19.08.2017

Карбышев Д. М. (1880-1945) **

Дмитрий Михайлович Карбышев (14.10.1880 - 18.02.1945) - советский фортификатор, крупнейший отечественный учёный-инженер, генерал-лейтенант, доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба РККА. Герой Советского Союза (1946).

Генералу Карбышеву

Андрей Николаевич Степанов

Генерал Карбышев Дмитрий Михайлович был замучен фашистами в австрийском концлагере «Маутхаузен», его обливали холодной водой пока он не погиб.

Чёрные вышки - фашистские маски.
Нет, вам его не сломить!
Он на плацу словно воин из сказки,
Ветер - ну хватит шалить.

Шланги раскручены толстой змеёю,
Бьёт под напором вода,
Русский мороз ты сегодня со мною,
В капельках мёрзлого льда.

Ветер срывает стальные снежинки,
Смотрят печально глаза.
Перед глазами родные картинки -
Тёплого мая гроза...

А сердце всё тише, сердце всё глуше:
"Родина - я не предал!
Вижу парящие флаги на крыше,
Старый московский вокзал.

Мне не вернуться туда этим летом.
Больно и горько, прости!"
Струи холодные вместе с рассветом
Дали покой обрести.

Был вознесён среди боли и страха -
В памятник белого льда.
Он не предал и рыдали бараки,
В небе сверкала звезда.

Генерал Карбышев

Владимир Пономарев 3

В ступоре немцы, толпою стояли,
Недовольство на лицах и зло.
Не могли они в чудо это поверить,
Все что произошло.

Как генерал смог, на лютом морозе,
Выстоять раздетый, нагой.
Ведь часами его поливали,
С брандспойта, водой ледяной.

Он не кричал, не просил о пощаде,
Твердо стоял на ногах.
Гордо смотрел угасающим взглядом,
В лица проклятым врагам.

Коркою тело лед покрывает,
Но держится русский солдат.
Словно из сплава прочного создан,
Не сделал и шагу назад.

Глыба из льда все растет на морозе,
Сердце закончило бить.
Но не смогли, пытки, угрозы,
Русскую душу сломить.

Нет, не понять Европе, Россию,
И никогда не сломать.
Чуждо для них слово такое,
Любимая Родина-Мать.

Д. М. Карбышев 1880г. 1945г

Галкин Юрий Анатольевич

Струёй ледяной обожгло генерала,
«Движенья замедлил трескучий мороз»,
И быстро вода возле ног замерзала,
И боль растворялась по телу, -
До слёз.

На льду коченея босыми ногами,
Он в этот момент вспоминал РККА -
Свой стойкий народ, и Советское Знамя,
Да годы минувшие, - издалека.

Его рубежом стал фашистский концлагерь,
Он здесь всю войну на посту боевом -
Отчизну предать, враг его не заставил,
«Он помнил из сердца, о Долге Большом».

Он чувствовал всё, -
Отмирала конечность,
По телу пошёл упоительный жар,
К нему приближалась спасением Вечность,
«В груди разгорался последний пожар».

«Ему суждено *Маутхаузен бросить» -
«И в небо уйти путеводной звездой»,
А Славу Геройскую ветер разносит,
Печальным куплетом, судьбы роковой……

*Маутхаузен - концлагерь.

Карбышеву Д. М.

Дмитрий Борисов

…как же мне не гордиться тем,
что и меня называют военным
инженером…

Омский татарин с русской душою,
Жизнь, посвятивший Отечеству всю,
Рано познавший безотцовщины долю,
Принял Присягу на верность Царю.

В Русско-Японской ты был не последним,
Маньчжурские сопки, Мукден - всё твоё.
Мосты, переправы, инженерное дело -
Бременем жизни на плечи легло.

Вот и Карпаты, и штурм Перемышля,
Бравый Брусилов и Луцкий прорыв,
Ранен…, живой и «Анна» на шее,
Царь-император тебя не забыл.

Новой России не за страх, а за совесть
Службу и жизнь посвятил ты сполна,
Честью, достоинством русских Героев
Вписано Имя твоё и Дела.

Подвиг во имя жизни

Зинаида Торопчина

Баллада.

Дмитрий Карбышев, генерал-лейтенант инженерных войск, учёный, Герой Советского Союза.

В долине красочной Дунайской,
Надёжно спрятавшись в горах,
Был "городок" - совсем не райский,
Внушал он людям ужас, страх.*

Концлагерь, серый весь, невзрачный,
"Колючка" с током в пять рядов,
И крематорий - страшный, мрачный, -
Один лишь вид убить готов.

