11.12.2015

Перов В. Г. (1834-1882) **

Перов Василий Григорьевич - Русский живописец, один из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок.
Наиболее известные картины - Сельский крестный ход на Пасхе. 1861, Чаепитие в Мытищах, близ Москвы. 1862, Проводы покойника. 1865, Приезд гувернантки. 1866, Тройка. Ученики-мастеровые везут воду. 1866, Последний кабак у заставы. 1868, Птицелов. 1870, Спящие дети. 1870, А. Н. Островский. 1871, Охотники на привале. 1871, Рыболов. 1871, Монастырская трапеза. 1865-1876, Снятие с креста. 1878.

В. Перов. Слепой музыкант

Борис Межиборский

А музыкант был слеп, но не был глух,
Он слышал музыки звучанье,
Жил в музыканте дух, особый дух,
Привыкший к мукам и страданьям,
А музыкант был слеп, но не был глух,
Его сопровождала муза,
И голос детский так ласкал наш слух,
Как будто пел нам сам Каррузо.
Мальчишка слеп, мальчишка бос,
И руки у него дрожали,
А рядом с ним сидел барбос,
Он звуки понимал едва- ли.
Мальчишка слеп, но он играл,
И звуки в небо уносились,
Мальчишка чуть перевирал,
Но песня из души просилась.
Мальчишку написал Перов,
Мальчишка пел, судьбой обижен,
У живописца не хватило слов,
Создать величие Парижа.

Крепостная Россия

Валентина Гладыш

Навеяно картиной В.Перова "Тройка"

Крепостная Россия,
Много боли и слёз…
Обижали и сильно,
Бесконечно, всерьёз
И больных, и здоровых
Без тюрьмы, без цепей,
Заставляли работать
Беззащитных детей…
Их родители были
Так бесправны, беднЫ,
Что совсем уж забыли,
Про нормальные дни,
И детей отдавали
В услужение жить…
Хоть, наверное, знали,
Что придётся тужить
Об их доле несчастной,
Беспросветной судьбе,
Были сами причастны
К той великой беде…
По другому же сделать
Невозможно, нельзя…
И детей без предела
Забирала нужда…
И вот детская тройка
Бочку снова везёт,
Непосильно и стойко
Всё вперёд и вперёд.
И никто не поможет
Им ни Бог, ни судья.
Пробирают до кожи
Голод, труд и беда...

Сколько рассказов о прошлой охоте

Валентина Гладыш

навеяно картиной В.Перова "Охотники на привале"

Сколько рассказов о прошлой охоте-
Было в лесу или в топком болоте,
Без происшествий не обошлось,
Да и удачу на помощь пришлось,
Верно, позвать скороспешной порою,
Снова пробраться знакомой тропою
В чащу и выждать кого-то опять...
Эх, повернуть бы то время и вспять
Вновь поохотиться и надивиться
Русской природой и снова забыться,
Слиться с тем миром,что жалует нас.
В нём всё естественно, всё без прикрас...

В монастырской трапезной

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Собрались монахи пообедать,
А у них что трапеза - то пир.
Ломятся столы от разной снеди,
И жирует, веселится клир.

Им нет дела до голодных нищих,
До калек и матерей с детьми –
Тех, что со слезами просят пищи,
Кланяясь монахам до земли.

Отношенье к знатным прихожанам
Здесь совсем другой имеет толк.
Вон как поп перед богатой дамой
Суетится, проводя за стол.

На холсте показана отлично
Духовенства внутренняя суть:
Ханжество, корыстную двуличность –
Все пороки их мы видим тут.

Крестный ход

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Из церкви сельской в светлый Христов праздник,
Чтоб повести людей на крестный ход,
Шатаясь, вышел выпивший изрядно,
Держась за стойку, деревенский поп.

Дьячок, спьяна запутавшийся в рясе,
Упал, бедняга, и не может встать,
А под крыльцом, как будто на матрасе,
Напившись вдрызг, мужик улегся спать.

