17.05.2016

Киев *

Солнечный Киев в памяти всплыл внезапно

Алкора

Солнечный Киев в памяти всплыл внезапно:
Улицы вверх и вниз, и в цвету каштаны,
Шумный Крещатик, площадь - штрихи и пятна
Воспоминаний – моих ли? Как это странно…

Город – праматерь нашей земли российской,
Вдруг перестал быть родиной: за границею
числится ныне... А братья, по крови близкие,
Нас предают и злобствуют, - это снится мне?

Наши «паны» поссорились, сворой правящих
Делят добро народное с грешным пылом,
«Хлопцев» чубы трещат… Все они «товарищи»
звались когда-то... Но слово теперь постыдное…

Вспомните, как бранились князья славянские,
Как в одиночку терпели урон от ворога…
Что ж мы - на те же грабли?!.. Хотим напасти и
Яму себе копаем?! - Заплатим дорого!

Киев устал от смут, а «паны» юродствуют,
Время уходит в Лету, где князь Владимир наш
С грустью с холма глядит, и молчат апостолы
В храме Софийском... Безумие? Или чья-то блажь?

Киев

Геннадий Шалюгин

Ах, стольный Киев! Сколько раз
Шагал я бодро к Золотым воротам!
В каштановой листве терялся глаз
За каждым непривычным поворотом.
Холмы, как грудь, у зеркала Днепра
Вольготно дышат, обнимаясь с небом.
Собор Софийский росчерком пера
Пожалован туристам на потребу…

Спускаясь в недра киевских холмов,
Где в тишине едва мерцают свечи,
Я слышу: шелестит молитвослов…
Святые шествуют на вдумчивое вече…
Здесь вера - словно залежи руды.
Печерским духом каждый вдох отмечен.
Здесь понимаешь: райские сады
Творили наши руки - человечьи…

Святыни Киев утаит в тиши пещер,
Пока на площадях - огни и крики,
Пока Крещатик по-февральски сер,
Пока - увы - слепы от злобы лики…
О, Киев! Я к душе твоей приник
И понимаю: стольный град - награда!
А возле Золотых ворот мужик
Продал мне пузырек с крысиным ядом…

Киеву

Валентина Карпова

Сколько холмов у Киева в владеньях?
Знает ли он? А, может, не считал?
Но как непросты по нему передвиженья
Я на экскурсии по городу познал!

То в верх, то в низ, причём, без перерыва,
Экскурсоводше кажется игрой!
Такая умная и не без формы дива,
Ведёт рассказ, любуется собой!

Что возразить? Приятная девица
И без ума от града своего!
Ну, а ногам моим ещё не раз приснится
Её маршрут вдоль центра, вдоль всего!

Парк Мариинский назван был пейзажным.
В центре фонтан, дорожки и цветы,
На лавках парочки целуются отважно,
Кора акаций порастрескалась в кресты.

Был праздник в Киеве. Народ вкушал горилку.
Пустынны улицы: туристы и авто,
И фоном звуки, будто дули где в сопилку,
И небо тучи примеряло, как пальто.

Ах, Киев, Киев! Древняя столица
Славянства вольного, не знавшего оков!
Ты над Днепром паришь свободной птицей
И что тебе мелькание веков!

Киев...

Владимир Кухарь

Ты - один из любимых на этой Земле,
Замираю, лишь в дымке завидев…
Словно парус мечты на лазурной волне,
Город с нежным названием - Киев!

Отпечатался след в моей пёстрой судьбе
Блеском улиц и золотом храмов…
Я запомнил навеки, присущий тебе,
Чудный запах цветущих каштанов.

Греет тёмную ночь свет неоновых ламп,
Возбуждая мне душу…, не скрою…
Ну, а сердце пленит, словно женщина-вамп,
Днепр широкий своей красотою.

Часто вижу во сне Оболони простор
И Крещатик, манящий огнями…
Он без пива пьянит, не сочти за укор,
Нечто больше, чем страсть… между нами.