Здесь постоянно люди гибли,
Ждала их смерть в любой момент...
Потом в том лагере воздвигли
В честь генерала монумент.

Стоит несломленный, могучий...
В лёд превращается вода...
Раздетый, на морозе жгучем...
И мрамор - словно глыба льда...

Был без сознания, контужен,
Таким попал к фашистам в плен.
Он как учёный немцам нужен.
Жизнь предлагают без проблем:

Получит полную свободу,
И дом, и много всяких благ.
Но вот работать - им в угоду,
Измену предлагает враг.

Но Карбышев ответил твёрдо:
"Честь генерала не продам!".
И глянул на фашистов гордо:
"Свою Отчизну не предам!".**

Ответ привёл фашистов в ярость:
"Тогда заплатишь за отказ!
Жизнь и свобода - то не малость,
Ты пожалеешь - и не раз!

Попросишься назад - и скоро!
Ведь ждёт тебя тюрьма теперь!".
И после этих разговоров
Захлопнулась темницы дверь.

Теперь не жизнь - сплошная пытка.
Менялись тюрьмы, лагеря...
Но провалилась их попытка
Сломить его. "Трудились" зря.

От страшной каторжной работы
Из лагеря - не убежать.
Но смог других своей заботой
И словом нужным поддержать.

На пленных злость свою срывая,
Бесчинствовал жестокий враг.
Звериный нрав свой не скрывая,
Испытывал животный страх

Пред теми, кто - избит, в оковах,
Но верой, духом их сильней,
Фашисты растерзать готовы
И сделать даже смерть страшней.

Уж как "старались": лесть, угрозы,
Но верен он стране родной.
И принял смерть он на морозе,
Водой облитый ледяной!

А был учёным, инженером
И мог бы беззаботно жить,
Но в грозный час он стал примером,
КАК надо Родине служить!

* Название маленького австрийского городка Маутхаузен стало символом лагерного ужаса. Поблизости от него находился один из самых страшных концлагерей фашистской Германии.
** "Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу".
Дм. Карбышев.


Генерал-лейтенант Карбышев

Людмила Лидер

Июнь сорок первого, командировка,
Граница. Война сотрясла Беларусь.
Он мог бы вернуться в Москву на "Рублёвку",
Но сердце сказало, - Все силы за Русь!

Отверг в одночасье охрану и транспорт,
Он вместе с бойцами на равных в бою,
Неравные силы, контузия, рана.
Пунктир безсознания, очнулся в плену.

Сквозь сеть пелены, видит дом и детишек,
Родные и близкие сердцу глаза,
Седых голубей на серебряной крыше
И вдруг, за плечом проросли голоса?

Внимание напряг и исчезло сомнение,
Под самое сердце протиснулся меч,
Неравная схватка, в аду окружения,
Нет, он не ошибся, немецкая речь.

Гестапо. Садизма испитая чаша,
И каменоломен - цикуты бокал,
Как символ Руси, как религию нашу,
Пронёс через ад пожилой генерал!

Он был генералом, героем России,
Три года с лихвою менял лагеря*,
Он муку познал, как познали святые,
И голод, и холод, и "вкус сапога".

Одежда в полоску - клише арестанта,
У лагеря смерти другое лицо,
Но дух, словно крепкие крылья АТЛАНТА,
Его поднимал над собой высоко!

Допросы и пытки его не сломали,
Он стойкости символ и мужества Флаг!
Ему предлагали и жизнь, и регалии,
Взамен на предательства подленький шаг!

Отказ за отказом, во имя России,
Он честь офицера за грош не продал,
В тяжёлых колодках, с планидой мессии,
Но с верой в победу, шагал генерал!

За мужество крепко держался руками,
Пример несгибаемой воли явил,
Вселяя покой, милосердья глазами,
Словами распятия скОрби клеймил!

С утра и до вечера, все на морозе,
Февральские ветры хлестали в лицо,
Под свист сквозняков, в утомительной позе,
Бараки немы, приговора тавро.

А вечером этих пятьсот заключённых,
Глумливо раздели в мороз догола,
Пятьсот за отчизну на смерть обречённых,
С брандспойта секла ледяная вода.

А тех, кто от струй уклониться решили,
Кто слаб был и больше не мог устоять,
В ответ по затылку дубинками били
И сразу же в печь уносили сжигать.

Средь стоиков этих - великих героев,
Под коркою льда был и наш генерал,
Он духом не пал, принял смерть свою стоя,
И верностью долгу, присягу сдержал.

Памяти Д. М. Карбышева

Марк Горбовец

Военный инженер, ученый, генерал,
Участник войн, преподаватель инженерного искусства,
Оборонительных объектов множество создал,
Сооружений, укреплений и мостов через речные русла.