И остальные батюшек не хуже,
Держа иконы и хоругви взяв,
Шагают с песней по весенним лужам,
Хмельного вдосталь на душу приняв.

Проповедь

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Читает в церкви проповедь священник,
Перстом взывая страстно к небесам,
О жизни грешной, о делах священных,
Стремясь привлечь вниманье прихожан.

Глядит с сомненьем на него крестьянин:
«Какую чушь ты, батюшка, загнул!».
Другой за ухом чешет. Ну, а барин
Сидел, скучая, и совсем уснул.

Пока он спит, супруга молодая -
Чего впустую время тут терять -
Сидит, словам влюбленного внимая,-
Глядишь, и в церкви можно флиртовать.

И каждый чем-то поглощен всецело,
В кругу своих и мыслей, и забот.
Нет никому до проповеди дела,
До истин тех, что им внушает поп.

И только дети: мальчик и девчонка,
Наморщив лбы, пытаются понять,
О чем вещает проповедник, только
Едва ли смогут это разобрать.

Сироты

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Зима, холодный сумеречный вечер,
Строенья изб виднеются вдали.
Сестренка, брата посадив на плечи,
Вдвоем сюда на кладбище пришли.

В глазах детей начертано страданье –
Они, похоронив своих родных,
К могилкам, как на скорбное свиданье,
Пришли, чтоб праху поклониться их.

Нетрудно видеть: деток мучит голод
И нет у них ни крова, ни угла.
Детей-сирот пронизывает холод
И черной тучей наползает мгла…

Чаепитие в Мытищах

Валерий Штормовой

Этюд на картину Перова

Солдат, в сраженьях ногу потерявший,
Совсем слепой, и мальчик-поводырь,
В скитаньях с ним голодный и уставший,
В лохмотьях рваных, сношенных до дыр,

Пришли к столу, где самовар дымился,
Звенели чашки, рафинад хрустел
И густо запах чая разносился,
И тучный поп там за столом сидел.

Они пришли и просят подаянья –
Мальчонка даже шапку протянул.
Но поп на них не обратил вниманья,
Он, знай себе, из блюдца чай тянул.

Обидно очень, что порой бывают
В поповской и чиновничьей среде
Такие, что невзгод не замечают,
Живут, заботясь только о себе.

Перов. Чаепитие в Мытищах. 1862
Вера Балясная

Войной израненный солдат-
Герой - чёрт был ему не брат...
Теперь он нищий, бездомный, слепой, больной:
-Подайте хлеба… Ждёт с протянутой рукой…

С ним мальчик босый - поводырь-
Одежда ветхая из дыр…
Монах пьёт чай - подносит блюдечко к губам…
А эти бедняки ему, как дым, как пар…

Ему до сирых* дела нет…
Он служит Богу - дал обет…
Ест вкусно, пьёт и взятки, с радостью, берёт,
Ребёнок и солдат - пустое место - скот…

Чернец в сторонке там стоит,
А совесть у него молчит…
Не хочет ничего о бедняках он знать:
- Должны молиться и на Бога уповать…

Служанка просит их уйти-
Мы видим жест её руки…
Неловко прогонять и очень не легко:
-Что делать - ведь слуге - другого не дано…

Несчастных на картине жаль,
Уйдут они куда – то вдаль…
А мир бездушный этот вечно будет жить-
Терпеть всё люди станут - по теченью плыть…

По ныне так живут они-
Их в нищете проходят дни…
И старики, и дети милостыни ждут,
А богачи крадут, народу подло лгут…

И в наши дни картина эта актуальна-
Коль общество бездушно – аморально…

*обездоленных

Василий Перов. Странник

Владимир Гусев Тульский 

//1870 год./

На странника посм`отрите иначе
И восхититесь вы его судьбой,
Узнав, какие сложные задачи
Частенько ставил он перед собой.

И в зной, и в дождь, и днями, и ночами,-
Его вела заветная мечта.
Он шёл с котомкой тощей за плечами,
Чтобы увидеть Божие места.