Дух свободы твоей ощущается вновь,
Знать: и правда - на то есть причины…
И меня… выдаёт… непокорная кровь,
Ведь не зря в генах - часть Украины.

Каждый дом или камень – отдельный рассказ,
Тень истории рядом с мечтою…
Я люблю тебя, Киев, как сын, без прикрас,
И надеюсь на встречу с тобою!

Царьград


Елена Грислис

У днепровских порогов лежит
Город чудный, где звон колоколен
Нам поведать доселе спешит
Об истоках, стремленьях и воле

Той купели, которой уж нет.
Время смыло мятежные страсти!
Только мощи святых да поэт
Знают правду иль дарят участье,

Постигая веков глубину
Через призму немногих провидцев,
Что стремились осмыслить страну
В летописной истории лицах:

Всех славянских вождей, их дорог
Той Руси от Варяжского моря,
Из которой путь "в греки" пролег
Через Киев - свободный и вольный.

Град мечтой стал удельных князей
Со времен Ярослава заветных.
Корнем рода, стволом для ветвей,
Плодом власти желанно запретным.

Распри шли об одном - старшинстве.
Старший брат по закону мог княжить.
Мономаховой шапкой во тьме
Всех князей стал престол будоражить.

Спор за великокняжеский стол
Глав семей от общин уж свободных,
Разрушал родовой отчий дом,
Стал предтечею войн межусобных.

Лишь Владимир, Мстислав из сынов
Оправдали великое право.
Их правление стало венцом
Жизни мирной славянской державы.

Город вечный стоит над Днепром,
Где бурливые воды клубятся.
А Софии и ночью и днем
Сны о прежнем величии снятся.

Воссияй же, Великая Русь!
Православной молитвой наполнись.
Утолив все печали и грусть,
Единением братьев исполнись.


Древний Киев иностранные путешественники называли вторым Царьградом. А некоторые полагали его "соперником Константинополя, блестящим украшением Греции". 

Город мой Киев

Елена Пархомчук

Город славный, мой древний Киев,
Ты легенда, сказка, и быль.
Речка Лыбидь, войны княжие,
И веков столетняя пыль.

Ты вставал, подымался с коленей,
Вновь трубили победу в рог.
Издавна, для всех поколений,
Враг сломить тебя и не смог.

Ты прекрасен весною юной,
И холодной зимой в метель.
Ты рождаешь ночью безлунной,
Красок сказочную акварель.

И как будто давняя осень,
Золотит твои купола.
И церквей старинная проседь,
Сквозь года твои пролегла.

Наш Киев

Елена Пархомчук

Я стою на берегу Днепра,
Тихо плещет нежная волна.
Тут Святой Владимир Русь крестил,
Люд простой и землю освятил.

С той поры немало лет прошло,
Вешних вод немало утекло.
На холмах блеск шапок-куполов.
В свете позолоченных крестов.

Киев наш - любимый стольный град,
Я брожу тобою наугад.
Ты прекрасен и велик собой,
Я люблю мой город дорогой.

Киеву

Ирина Ващенко

О Киев-град,
Тебе привет,
Колоколам твоим звучанье,
Златой пусть их осветит бег
От солнца яркого сиянья.

Пусть вновь великий дух любви
Охватит мощные просторы,
Днепра пороги, миг зари
Очертят чудные узоры.

Тебе, тебе я шлю привет,
Великой Киевской громаде,
Софийский храм, что краше нет
Зовет иконами отрадой.

Хочу войти в тебя опять,
Хоть мыслью, памятью упиться,
И лишь сказать:
О Киев-град,
Тебе не можно не дивиться.

