружён.

Но у чудищ в лапах быстро он проснулся,
Вырвался на волю и домой вернулся,
Там огромный молот поскорей схватил,
Но... жену Наташу не освободил.

Ветер возвратился, разогнал все тучи.
Осветил мгновенно Землю солнца лучик.
Превратились в камни чудища. Средь скал
Всё ходил Данила и жену искал.

А Наташу камни те замуровали.
Муж ослеп от горя, и найдёт едва ли:
День любой слепому - как глухая ночь!
Лишь любовь могла бы кузнецу помочь!

...Если любят сильно молодые люди,
Позовут Данилу - и случится чудо:
Зрение вернётся, зло он победит
И жену из плена сразу возвратит!

Чашковские горы расположены в Челябинской области, недалеко от Миасса.