11.09.2017

ИЗРАИЛЬ *

Израиль

Alexander Komissarov

Страна-оазис средь окопов,
Жизнь, как вода, в песках течет.
Здесь нет еврейских анекдотов,
Вся жизнь - еврейский анекдот

Я в Израиле, как дома

Андрей Дементьев

Я в Израиле, как дома...
На подъем душа легка.
Если ж мы в разлуке долго,
Точит душу мне тоска.

Там таинственные пальмы
Ловят в веер ветерок.
Как любил свой север Бальмонт,
Так люблю я свой Восток.

Море катит изумруды
И крошит их возле скал.
Если есть на свете чудо,
То его я отыскал.

Отыскал библейский остров -
Вечный берег трех морей,
Где живу легко и просто,
Вместе с Музою моей.

Всех душою принимаю.
Взглядом все боготворю.
В ноябре встречаюсь с маем
Вопреки календарю.

Я в Израиле, как дома.
Только жаль, что дома нет.
Снова гул аэродрома.
И беру я в рай билет...

Израиль

Борис Шмуклер

(эпиграмма)

Страну Израиля найти
На карте мира сложно.
Гремит о ней молва
Довольно много лет.
Не мало есть врагов,
Друзей найти - возможно.
Но, равнодушных к ней,
На свете белом нет.

Полёт над Израилем

Владимир Тяптин

Здесь на грани миров неспроста
Смотрят небо и море сурово,
И вещают печально уста
Нам святое Заветное слово:

«Неразумные! Сколько же кровь
Можно лить на святынях и спорить?
И когда же даст всходы любовь
Здесь, в окрестностях Мёртвого моря?

Все вы чада мои на Земле.
Помиритесь. Довольно проклятий,
Чтобы в этой пугающей мгле
Засветились лучи благодати».

Крик евр души


Волкова Маруся

Помоги мне, Иудейская пустыня,
разобраться, что к чему на свете этом.
Вот за этим, - не за морем синим
я приехала за тысчу километров.

И хожу среди Вирсавий и Давидов,
и привыкла к ним секунд за тридцать;
я жила здесь раньше, очевидно,
приходила в Иордане мыться.

Тот старик на пляже, в шортах, - из пророков,
смотрит так все пять тысячелетий;
видела сто раз вот этот локон
на полотнах, темных от столетий.

Здесь исчерпаны вопросы и ответы;
лучше ненадолго раствориться
в их шуршащем как песок иврите,
прежде, чем пропасть за краем света.

Я мечтаю: долго будет сниться,
как поет и завывает ветер;
можно взять билет и возвратиться
в лучшую из всех пустынь на свете.

Прекрасная страна

Ирина Галкина

Страна песков, страна морей
Прекрасная страна.
Всю пустоту в душе моей
Заполнила она.

Сбылась мечта и вот я здесь
В истории веков
Пусть много стран на свете есть
Но эта-дар Богов.

Я вижу красоту долин
Как будто в сладких снах.
И древний град Иерусалим
Что на семи холмах.

Тут все религии сплелись
В один волшебный круг.
Здесь храмы в небо поднялись
Дух святости вокруг.

Цивилизацию развив
В пустыне, на камнях
Построен город Тель-Авив
Масштабностью маня.

Ту красоту создать могли
Упорные сердца.
Чудесней нет святой земли
Не будет ей конца.

Осенью в жаркие страны

Лариса Терещенко 8

Взгляд на экскурсию может быть разным.
Мёртвое море увижу я с Красным.
Обетованной земле поклонюсь,
Дивным каньоном ни раз изумлюсь.
Встречу растительность в виде бамбука,
Преодолею усталости муку,
Шведским столом насладясь отдохну,
И в батискафе отправлюсь ко дну,
Плача стена расслабляет и лечит,
В дивном огне опалим свои свечи,
К чудо звезде прикоснусь в Вифлееме.
Музыку вспомню по заданной теме,
В жёлтых барханах песков и верблюдов
Вот и оазис вестимо откуда
Это отель мой с уютною спальней,
Здесь отдохну от экскурсии дальней.
Вспомню с улыбкой торговцев и лавку,
Денег осталось всего на булавку.
Их же надежды питают к доходам
Я ж созерцаю бесплатно природу.
Осень у нас, ну а здесь я на море.
Радость, ты эта свобода, ты воля,
Ты - утомлённые солнцем закаты.
Я без гроша несказанно богата.
В душу вбираю цветов пестроту.
Здесь и сама я душою цвету.
Господи, дай насладиться отрадой,
Стала мне эта поездка наградой.
Пусть не отнимут багаж бедуины.
Пусть не акулы плывут, а дельфины.
Яркие рыбы пестрят и кораллы,
В море идут корабли от причала.
Пальмы стремятся в небесную высь
Как ориентир на счастливую жизнь.