Печаль монастырей и храмов наших.
В селениях или в густом лесу.
Мир памяти однажды просиявших
В служении Небесному Отцу.

Святых мужей гробницы и могилы,-
К ним иногда он шёл немало дней,-
Духовные ему дарили силы-
И делали душевней и мудрей.

Он, будто по Всевышнему веленью,
Своё служенье людям видел в том,
Чтоб обходить деревни и селенья
И говорить о вечном и святом.

Щедр человек, душой живущий в Вере,
Весь мир он греет праведным трудом.
Для странника всегда открыты двери,
Ведь вместе с ним и Бог приходит в дом.

К тому ж не всем была доступна пресса,
А спрос всегда на новости не мал,
И потому с огромным интересом
Народ его историям внимал.

Он говорил о людях и о Боге.
О городах встречавшихся в пути,
О том, что с ним произошло в дороге,
О том, что с ним могло произойти.

Он говорил о светлом и о чистом.
Всё то, что видел, слышал или знал.
Он был в душе поэтом и артистом.
Изба простая - театральный зал.

Но странники все были одиноки,
Лишь Богу посвящали жизнь они.
И, отходив, свои земные сроки,
В монастырях заканчивали дни. 

Василий Перов. Тройка 

Владимир Гусев Тульский 

1866 год

Стена глухая. Ночь. Туман клубится.
Тонов холодных тягостная грусть.
Троих детишек измождённых лица,
Которые тяжёлый тащат груз.

Прекрасный холст Василия Перова.
В оцепененье перед ним стою,
И возникает ощущенье снова,
Что он печаль нарисовал мою.

Смысл той картины, что передо мною,
Я до конца постигнуть не берусь,
Мне кажется, что страшною стеною,
Разорвана на части наша Русь.

Там за стеной живут в тепле и свете,
Устраивают шумные пиры,
А в этом мире голодают дети,
Им не до праздников, не до игры!

Там за стеной дворцы, фонтаны, скверы,
Те, у кого земных богатств не счесть,
Чиновники без совести и веры,
Властители, забывшие про честь!

А здесь, живя в холодном полумраке,
От водки и чахотки люди мрут.
Притоны, тюрьмы, кабаки, бараки,
С утра до ночи непосильный труд!

С печалью я гляжу на эти лица,
Детишек, что страдают без вины.
Беда их в том, что не пришлось родиться
Им с той, благополучной стороны!..
---
Промчалось полтора почти что века.
Сбылось ли то, о чём Перов мечтал?
Что в жизни изменилось человека,
Быть может, милосерднее он стал?

Мы любим погулять, повеселиться,
И не желаем бедных замечать.
Вглядитесь повнимательней в их лица,
Увидите отчаянья печать!

Безумные нас не пугают траты,-
Для прохиндеев славный век настал!
А нищие ведь сами виноваты,
Коль обрести не в силах капитал.

Ребёнок на глазах у мамы тает,
И на лекарства денег больше нет.
Взывает к людям скорбь её святая,
Не получая ничего в ответ.

Вон старики. Едва на ладан дышат,
Передвигаются с большим трудом.
И пол прогнил, и прохудилась крыша…
Никто не хочет починить их дом!

Не можем примирить дворцы и хаты,
Ведь в русских душах испокон веков 
И жадность неуёмная богатых,
И ненависть к богатым - бедняков!

Россия-мать, поговори со мною
Я не тебе пишу стихи в укор!
Скажи, кто наградил тебя стеною,
Что нас разъединяет до сих пор.

С тобою столько бед узнали вместе!
Пишу я без обид на той стене:
«Я не богат лишь потому, что честен!
И совесть продавать противно мне!»

Судьба моя поэта и солдата
Что получал от жизни, тем и жил:
Трудился за ничтожную зарплату,
За скромное довольствие служил.