Киевская Русь

Лариса Кириллина

О Киевская Русь,
скрещенье всех дорог,
я помню наизусть
твой южный говорок,

святителя с крестом
и мавок у Днепра -
ты храм и отчий дом,
где хлеб пекут с утра,

ты место светлых сил
и древних навьих чар,
о, сколько тайн сокрыл
твой крутобокий яр,

с которого видна
сквозь дымку и туман
лесистая страна
прапращуров-славян -

о, как звенит простор
то птицей, то стрелой,
то ветром с дальних гор,
то гусельной струной,

как сладко ощущать
дыханье тех времён,
когда сзывала мать
потомков всех племён

-от смердов до князей -
на пир и на совет,
сплотив их как друзей
в час радостей и бед.

Растерзана врагом,
ты воскресала вновь,
пред общим очагом
сбирая плоть и кровь.

Где ныне тот Батый?
Где ныне та Орда?
А град, что создал Кий,
стоит, где был всегда.

Тебя ли не любить,
с тобой ли не страдать?
Твоей свободой жить,
твоей мечтой дышать.

Над Киевом ясные ночи...

Любовь Уколова

Над Киевом ясные ночи,
Каштанами город объят,
Здесь Лавры живейный источник,
Как прежде, незыблем и свят.

Летят колокольные звоны
Над древней славянской Землей,
Им вторят святые амвоны,
Им вторит оркестр вечевой.

Пусть мгла исчезает бесследно, -
Над Киевом ночи ясны…
Вновь солнце стремится с рассветом
В объятья вселенской весны.

Слепят купола позолотой,
Уходят стрелой в небеса,
И снова здесь молится кто-то,
И верует в жизнь - чудеса!

Над Киевом ясные ночи
И божие светлые дни!
Вновь Лавры живейный источник
Свои излучает огни!

В Киев влюбилась...

Мила Григ

Сибирячка с рождения - в Киев влюбилась
Я при первом свидании... Сразу и влёт!
И как много при первой мне встрече открылось
Потрясающе дивных, великих красот!

Покорила меня белоснежность каштанов,
Что в вечернем закате как свечи горят,
Любовалась красой бесконечных фонтанов,
Что придали столице особый наряд.

С замиранием сердца Днепром любовалась -
Как несёт величаво он воды свои!
В плен забрал меня город... Навеки б осталась!
Как до тризны хотелось продлить «визави»...

Невозможно, увы! Помни, Киев, - стучали
По брусчатке проспектов мои каблучки,
Может быть, я вернусь ещё... только едва ли:
Станешь ты «заграницей» с чьей-то лёгкой руки.

Милый Киев, спасибо, что встретил радушно,
Ждёт меня экипаж и команда «На взлёт!»
Я опять затеряюсь на трассах воздушных,
Но любовь моя, Киев, к тебе - не умрёт!

Город-Киев

Ольга Сафронова

Голубое на голубом:
Храм, вплывающий в облака.
Город Киев кому-то - дом,
Я же - гостья издалека.
Среди улиц и площадей
Я брожу почти наугад...
Я - всего на несколько дней,
А потом уеду назад.
Я уеду к себе домой,
Но уеду я - не чужой.
Я возьму с собой облака,
Перезвоны колоколов,
Днепр, струящийся сквозь века,
И прохладную тень домов,
Из которых каждый - рассказ
О том мире, что был до нас.
Я уеду домой -
Туда,
Где бегут на юг поезда.
Но не рвется памяти нить:
Долго буду в себе хранить
Парков зелень, Андреевский спуск,
Лавры древнюю благодать.
Заскучаю, и снова вернусь,
Чтобы все увидеть опять.

Киев

Павел Егоров Энтлор

Каменья дышат вековой прохладой,
Бездушно впитывая след времен.
За службу эту - только дождь в награду,
Порой, играет музыкальный звон.

Покой на сердце, будто в колыбели,
Душа на месте и не рвется вдаль.
Когда-то здесь все ангелы взлетели,
И берегут заветную Скрижаль.

В садах окрепла древняя обитель,
Святого Духа и простых людей.
Ты жив, мой каменный Святитель,
И воплотился в красоте церквей!

Всегда дышу я полной грудью,
Чудесный аромат не позабыть,
Мощны твои духовные орудья,
Без слов вселяют тяготенье жить.

