25.05.2016

Крит *

На Крите в мае не очень жарко

Алла Изрина

На Крите в мае не очень жарко,
довольно часто идут дожди,
сверкают молнии. Что жалко -
мелькают, быстро уходят дни.

Огромный остров. Там ветры, бури,
шторма на море и солнца жар,
а небо в хмури и в цвет лазури.
Здесь понимаешь - земля есть шар.

Кругом таверны, вино и рыба,
дурманит моря там аромат,
дорог изгибы, повсюду нимбы
и дивно-сказочный морской закат.

Крит - остров-праздник - родит счастливых.
он тайны древние в себе хранит.

Так много в мире есть мест красивых.
Стоит особо в ряду их Крит.

Крит

Альберт Кудаев

Над Эгейским морем теплый ветер,
Солнце в небе счет ведет векам.
Почему из всех чудес на свете
Этот остров приглянулся нам?

Древний Крит еще с Минойской эры
Привлекал гостей своим теплом.
Вот и нам он скажет: «Калимера».
Угостит и солнцем и вином.

Мы дела свои оставим дома
И попросим, тут уклад таков,
Милости у бога Посейдона
И у прочих греческих богов.

В этом мире, маленьком и тесном,
Многим полюбился остров Крит.
Даже грозный Зевс и тот был местным.
Так о нем легенда говорит.

Там, где устремилось море в небо,
Синева столкнулась с синевой,
Белой чайкой обернуться мне бы,
Полетать над быстрою волной.

Даже время здесь почти не длится,
Прошлое растаять не спешит.
Что там? Парус древних финикийцев?
Или флаг турецкого паши?

Может, это грозные пираты,
Промелькнули где-то вдалеке?
Флорины, динары и дукаты
Свой приют нашли в морском песке.

Повинуясь древнему закону,
Пусть вернутся в гавань корабли.
Бросим мы на память Посейдону
В синь морскую русские рубли.

Остров Крит

Альберт Кудаев

Белый Крит под ярко-синим небом,
Мне напомнил бело-синий флаг.
Я на Крите до сих пор ведь не был.
Не пойму, как получилось так?

Он давно стоит в Эгейском море
Полузатонувшим кораблем.
Столько разных сказок и историй
Могут люди рассказать о нем.

Тут легко настроиться на отдых,
Рощицы, куда ни кинешь взгляд.
А густой и теплый критский воздух
Наполняет ровный шум цикад.

Небо ночью, словно планетарий,
Днем оно - огромный синий зонт.
И вершинами араукарий
Там и тут исколот горизонт.

Как и мы, они на Крите гости,
Уж каким их ветром занесло?
Как и мы, они всего лишь мостик
Между тем, что будет и прошло.

Мне теперь представить рай несложно,
Он на Крит, по-моему, похож.
Как в таком раю работать можно?
Здесь и отдыхая устаешь.

Крит

Андрей Машковцев

Снова вспомнилась родина Зевса -
Чудный остров, одетый в гранит,
В моей памяти прочное место
Занял знойный и солнечный Крит.

Как забыть мне отвесные склоны
В диком горном ущелье Имброс
И большие цветные колонны,
Что сберёг от веков древний Кносс?

Те сады на Мессарской равнине,
Где прекрасный растёт виноград,
И деревья в цветущей долине,
Где я рвал перезрелый гранат.

Я по-прежнему помню маслины
И то жутко хмельное вино,
Что мы пили на фоне картины
В ресторане в ночном Ретимно…

Критский пейзаж

Антонина Волкова 2

Глубокое небо и птицы
Да греческий рыжий пейзаж,
Все снится, и снится, и снится
Горячий оливковый пляж.
Там волны ласкают колени
Прозрачной и теплой водой,
А солнце в истоме и лени
Так щедро исходит жарой.
И море без края томится
Под небом без туч и границ,
И снова мне снится и снится
Цепочка взлетающих птиц.
И томные Критские ночи
С улыбчивой полной Луной
Волнующе близко, воочию,
Картиной стоят предо мной.

На Крите

Борис Каморзин

Сегодня снова небо ясно
И море больше не штормит,
Погода критская прекрасна,
Как, собственно, прекрасен Крит,

И историческая память
Здесь ставит новому предел,
Её нам не переупрямить,
Она сильнее наших дел.