А жизнь вертела мной, как королева,
Но не ругаю я свою Судьбу…
В перовской «Тройке» я, который слева,-
Тащу её на собственном горбу!

В. Г. Перов. Охотники на привале. 1871

Владимир Нехаев

Привал
На фоне русского пейзажа
Осеннего, где первый снег вдали,
Так увлекателен участникам,
Что даже
Летящих уток не заметили они!
- И он как бросится!..
- Да что вы говорите?
- А у меня патронов больше нет!..
И столько мыслей в голове проносится!..
- А что олень?
- Краса-а-а!!В расцвете лет!..
Рога свои раскинул…
(Руки – шире!)…
Как счас вот вижу прямо тот момент!!
…Тут я смекнул…

А третий, посредине,
С иронией почесывает лоб
( Это в костюме что простолюдина),
Мол, сам такой, - медведя, помню, - хлоп!!..

Шикарный вид
Оружия и дичи!-
Со знанием написан натюрморт!...
Да, знать, таков охотников обычай:
В рассказ из жизни добавлять экспромт!
…В картине всё
Со школы нам знакомо:
Пейзаж, охотники, собака и рожок…
Тут и придумались мне ,почему-то, дома
Слова ,что средний скажет :
- Господа! на посошок?...
А то домой нам топать,
Путь далек!..
---
Охотник сам бывалый,
Изобразил Перов
Сюжет знакомый старый
Из глубины веков:

Здесь трое на привале,
Один из них готов
Охотничьи баталии
Рассказывать и слов
Правдивей не слыхали вы!..

Истории правдивые
«Травить» своим друзьям
(Опустим здесь детали,
И так понятно нам,
Каких же слов в них больше,
А,может, - пополам?)

У нас сомнений нет! -
Картины жизнь всё дольше,
Всем нравится сюжет.

В. Г. Перов. «Охотники на привале» 1871, 119 х 183 см ГТГ Москва
На картине изображены реальные персонажи: портрет рассказчика списан с известного врача Д.П.Кувшинникова (он описан Чеховым в роли доктора Дымова в рассказе «Попрыгунья»), молодой, одетый «с иголочки» начинающий охотник справа - портрет с Н.М.Нагорного,члена Московской городской управы, а посередине в одежке простолюдина - врач, писатель и художник - любитель В. В. Бессонов, полный портрет которого есть среди написанных Перовым.

Тройка. Ученики мастеровые везут воду. В. Перов

Елена Казанцева 4

Порою жестокой бывает судьба.
Как выбор падёт? Кто ответит?
Одним жизнь как праздник, другим же - борьба,
Таким, как несчастные дети.

...Тяжёлые сани с водой ледяной -
Не детская это забава.
И тройка из хрупких фигур под стеной -
Свидетельство подлости нравов!

Смеркается. Ветер лютует, мороз...
А дети в лохмотья одеты.
Рассматривать их невозможно без слёз -
Так красноречивы портреты.

Покрепче мальчонка* по центру стоит
В тулупчике рваном и тонком,
С лицом отрешенным вперёд он глядит,
И это лицо - не ребёнка!

А справа собрат по несчастью обмяк,
Сурова мальчишечья доля.
Блуждают глазёнки, ему б на тюфяк,
Отъесться и выспаться вволю...

Девчушка, что слева, покрепче чуток,
Да силы её на исходе.
Не греет в мороз старый, в дырах, платок,
Но крепко сжимает поводья.

Невесел и пёс, что с санями бежит,
Компанию детям составив.
На холод он скалится, тоже дрожит,
Но держится верности правил.

Какой-то прохожий детей пожалел
И сани втащил на пригорок.
А дальше - до дома**, где множество дел,
И отдых наступит не скоро.

Здесь мрачные краски Перов выбирал,
Всё серо и грязно-уныло.
Тем самым внимание он привлекал
К страданиям, жизни постылой.