Израильские холмы

Михаил Ромм

1. Ход-а-Шарон

Там душные вечера,
Там душно почти с утра
И давит на грудь Восток,
Как давят гранатовый сок.

Что видел я там? Дворы,
Тоннели в дыре горы
Дорогой в Ершалаим,
Куда мы теперь спешим.

2. Иерусалим

Что Ершалаим? Стена
Западная - одна,
Серьёзность, наглядность, страх,
Кладбища на холмах...
Начало конца времён,
И всё же, не Вавилон,
Подлинность всех культур,
Отсутствие карикатур.

Религия - жизнь и смерть,
Мякоть сердец и твердь,
И то, что вокруг меня -
Предтеча судного дня,
Распайка света и тьмы,
В которой застряли мы.

3. Ар Мегиддо

Под горой Мегиддо кипарисы
Копья приготовили к войне.
Воины пока что за кулисы
Отступили в горней тишине.

Ветры нашей суетной эпохи
Еле-еле движут облака...
Видно, времена не так уж плохи:
Тихо спит Армагеддон - пока.

4. Монастырь Дир Рафат

Под вечер светит по наклонной
В долину жёлтая луна...
Под подкровительство Мадонны
Стремится каждая струна -

Струна души христианина...
Но в чём-то видится изъян:
Она, Regina Palestina,
Царица ли филистимлян?

Обманчивая мимикрия...
Там ангелы на облаках
Поют ей: "Радуйся, Мария!" -
На многих-многих языках.

Что такое Израиль?

Наташа Плугарева

Что такое Израиль?Это место святое,
Это церкви, мечети, синагоги и мы.
Это много арабов, это много героев,
Это много евреев, Это много войны.

Что такое Израиль? Флаг с звездою Давида.
Это хАмса на счастье и культура веков.
Это нищих кварталы на глазах у элиты
И приманка для многих депутатских волков.

Что такое Израиль? Это ветер с хамсином,
Это мертвое море и проклятье Богов.
Это два урожая, города в апельсинах,
Бедуины, пустыня и холмы васильков.

Что такое Израиль? Это девочки в форме,
Боевые награды и презрение СМИ.
Это юные плечи, автоматы, обоймы,
Не спокойное небо в облаках синевы.

Но - живёт!

Римма Батищева

Неотрывно на меня глядят
чёрные блестящие глазёнки
милого, невинного ребёнка.
Я - тайком - за фотоаппарат.

Миг - и он со мною навсегда -
взгляд, навстречу широко открытый,
в рейсовом автобусе, набитом
людом, что стремится кто куда.

Здесь растёт он, где его народ
и страна пред всеми виноваты.
Той виной, что наделил когда-то
всем на свете правящий Господь.

Маленький не ведает пока,
в чём родня пред миром провинилась
и когда божественная милость
сверху снизойдёт наверняка.

Видно, богоизбранный народ
никогда не вымолит прощенья
и козлом привычным отпущенья
служит. Но - живёт, живёт, живёт!

Маленькая страна

Юрий Рехтер

Маленькая страна,
Лёту всего часок,
Мудрая, как ТАНАХ,
Древняя, как Восток.

С неба сползает зной,
Маревом вьётся даль,
И не поймёт чужой
Свет её и печаль.

Не разобрать совсем
Слов из её молитв,
Но ерихонских стен
Рушится монолит.

Видимо, не забыв
Соль кочевых дорог,
Шелест её травы
Слышит еврейский Бог.

Галилейское море

Ольга Дубинянская

Галилейское море катит волны тяжелые,
Металлически серые и чернильно-лиловые.

Волны медленно катятся, увлекая в прострацию,
Погружая в историю Богом избранной нации.

Кинеретское озеро в Галилее - не просто ли
Колыбель изначальная рыбарей и апостолов?

Здесь Иисус Назорей запрещал ветру буйствовать
И волнам лютовать, и плывущих напутствовал,

Галилейское море пресек, словно по суху,
Показуя пример крепкой веры апостолам.

Эти древние воды с тяжелыми всплесками
Породнили меня с иудейскими предками...

Гора Блаженств

Ольга Дубинянская

Душа пристанища искала
Среди гармонии божеств,
Её блаженством наполняла
Святая Заповедь Блаженств.

Казалось, мир освободится
От нестерпимой силы Зла,
И скоро в жизни воплотится
Доктрина Правды и Добра.