Смешались здесь герои, боги,
Нить Ариадны, Зевса след,
Кентавры и единороги -
Мифологический букет.

Я Минотавра встречу смехом,
Чуть-чуть о прошлом погрущу,
И напитаюсь критским эхом,
И Крит в стихи свои впущу.

Крит

Виктор Колесников

Крит старше рая, и его песок
Покровом лёг над прахом Атлантиды.
И даль светла, и кипарис высок,
Как будто ада не было на Крите.

А где-то рядом остров Санторин,
Откуда рвались ада мегатонны.
Какой-то день, безумный день один -
И мира нет. И Атлантида тонет.

А те руины критских берегов
Всё пережили, выстоять посмели.
Здесь тишь и гладь. И шелестит прибой
О том, что ад, он рядом в самом деле.

Критской пене


Волкова Маруся

Ну почему здесь все лакают капучино?
Не греческий, не греческий напиток;
он пахнет сумасбродным толстым Римом,
туманами за общим морем скрытым.

И ложки пальм, уставленные в небо,
среди шипучей вездесущей пены
справляют капучиннову победу
салютом, прикрывающим измену.

Вот и ответ: кофейным продолжением
кусочек моря, принесенный в чашке,
осуществляет пеноокружение
счастливчиков, на острове пропавших.

Шуршит по камню новогодней ватой,
освобождает пузырьки из плена,
сползает фиолетовым закатом,
а я все жду аккорд благословенный:

чем ближе к суше, тем слышнее звуки,
трезвучием тихим мелководье булькнет,
пока не сложит на коленях руки, –
последней нотой "лька" от слова "Юлька".

Да, собственно, пора и в путь обратный
из стран, где синим горбом море вздулось;
там было хорошо, но однократно,
а вот на Крит бы я еще вернулась.

Греция

Ёжкина Надя

Скоро в Грецию лечу!
Отдохнуть я там хочу!
Остров Крит, встречай меня!
Очень рада буду я,
Покупаться в тёплом море,
И побегать на просторе!

Крит

Илья Будницкий

Вода играет островами,
Танцует и качает свод,
И звёзды - то над головами,
То ближе водят хоровод, -
Бежит от каменного мола
Нерукотворная гряда,
И в небесах над нею - голо,
Не пляшет ни одна звезда -
И я разглядываю осыпь,
Приподымаясь на волнах,
Как на медлительных вопросах,
Как на минойских временах, -
Когда на скалах только скалы, -
Пространство дышит пустотой,
Но жизнь, с водою запоздалой,
Опять танцует с красотой,
И корни каменного дуба
Напоминают острова,
Всплывающие зримо, грубо,
Ещё неспешней, чем трава.

Путешествуя по Криту

Надежда Бесфамильная
1. Спускаясь к Франгокастелло
Где медные пчёлы медовый нектар собирают
И дикие козы снуют меж камней бесшабашно,
Растягивай неба овчинку от края до края,
Чтоб по небу было слетать на овчинке не страшно.

… Душонка боялась, душа – трепетала и пела,
И через плечо суеверное трижды плевала,
Когда, не дыша, добирались до Франгокастелло
Петлистой дорогой немыслимого перевала.

Восторги и страхи в словах не подвластны цензуре,
Прощайся с душонкой, но под руку асу не тявкай
…. А дальше – песок белокурый и галька, и травка,
И все, что бывают, оттенки волшебной лазури.

Такие вот были, в которых мы храбрыми были,
Тату с этой памятью мне наколоть на плечо бы,
Где б козы по камням копытцами весело били
И в медные трубы дудели медовые пчёлы.

2. Фоделе

Фоделе - родина художника Эль Греко

И всего-то от хайвея три версты,
Козырьком сложи повыше глаз персты:
Недоступные пронзающим ветрам,
Прилепились крепко домики к горам.

Божий рай для детворы и старичья:
Топчут утки берег горного ручья
И секреты на ушко кума куме
День-деньской сплетают бабы в макроме.

Вдохновляйся тут по первое число…
И зачем Эль Греко дальше понесло? -
До Испании добрался cлавный Kres*
С кистью, красками, холстом наперевес.