Бедняцкие дети, по сути - рабы,
Хотя на бумаге - свободны***.
Чтоб вырвать в дальнейшем себя из нужды,
Так, тройкой, ходили по воду,

С ученьем своим постигали они
Тяжёлую русскую долю.
И бегали "тройки" детей по Руси,
Как лошади, гибли в неволе...

* - С мальчиком Васей, позировавшим Перову, связана целая печальная история.
** - Имеется в виду дом, где дети работали в услужении и постигали ремесло.
*** - Крепостное право уже было отменено в 1861г.


В. Перов Рыболов 1871 год 

Елена Ярина 

Какой заядлый рыболов 
Застыл пред нами на портрете.
И прав художник был Перов,
Запечатлев мгновенья эти.

Он ждет вот-вот начнет клевать
И будет помнить ту рыбалку,
сома на фунтов двадцать пять,
и времени ему не жалко.

Какой заядлый рыболов,
Какой азарт необычайный.
Домой он принесет улов.
Заметим с вами, неслучайно. 

В. Г. Перов Последний кабак у заставы 1868 г 

Елена Ярина 

Сумрачные всполохи огня.
Ожиданье долгое. Тревога.
Сани. И в санях сидит жена.
Мужа ждет крестьянка одиноко.

Загулял мужик. Ему видней.
В кабаке деньжата пропивает.
Плотный снег. Полозья от саней.
Час и два - замерзла - ожидает.

Не один наведался, с дружком.
Грязный снег и черная дорога.
И в кабак с работы прямиком,
Позабыв семью, детей , и Бога.

А огонь, что в окнах, все сильней,
Выбиться пытается наружу.
Сердце все сжимается - больней.
Ей сейчас согреться б в злую стужу.

Путь не тот избрали мужички.
Им бы в храм и Богу помолиться,
А они от тягот - в кабаки,
Чтобы выпить водки и забыться.

Небо так уныло, ей же ей.
Холодом пронизана картина.
Безысходность и в судьбе людей,
Заступись Христос за мать и сына.

Грустны темно-серые тона,
Желтый, черный…В жизни нет просвета.
Сжалась вся и мужа ждет жена…
Дай, Господь, ей Силы и Совета.

Драма жизни. Тяжкая судьба.
Ах, ты горе-горюшко, кручина.
К Богу просьбы и к нему мольба…
Мастерски написана картина. 

В. Г. Перов Тройка 1866 год 

Елена Ярина 

Перед картинами Перова
Склоняю низко я главу.
Вот так писать! Как жизнь сурова!
Все образы как наяву.

И дети в «Тройке» - это диво,
В портретах лица передать.
Их лики ангельски красивы.
Так на Руси могли страдать!

Досталась тяжкая им доля.
И сколько силушки ни быть…
Доколе, Бог, скажи доколе?
В России рабство будет жить! 

В. Г. Перов Охотники на привале. 1871 г

Иван Есаулков

На одной из перовских картин
Села группа людей на привале.
Говорит пожилой дворянин
То, во что сам-то верит едва ли:

Как охотник раскрасил рассказ
Тем, что было, и тем, что не было!..
И хоть раз в жизни каждый из нас
Слышал эти «охотничьи были»!

Помогает словам он рукой:
«Вот такого свалил тогда зверя!»
А охотник, совсем молодой,
Упоённо рассказчику верит.

Улыбается хитро мужик,
Шляпу сдвинувши, за ухом чешет -
Он к охотничьим байкам привык
И смеётся: «Вот барин, как брешет!»

Уж пора бы закончить обед,
Только думает барин иначе:
Для охотника лучшего нет,
Чем похвастать какой-то удачей!

Можно часик ещё отдохнуть
И послушать его - корифея,
А потом и наладиться в путь,
Не забыв захватить все трофеи...

Нам показаны ружья, рожок,
Рядом - заяц, подбитые птицы.
И уткнул морду в землю Дружок -
Ищет, видимо, чем поживиться.

Продолжает вести разговор
Барин - он энергичен и пылок,
И азартен у юного взор,
А мужик... исчесал весь затылок!