Образование он в Петербурге получил
В военно-инженерной академии,
Стратегию военную глубоко изучил,
Строительства всех видов укреплений.

Он был участник войны Японской, 1-ой Мировой,
Он в армии Брусилова сражался,
Там получил он опыт боевой
И храбростью высокой отличался.

Он в Красной армии служил,
Он управлял вопросом обороны,
Авторитет огромный заслужил,
Сооружал надежные заслоны.

В преддверьи ВОВ страна систему обороны создавала,
Ковала кадры для побед,
Специалистов подготовила не мало,
Он этим занимался много лет.

Огромный вклад внес в инженерную науку
И подготовку кадров в Академии Генштаба,
Бесценный опыт передал им в руки,
Военный опыт крупного масштаба.

ВОВ встретила его в армейском штабе в Гродно -
Там консультации по обороне он давал,
И было так судьбе угодно -
В бою был ранен - в плен попал.

Не принял немцев предложенья,
Не стал для немцев он служить,
Подвергся зверским униженьям,
Не стал он жизнью дорожить.

Посмертно звание ему присвоено Героя,
Своим трудом он важный вклад в победу внес,
Не приклонил колен, не предал, умер стоя,
Он заслужил и славу и почет!

Баллада о генерале Дмитрии Михайловиче Карбышеве

Тамара Рожкова

Прославляют человека
За его великий труд.
И прожив всего полвека,
Говорят: « Съев соли пуд,
Он сумел всего достигнуть,
Выше на голову прыгнуть,
Обойти своих друзей,
Быть на много их умней».

Сколько их разумных, умных
Погибало в лагерях,
Где в казармах очень шумных,
Создавал фашист лишь страх.
Там достоинство губили,
Сколько гениев убили.
Нам, потомкам, не узнать,
Сколько им пришлось страдать.

От внезапных нападений,
Враг сумел пройти кордон,
И без всяких объявлений
Всё сжигал он, как дракон.
Не щадил ни малых деток,
Ни зелёных пышных веток,
Ни цветущих городов,
Ни роскошнейших садов.

Защитить страну от горя,
И разбить врага на нет -
Не было снарядов вдоволь,
И пустым был пистолет.
Немцы либо убивали,
Скрыться бегством не давали,
Превращая в смертный тлен,
Либо брали сразу в плен.

Сто советских генералов
Пострадали от войны.
Окружили, как баранов,
И с собою увели.
Их в концлагере пытали,
В страшных муках содержали.
Я хочу всем рассказать,
Имя одного назвать.

Сибиряк, родился в Омске,
Там в кадеты поступил,
А затем в Санкт-Петербурге
Свои знания продлил:
Стал военным инженером.
Добросовестным примером
Своей Родине служил
И награды заслужил.

Академию закончил,
Диплом Красный получил,
С прошлым навсегда покончил,
В ряды Красные вступил.
Вскоре стал он офицером.
Честным был, ни лицемером,
Да по-совести служил,
Генерала получил.

Автор ста трудов научных,
В академии читал.
И друзей благополучных,
Как профессор, уважал.
Доктор всех наук военных.
А теперь был среди пленных.
В Белоруссию попал,
Оборону проверял.

А когда война настала,
Стал со всеми отходить.
Вражья пуля вдруг догнала,
Он не мог уже ходить.
Да почти полуживого,
И совсем его больного
В Польшу сразу отвезли,
Да визиты нанесли.

Немцы все внушали дружбу,
Агитацию вели.
Предлагали свою службу
Да заслуги велики.
Карбышев не соглашался,
На соблазн не поддавался,
И поэтому его
Пыткой мучили всего.

Лагерей пять поменяли.
Каждый день он смерти ждал.
И везде его пытали,
Чтоб предателем он стал.
Но закончились все беды.
Не дожил он до победы.
В сорок пятом в феврале,
Отдан, лютой был зиме.

На плацу, пред всем народом,
Был привязан он к столбу,
Да в глаза смотрел «уродам»,
Сохраняя честь свою.
Немцы громко хохотали,
И со шланга поливали,
И мороз сковал всего,
Сделав статую с него.

Так ушёл из жизни скорой
Верный сын своей страны.
За идею светлой, доброй,
Пережив тяжёлы дни.
Но страна не позабыла,
И Героем наградила.
В Омске памятник стоит,
Он о многом говорит.

P. S. Генералу Карбышеву посмертно присвоено Звание Героя Советского Союза (1946 г.), он был награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды. В Маутхаузене и на родине в Омске ему воздвигнуты памятники.