Зажигает всяка божия дыра…
Так же греков вдохновляли севера:
Про Москву поймёт, пожалуй, каждый чел,
Но зачем им Псков и Новгород зачем?

Зарубиновеет в Фоделе гранат,
Зёрен в нём, поди, на тысячу карат,
На гранатово-каратовый поклёв
Альбатросы принесутся с северов.
………………………
А зачем оно тебе, моя душа?
И куда твои всё ходики спешат?
А душа рисует маслом на холсте:
Едет грека по Аляске на ките.

* Kres = Критянин

3. На перевале к бухте Балос

Не изменилось ничто со времён праотцов -
Блещет на солнце лазурное блюдце залива,
А в рододендровых кущах позвон бубенцов -
Дикие козы теснятся с дороги пугливо.

Глаз, не привыкший к вселенской морской красоте,
Видит по-новому мир, не сказать – созерцает:
Облако в небе, бурун на поющей воде
По разуменью стихий рождены близнецами.
---
Лучше бы песней о храбрости он отвлекал-
Но недовольно кряхтит под колёсами гравий,
Синюю твердь подпирает собой перевал -
Дальше на западный берег - ногами, ногами.

Вид с перевала - хвала небесам, исполать:
Скальная чаша на водном лазоревом блюдце
…Просто людей и машины из вида убрать,
Боги и птицы и козы пускай остаются.
---
Что же ты, что же… Да где ты и как ты ни стой,
Взгляд твой по компасу сердца развёрнут на север,
В тлеющий сад с облетающей пряной листвой,
Той, что заботливо осень под ноги настелет.

Здравствуй, Крит!

Ольга Кудоярова

Бессонной ночи груз на плечи,
Впадаю произвольно в сон.
По сторонам оливой вечной
Покрыт до верха каждый склон.

Пустынно - солнечное утро,
Впервые вижу остров Крит!
И дочка дремлет чутко, будто
Путь в крепкий сон пока закрыт...

На горизонте в глади моря,
Где мачты яхт торчат кругом,
Мы тоже будем греться вскоре,
На берегу на голубом.

И пеленою зыбкой скрыта
Прозрачность вод и легкий бриз.
Опять нам красота открыта -
Природы утренний каприз.

Уютных маленьких отелей
Дорожный дружный караван,
И виды бухт, оскал ущелий...
Быть может здесь найду изъян?

Красиво вновь, и без условий
Тебе открою душу я
Я очарована тобою-
Смотри, не обмани меня!

Легенда, услышанная на Крите

Ольга Мегель

Двести лет турки правили Критом,
Был суров и жесток их закон:
Христианство под строгим запретом,
А Паша - это главный патрон.

Православный Георгий в покои
Постучался однажды к Паше
И сказал: " Разреши храм построить,
Жить без храма не можем уже!"

Мог Паша его на смерть отправить,
Но однако же дал ему шанс:
"Коль сумеешь храм за ночь поставить, -
Разрешенье получишь тотчас!"

И Георгий сдержал своё слово:
Поутру на горе храм стоял! -
Но труда не осилив такого,
Рядом с храмом он мертвый упал.

В честь создателя храм тот назвали,
Этот храм и поныне стоит,
И Святого Георгия подвиг
Православным забыть не велит!

Горные дороги Крита

Светлана Лисиенкова

Горные дороги Крита -
Сумасшедший серпантин.
Солнце в небесах разлито,
Мы над пропастью летим!

Да, в долине было проще…
Пляж пустынный, золотой…
Там оливковые рощи
И размеренный покой.

Понесло же в эти горы
Приключения найти!
Вновь крутой изгиб дороги,
Снова пропасть впереди…

Говорят, что всем для счастья
Путь такой необходим.
Только вот куда девать нам
Лишний свой адреналин?

Очень страшно, если честно…
Сердце бесится в груди.
Справа - скалы, слева - бездна,
Неизвестность впереди…

Снова гору обогнули,
Поворот крутой - и вот…
Будто кто-то распахнул нам
Свод невидимых ворот!

И от сказочной картины
Всем перехватило дух…
Синь морская заслонила
И затмила всё вокруг!