И днем и ночью суета лихая
Течет речной, безмерною струей,
А я люблю тебя, Столица золотая,
Великий город, Киев мой родной!

Киев

Павел Егоров Энтлор

Порхают над гладью Днепра мотыльками
Бессонные глазки ночных фонарей,
Зеркальную гладь разрезают мазками
Мосты в силуэтах размытых теней.

Мерцают едва уловимые капли
На сине-холодном, небесном холсте,
Горит серебром вознесенная сабля,
Мечом отражаясь в заснувшем Днепре.

Звучит монотонной мелодией город,
Шуршаньем асфальта и криком сирен,
К рукам и к лицу подбирается холод,
Вечерним ознобом сковав душу в плен.

Над спуском Андреевским реет надежда,
Врываясь во мрак голубой бирюзой,
Вблизи возвышается МИД белоснежный,
Над киевской древней, косматой горой.

Час от часу легче под пенье соборов,
Рекой разливающих звон-благодать.
Ночным волшебством так чаруют узоры,
Что хочется вечно здесь жить и летать.

А Киев - сам Храм для всея воскрешенья,
Что даже осколки разбитых сердец,
Выходят в нём к свету из мрака забвенья,
И сами за Киев идут под венец.

Киев мой

Плотникова Лена

Киев мой каштановый
с блеском куполов…
Слышу, здесь лишь слышу я
предков вечный зов.

Киев мой над кручами
в плавности Днепра…
Знаю, точно знаю я -
в нем любви пора.

Киев мой, спокоен ты…
Митингов накал
и борьба бесплодная.
Это ль ты искал.?!

Матерь русских городов

Сергей Дон

Из цикла: "Деяния Олега"

«Киев-город - ладен, строен,
На высоком берегу,
Гостю может дать постой он,
Гибель может дать врагу.

Вот откуда Русь построим ,
На века, не на бегу -
Градом стольным быть достоин,
Быть Руси здесь очагу!»

Обнял Игоря за плечи:
«Соберем-ка, княже, вече!
От высоких от родов
Пусть сюда приедут люди,
Пусть отныне Киев будет
Матерь русских городов!»

Город древний, город славный

Татьяна Бугаева

Город древний, город славный -
...................Вековая Русь.
Я люблю тебя, мой Киев, и
.................. тобой горжусь.
Лег ты гибкий, как пантера,
.................. на семи холмах,
Солнце золотом играет
.................. в храмов куполах,
Днепр Великий обнимает
.................. берега твои,
И, как будто, призывает к
.................. братству и любви.
Полтора тысячелетья…
Много видел ты на свете:
Славы блеск и лихолетья,
Радость, горе и беду,
Братство, дружбу и вражду.
Да всего не перечесть…
Что нам в будущем? Бог весть…
В единеньи наша сила
И история решила :
Взять примером предков славных,
Что создали Русь державной;
Без гордыни, мудро жить,
Честь былую сохранить.

Киеву

Шарова Ольга

Просторов Днепра ни за что не забыть!
Хоть я - тоже редкая птица,
К его середине и мне не доплыть,
И не долететь. Только снится
Мне Днепр и его берега, острова,
Каштанов немые аллеи...
И снова кружится моя голова -
Я, Киев, тобою болею!

Люблю тебя, мой златоглавый Киев!

Эмма Иванова

Люблю тебя, мой златоглавый Киев!
Ты величав, прекрасен и могуч!
И золотые купола Софии
Ласкают взор с высот днепровских круч!

Ты знал порою времена лихие,
Но никогда пощады не просил!
Благословенен будь, мой вечный Киев,
Столица древней Киевской Руси!

На свете много городов красивых,
Но мне милей твоих каштанов цвет!
Люблю тебя, мой златоглавый Киев,
И городов прекрасней в мире нет!

Киев

Юлия Борисова Из Питера

Где-то мокнет Киев под дождями.
Не всегда же Киев мой цветущий.
Улицами за душу берущий,
Уводящий в небо площадями.