Блаженны миротворцы будут:
Их Бог признает как детей.
А сердцем чистые забудут
Про скверну в образе людей.

Они узрят сиянье Бога.
А изгнанным за правду - весть:
На небеса лежит дорога.
А кротким - мир наземный весь.

И плачущие улыбнутся:
Господь утешил и простил.
И милости назад вернутся
Ко всем, кто милосерден был.

Кто жаждал правды неизменно,
Алкал, тот будет ею сыт.
Все люди светлые блаженны -
Иисуса Заповедь гласит...

У истоков реки Иордан

Борис Терушкин

Здесь неземная красота,
Растут лимоны и гранаты,
Здесь дивный сон, мираж, мечта..
Мне в детстве снившийся когда то.

Царит покой и тишина,
Лишь шелест листьев, птичье пенье,
Пьянит здесь воздух без вина,
От ароматных роз цветенья.

Реки истоки - Иордан,
Библейского земного рая.
Вдали видны хребты Голан,
И сердце, друг мой, замирает.

Иордан река

Валерий Недюдин

Река сама не велика,
Скорее на ручей похожа,
Но едут к ней издалека,
Чтоб опуститься в это ложе,
Омыться мутною водой,
Где Он когда-то сам крестился,
И с верой истинной, святой,
Домой другими возвратиться.

О, Иордан!
Нелли Зима

О, Иордан! Сегодня ты везде!
Собою повсеместно полнишь воды
И даришь благодать простой реке,
И боле не приемлешь несвободы.

Ты отражен в озёрах и ручьях,
Лесном ключе и долгом океане,
А где-то, проливаешься в дождях
И плещешься в затейлевом фонтане.

И омывая, упраздняешь тлен,
Где суемудрие,затмение, лукавство
И горечь от бесчисленных измен,
Привычно повсеместное коварство.

О, Иордан, как вечный лик Христа,
Грех сокрушив, вновь освящаешь Землю,
Чтобы начать Жизнь с чистого листа,
И сердцем я твоим призывам внемлю!

Река Иордан

Ольга Дубинянская

Река паломников течет в Израиль,
К Святым местам душою прикоснуться,
Где Богу угождали Каин, Авель,
Где ливни Благодати с неба льются.

И неизбывною тоской томимы,
К Святой Земле мы рвемся, к Иордану,
Несчастные слепые пилигримы,
Своим грехам поющие осанну.

Паломники, как маленькие дети,
Резвятся в теплых водах Иордана,
Как на другой, возвышенной планете,
В инакой ирреальности туманной.

Нам невдомёк: поток времён навеки
Уже унес сияющие воды,
Обласканные Богочеловеком,
Духовные вместилища свободы.

Мы устремились к водам Иордана,
Чтоб причаститься Богочеловеку,
И погрузились в воды Иордана,
Но мы вошли совсем в другую реку...

Береза

Alexander Komissarov

Этот миг я долго помнить буду,
Наяву все было, не во сне.
В Рош-Цурим увидел это чудо -
Белую березу при луне.

На земле иссохшей, в царстве зноя,
Где дрожат пожухлые листы,
Королева неги и покоя
Мир пленяла снегом бересты.

К нам сойдя с полотен Левитана,
Поражая красотой своей,
Ты звала меня изгибом стана,
Легким шевелением ветвей.

На ресницы навернулись слезы,
Сердце сжалось в грусти и тоске.
На земле еврейской про березу
Я пишу на русском языке.

Еврей

Михаил Этельзон

Во мне слились - перемешались
пророки, веры и скрижали,
тысячелетия в пути.
Исходы, бегства, караваны,
местечки, города и страны -
нигде покоя не найти.

В моей крови давно без меры
семиты, римляне, шумеры,
арийцы, ляхи, казаки.
В моих глазах костры и печи,
в моих ушах не счесть наречий,
на языке - все языки.

По мне египетские плети
хлестали больше трёх столетий,
на мне вся тяжесть пирамид.
Плен Ассирийцев, Вавилона,
руины Храма, легионы,
расправы - каждый ген хранит.

Меня преследуют погромы,
я вечный жид, лишённый дома,
незваный гость - я в горле кость.
Я пепел войн и инквизиций,
по мне мечом прошёл Хмельницкий,
мне по ночам Освенцим снится,
я - Бабий Яр, я - Холокост.

Во мне века бушует пламя:
мне не даёт покоя память -
и жжёт, и рвётся из груди.
Не потому ли взгляд печален:
такая ноша за плечами,
такая чаша - впереди.