Цвет у моря - васильковый,
Ближе к небу - голубой,
У прибоя - бирюзовый,
Изумрудный под скалой…

Нежилось в ладонях мира
Это море синевы…
И восторгом нас накрыло
До круженья головы!

И казалось, на просторе
Вольным птицам мы под стать.
Ведь над этой красотою
Так и хочется летать!

Нет проблем, прошла усталость,
Горный серпантин забыт…
Из таких минут, пожалуй,
Наше счастье состоит…

Крит

Соловьёва

Вы на острове критян - ахейцев?
Входите в пещеру Стравомити?
Душу коньячком свою согрейте -
Протяните нити мне событий!

По дворцу гуляете Вы Кносса,
Не боитесь взрыва Санторина,
Может, в Фесте Вы или в Закросе,
Иль сидите с чашей у камина?

Может, Вы клянёте Минотавра?
Олимпийцы вряд ли Вам помогут?
Сделайте венок себе из лавра,-
Помолитесь нашему Вы Богу…

Наслаждайтесь жизнью, как оливой,
Дегустируйте и «Минос», и «Скалани»,-
Вашим дням я радуюсь счастливым:
Вашей я завидую гортани:

Будете Вы есть ежей, моллюсков,
Или пробовать на вкус кальмаров,
Или «Раки пить из рюмки узкой,
Слушая старинную гитару…

Буду любоваться Вашим духом,
Не ленитесь - весточку пришлите,
Наслаждаться буду Вашим слухом,-
Подарите ниточку событий!

Крит

Юрий Михайлович Агеев

Брошенный в синь Средиземного моря,
схваченный пеной, на волю ветров
отданный, в кущах олив у предгорий
остров - божественный дар из даров.

Где-то в глубины ушла Атлантида,
тихо Эол о былом говорит,
мрамор крошится и тень аониды
не потревожит расколотых плит.

Крит! Ты ещё не на дне океана
и не осколками амфор живёшь!
Ты всколыхнёшь ещё дальние страны,
страстью по мифам и тайнам придёшь.


Ираклион

Андрей Машковцев

Злая вьюга за окошком
Прервала прекрасный сон:
Я, взволнованный немножко,
Вновь смотрел Ираклион.

Я в толпе не потерялся,
Обходя поток людей,
Красотою восхищался
Этих древних площадей.

Днём от солнца изнывая,
Находил в проулках тень,
Но шагал не уставая,
Позабыв хандру и лень.

Не забыл красот я всуе,
Всё увидел, что искал:
Я облазил крепость Куле
И приморский Арсенал.

И сейчас, когда искрится
Снег холодный на дворе,
Я мечтаю раствориться
В этой греческой жаре.

Агия Пелагея

Андрей Машковцев

Этот город разместился
От столицы вдалеке,
Потому и оказался
Словно заводь на реке.

Седовласые столетья
Шли неспешной чередой,
Но царил и в лихолетье
Здесь порядок и покой.

Нет уныния и горя,
И безмолвный тихий сон
Лишь нарушит рокот моря
Да и птичий перезвон.

Среди этой пасторали
Я когда-то рай искал,
Пробираясь без печали
Меж маслин и белых скал.

Кносский лабиринт

Вадим Константинов

Коль любите загадки,
То войдите,-
Преодолев сумбур
Вселенной всей,-
В тот самый Кносский
Лабиринт на Крите,
Где Минотавра
Победил Тесей!...

Кноссос

Ольга Мегель

Сегодня до Кноссоса путь наш лежал рано утром:
Руины дворца стародавнего нам захотелось смотреть.
Там грозный Минос проживал, был он сильным и мудрым,
И был Полубогом, - чего ещё можно хотеть?

Жена Пасифая, ему не была она верной,
Да кроме того ещё монстра ему родила.
Чудовищем тот был чрезмерно ужасным и скверным:
Огромный и страшный мужик с головою быка.

Его все боялись. А звали его Минотавром.
Для него смастерил лабиринт сам искусный Дедал.
Чтоб его прокормить, к нему дев молодых запускали:
Натешившись с ними, их страшный зверюга съедал.

И так продолжалось, покуда на Крит не явился
Отважный Тесей, сын Эгея-царя,
Бесстрашно он с мерзким тогда Минотавром сразился, -
И тотчас взошла над Элладой свободы заря!