Где-то Киев мёрзнет под снегами,
Сам собой навеки зачарован.
Пёстрых улиц суржиковый гомон -
Смехом колокольным над домами.

Впечатлений зыбкие богатства
Понесу опять от дома к дому
С новою тревогой незнакомой
Узнавать, чтоб заново влюбляться.

Киев

Юрий Сергеевич Макаров

Древний Киев златоглавый
Воцарился над Днепром.
Перекинул переправы
Над водою он шатром.

Расставаясь с берегами,
Что цветут в своей красе,
По Крещатику шагает,
Моясь в утренней росе.

Посудачит у Майдана
О своих больших делах,
У Андрея Первозванна
Прогремит в колоколах.

В Лавре Киево-Печерской
Вознесёт в молитвах нас,
Чтобы жизнь была не чёрствой,
Чтобы свет надежд не гас.

Обогнёт Софии площадь
Мимо бронзовых скульптур.
От Андрея спуском мощным
Начинает водный тур.

Островные пляжи полнит
Он потоками людей.
Катит Днепр рядами волны,
Им попробуй, овладей.

Исполина невозможно
В сети городу поймать.
Берегов граниту сложно
Днепр руками обнимать.

Но меня поймал он в сети
Мягкой южной красоты.
Стольный град – твои мы дети:
Ведь исток славянства ты.

Древний Киев златоглавый
Стал, как крепость у Днепра.
Город древней русской славы,
Христианства и добра.

Киевский вальс

Яков Баст

За холмы над Днепром
вновь багровое солнце садится,
проплывает над Лаврой, спеша в свой невидимый дом,
вечереет, но древнему городу
снова не спится,
и танцуют Крещатик, Печерск и весёлый Подол.

И кружатся в невидимом танце
все ветви каштанов,
вторят им пирамидами кроны седых тополей,
и мелодии вальса
летят над притихшим Майданом,
в обрамлении улиц, под трели ночных площадей.

И Андреевский спуск
подпевает своей стариною,
а Владимир Святой их крестом осеняет с горы.
Им внимают мосты,
словно руки над древней рекою,
шум листвы тихих парков вплетается в ноты игры.

И напевный мотив вновь
подхвачен величьем бульваров,
дирижёр там сам гетман: помашет своей булавой.
Звуком эха ответит
асфальт городских тротуаров,
отражаясь звучаньем булыжников на мостовой.

Так танцуй же, танцуй,
мой любимый, единственный город,
ты своей красотой мою душу спасал, и не раз…
Ты живёшь в моём сердце,
всегда удивительно молод,
пусть кружи`т над тобой нескончаемый киевский вальс.

Андреевский спуск

Игорь Обуховский

На Андреевском спуске бывали?
Приезжайте, уж если случится.
Вы отсюда уйдёте едва ли
Без какой-то прелестной вещицы!

И вернётесь вы снова и снова.
Тут такая царит атмосфера!
Вышиванки, посуда, подковы...
Колорита и красок без меры!

Атмосферою старого Киева
Не могу я никак насладиться!
Прогуляемся неторопливо...
По кусочку любимой столицы.

Андреевский спуск

Яков Баст

Я пройду по брусчатке, вместившей касанье столетий.
Замок Ричарда башней проносится над головой…
Мой Андреевский спуск - это лучшее место на свете.
То, что в сердце живёт и уйдёт в землю вместе со мной…

Он такой же, как прежде. Не важный и неторопливый…
Время замерло здесь. Растворилось в пыли мостовой.
Нестареющий, славный и самый красивый мой Киев.
Чудный, юный, цветущий, зелёный и вечно живой…

И хранят стены старых домов незаметные знаки.
И незримые тени былого выходят из мглы.
Вдруг покажется вам из окна, улыбаясь, Булгаков,
Проплывут благородные лица семьи Турбиных…

Каждый раз я с волненьем хожу по твоим тротуарам.
Я вдыхаю твой воздух. Я тут отдыхаю душой…
Это стало привычкой, потребностью и ритуалом --
Проходить, созерцая особый, негласный покой…

Я иду беззаботно, спускаясь неспешно к Подолу.
Зачастил мелкий дождь - постоянный осенний сюжет…
Пожелаю тебе, непогодой окутанный город,
Оставаться красивым ещё не одну сотню лет…

Крещатик

Яков Баст

Красивых улиц есть немало.
Я видел их не на картинках.
Гулял по липовым бульварам
и по проспектам в тополях.
Но ты, любимый мой Крещатик,
застрял в душе, как в фотоснимках,
И по тебе хожу я с детства…
И наяву, и в крепких снах…

Я от Майдана к Бессарабке
иду, от радости хмелея,
ветвями машут мне каштаны,
как в синем небе журавли.
Минуя станцию метро,
пройдусь под кронами аллеи,
где деревянные скамейки,
как у причала корабли.

Теперь здесь всё переменилось.
Стоят пивные павильоны
на месте тёток с пирожками
и автоматов с газводой.
И только старые деревья -
в багрянце поредевшем клёны -
шумят мохнатыми ветвями
над поседевшей головой.

Навстречу девушки проходят -
на целом свете нет красивей.
В глазах - сияние улыбок,
вам взгляды дарят, как цветы.
И расцветает буйство красок,
и молодеет древний Киев,
хотя кругом бушует осень
и от дождя блестят зонты.

Бурлит толпа круговоротом
и замирает у фонтана.
Людской поток несёт неспешно
на стаи серых голубей.
Вас, коренные киевляне,
я узнаю за два квартала
и улыбаюсь вам, как раньше,
в беспечной юности своей...

У Софийского собора

Ирина Ващенко

Куда манишь, любовь, куда…
Туда, где в злате купола,
Где снова Киевская Русь,
Софийский храм, опять Иисус.

Туда, где в тайне вековой,
Рожденной жизнью, не немой
Икон святые образа,
Там жизни вечная стезя.

О Днепр, искрящийся вдали,
Услада Киевской Земли,
Сапфир под солнцем, бирюза,
Чудесна в нежности Земля.

Внизу просторы, пышность трав
Вдали оставшихся дубрав,
Вверху сияет белизной
Софийский храм как новизной.

Так вечность высшая поет,
И миг в грядущее зовет,
Так все рапсодией любви
Чарует перлами зари.

А в Лаврах мощи и покой
Святых уснувших, под рекой
Раскинут город, чуден час,
Где прошлый облик не угас.

Средь зданий каменных, церквей,
Домов и улиц, площадей
Люблю взирать на старину
И слышать века новизну.

Ода Софии Киевской

Светлана Ткаченко

Музыкой византийскою
Князь изукрасил золото -
Стены Айя-Софийские** -
Киевскими высотами.

Величием Божьей милости
Под трепет поющих ангелов
Столетья Софии Киевской
Возвысили православную.

Веками оплотом мудрости
Хранила книги и знания.
Из древних библиотек Руси
В Софии - самая ранняя.

Прадавних времен урочище,
Ментальностью закрепленное,
Несет нерушимость символа –
Святилище всенародное.

Стеной Нерушимой* зиждется,
Надеждой обогащенное –
Киеву Вечность слышится,
С Верой переплетенная.

Душа барокканской звонницы
Взлетает мольбой кристальною,
И Мудрость с печатью времени
Вновь выстоит неизраненной.

* Уникальным шедевром являются мозаики главного алтаря Собора Св.Софии, в центре кот. икона Богоматери, известная под именем «Нерушимая стена» или Мария-Оранта. Многие века в народе существует поверье, что доколе не разрушится «Нерушимая стена», стоять и Киеву.
** Киевский собор заложен князем Владимиром (Х в.) и закончен при Ярославе Мудром (І пол. ХІ в.). Храм должен был стать для Киевской Руси тем, чем была Святая София (ныне Айя-София) в Константинополе (Стамбуле) для Византии, потому во многом ему подобен.
 