Миноса же дочь, Ариадна, в Тесея влюбилась,
Ему подарила она путеводную нить.
Но вскоре надежды любви о жестокость разбились:
Тесею пришлось тогда снова в Элладу уплыть.

Но чёрных своих парусов не сменил победитель.
Отец же увидел, что в трауре сына корабль, -
И бросился в море злым горем сражённый родитель,
И стали то море Эгейским с тех пор называть.

Кносский дворец

Татьяна Ёжкина

Руинам этим три тысячелетия.
Но всё же их величественен вид.
В начале двадцать первого столетия
Однажды удалось их посетить.

Овеяна легендами чудесными
Цивилизаций наших колыбель.
Встречает нас улыбками и песнями,
Не умолкает радостная трель
Весёлых птах, что облепили гнёздами
Развалины старинного дворца.

Сияют из времён далёких звёздами
Мифические образы Творца.

Блуждаем лабиринтами дворцовыми.
Нам помогает Ариадны нить.
Прониклись впечатлениями новыми.
Кносс интересно очень посетить.

Долина каменных дубов

Илья Будницкий

..хочу туда, где шум дубровы,
Где пчёлы собирают мёд,
Где поднебесные покровы
В расплаве каменных пород,

Где валуны зелёны, сизы,
Где, подымаясь на карнизы,
Цветёт вечнозелёный клён,
Его листва в тени, как в дымке,
И пчёлы, словно невидимки,
Должно, жужжат со всех сторон…

А у ручья стоит скамейка,
И муравьиная семейка
Сметает крошки со стола,
Застрявший жёлудь весь поеден,
И дуб в зарубках от отметин,
И ввысь вздымается скала

Быстрей, чем взгляд её охватит, -
Туда-сюда - не выгнуть катет,
Гипотенузу не пройти,
Но - камни устилают ложе,
И, как шагреневая кожа,
Стволы и корни на пути.

Почти безветрие в долине,
Ручей бежит посередине
И бьётся крохотный родник,
Дубы низки, но в три обхвата,
Повсюду каменны палаты,
Как древнее подобье книг.

И слог - дубровою и клёном,
Долины потаённым лоном,
Ущельем, прячущим ручей,
Чьи повороты и изгибы,
Как след огромной узкой рыбы,
Как эхо от её речей.

Вода и камень, шум древесный -
Здесь мир, как паводок небесный,
Для нас почти непостижим -
Неповоротлив и неспешен,
И вдруг захочется черешен,
Когда обратно поспешим…

Киккская обитель
Жанна Шрамко

Троодас*. Киккская обитель.
Священный Кипрский монастырь -
Душевных мук и ран целитель,
Вчерашних грешников спаситель,
Монахов вечный поводырь!

В вершинах гор, в объятьях снежных
Его нашла в желанный час:
Лилась лазурь небес безбрежных
И таял груз печалей прежних,
Терпенья множился запас.

От глаз укрыт священный образ,
Нетленный, созданный Лукой.
К нему плывет молитвы возглас,
Его хранит в веках Троодас -
Лик Богородицы Святой!

Едва лучи коснутся края
Великолепных берегов,
На Кипре утро расцветает
И каждый день благословляет
Тот Лик из глубины веков!

*Троодос (греч.) - самая крупная горная система острова Кипр. Высочайшая точка - гора Олимбос (1952 м).
Горы Троодос находятся в западной части Кипра. Известны своими горными курортами, живописными горными деревнями и византийскими монастырями и церквями, из которых наиболее знаменит монастырь Киккос, основанный в XI веке.

Стихи о пляже Вай Бич на о. Крит, Греция

Татьяна Антонова Высочина

Один из роликов про Баунти рекламы
Снимали в месте под названием Вай Бич.
Там рощей высятся кокосовые пальмы,
И ходит множество легенд о нем и притч.

Песчаный берег море Критское ласкает,
Лазурь небес вдали сливается с водой.
А со скалы турист восторженно взирает -
Не надышаться впрок такою красотой!

Нам остров Крит богами послан, безусловно,
Ты приезжай сюда и душу возвелич,
Без лишней спешки созерцая моря волны
В прекасном месте под названием Вай Бич.