София Киевская


Светлана Ткаченко

Начинаясь оплотом мудрости, золотя купола, как сУждено,
Со времен Ярослава Мудрого это место священно-прощено.

Пятинефный крестово-купольный и тринадцать глав с мозаИками
Пережили татар с монголами и еще …надцать покорителей.

До поколь мольба к Вседержителю от Софии-Оранты слышится,
Ты не ветхо-скрижаль истории, филигрань которой уж выцвела.

Полонез барокканской пламенной поднебесного цвета звонницы
Гетман медный на глыбе каменной почитал, усмиряя конницу.*

Аналой для грядущих страждущих - высоченная мать-владычица -
Колокольня как брама к ангелам - подорожний маяк невидящим.

На тринадцать тонн вес гармонии и молитвенной просветленности,**
Киев, город мой, удивляй меня созерцательной колокольностью.

*На Софиевской пл. 125 лет стоит памятник гетману Б.Хмельницкому верхом на коне, которого всадник пытается осадить. Представленное фото снято у подножия этого памятника.
**Колокол на 76-метровой колокольне массой 13 тонн.

Битва за Киев Из цикла Города-Герои

Фоминых Андрей-Первоуральский

Пришла война. Бомбили немцы Киев.
И на рассвете город был в огне.
Закончились у всех деньки мирские.
Никто об том не знал ещё в стране.

Фашисты взять хотели Киев с хода.
Но, встретили на рубежах отпор.
Всплотились вместе все тогда народы,
Чтоб не пустить врагов на свой простор.

Сражались все за город Киев, стойко.
Командовал войсками, Кирпонос.
Порой не понимало, немцев, войско
Ну, как же, держится, там горсть бойцов?

Бывало, что кончались все патроны.
Тогда все бились с немцем на штыках.
И всё ж, град, не сдержал той обороны.
Пал Кипронос, с оружием в руках.

Та оккупация была два года.
Но, город, Киев, жил и вёл борьбу.
Он знал, что стащат Гитлера с подводы.
И подведут к позорному столбу.

А в сорок третьем было наступленье.
И начался за город, Киев, бой.
И было то, великое сраженье.
А город доказал, что он-Герой!

И только, Днепр, зажал врага в объятья.
В своих пучинах, немцев он ласкал.
И уходил на дно, наш неприятель.
Он не о том, наверное, мечтал.

О, Киев-град! Ты город, чести, славы!
Ты в первый день войны, удар сдержал.
И доказал всем нам, что ты-Держава!
Ты до победы с фрицем воевал.

Киев

Хлоя Ли

Весной одет в каштаны и сирень,
Старинный город, что у волн Днепра,
Останется в душе, как сказки тень,
И сердце сохранит все, как вчера.

Ты не одна, кто позабудет здесь
Частичку сердца, зная, не вернет,
Тебе поет, ты слышишь, Днепр мой песнь...
И тонет в нем парад из ярких звезд.

И голову закружит аромат:
Сирень, каштаны, улицы, века...
Попробуй, возвратясь теперь назад,
Забыть "лицо" Столицы-старика.

Старик Киев

Хлоя Ли 

Старик у волн притихшего Днепра,
Повесивший на вербы с горя кобзу...
Согнувшийся от думы - так черна,
Украдкой утирал ладонью слезы.

От горьких слез поблек лазурный взгляд,
Зима на память подарила плеши,
Смотать года бы пленкою назад,
Он там был князь, сейчас - почти что леший,

Во вретище и с пеплом на челе
Скорбит по детям, чьи шаги затихли...
Мой старый Киев... а на той золе,
Как седина, ковыль к земле поникнет.

Как седина, ковыль покроет плешь -
Майдан, Крещатик... там, где были камни...
Седой старик, мой Киев, дыма брешь
В лазурном небе вниз на лица в каплях.