В. Г. Перов. Портрет Ф. М. Достоевского. 1872

Иван Есаулков

Написан в сероватом тоне
Психологический портрет.
Фигура в полумраке тонет,
Но падает подвижный свет, -

И та из мрака выступает.
Писатель в думы погружён.
Пятно рубашки оттеняет
Цвет пиджака и тёмный фон.

Колено охватив руками,
Задумавшийся, он сидит,
Как будто бы и рядом с нами,
Но в вечность, кажется, глядит.

И отрешённость, и застылость
Во всей фигуре нам видна.
Какая истина открылась
Ему и чем она страшна?

От напряженья жилка вздулась,
Мысль подгоняя и спеша.
Скорбя, печалясь, содрогнулась
От безысходности душа.

Как нервны сцепленные руки!
Как мысль писателя звучит
Сквозь сострадание и муки:
«Терпи, смиряйся и молчи!»*

* «Терпи, смиряйся и молчи!» - неточная цитата из стихотворения Ф. И. Тютчева «Silentium!», приведённая в "Братьях Карамазовых". У Тютчева было:
"Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои...".

В. Г. Перов. Последний кабак у заставы. 1868

Иван Есаулков

Огни кабака перед нами,
А рядом с ним - пара саней:
Бушует неистово пламя
Разгула крестьянских страстей.

Давно продолжается пьянка,
Никто из дверей не идёт.
Сидит одиноко крестьянка
В санях на морозе и ждёт.

Темны лошадей силуэты.
Картина тоскою полна -
В ней небо лимонного цвета
И грязного снега тона...

Путь тянется мимо заставы,
Обоз вдали влево берёт -
Церквушка виднеется справа,
Но к храму никто не свернёт.

Торопятся мимо проехать,
И каждый, видать, согрешил:
Заехав в кабак для утехи,
Стаканчик- другой пропустил...

Никто не выходит наружу.
Закуталась баба в платок,
Промёрзла, жалеючи мужа,
А лошадь жуёт сена клок.

И негде крестьянке погреться,
Приходится холод терпеть.
Куда, бедолаге, ей деться?
Домой бы скорее поспеть!

Кабак никогда не пустует,
Коль он у заставы стоит.
А ветер порывисто дует,
И женщина грустно сидит...

В. Г. Перов. Тройка. Ученики мастеровые везут воду

Иван Есаулков

Морозный сумеречный вечер.
И из-за каждого угла
Зарядами стреляет ветер,
Кружится в снежном вихре мгла.

Детишки бочку тащат в гору,
В ней плещет через край вода.
Громада - лошади бы впору,
И той - совсем не без труда!

Качает сани на ухабах.
Детишки выбились из сил.
И, пожалев усталых, слабых,
Прохожий им помочь решил,

Своим плечом толкая бочку.
А сдвинуть сани нелегко.
Хотя не видим мы воочью,
Но понимаем: далеко

Ещё тянуть из всех силёнок...
Что можно рассказать про них?
Один, совсем ещё ребёнок,
Весь обессилевший, поник.

И девочка полузакрыла
Глаза, печальна и смугла,
Что надо делать, позабыла
И тоже вся изнемогла.

А в центре - паренёк щербатый,
В глазах - смертельная тоска.
Вот так и тащатся ребята,
И некому их приласкать!..

Картина эта монохромна:
Холодно-серые тона,
И тянется громадой тёмной
Вдаль монастырская стена...

О картине Перова Тройка

Иван Есаулков

Картина им писалась бойко -
Давненько замысел возник:
Тащила сани в гору «тройка»,
Но... не вписался «коренник».

А он в картине много значит -
Вниманье зрителя на нём.
Сюжет нельзя переиначить,
И замысел «горел огнём».

Однажды позднею весной
Перов гулял в денёк погожий
И рядом с женщиной одной
«Натуру» встретил средь прохожих.

Был мальчуган точь-в-точь таким,
Какого и искал Перов,
И познакомился он с ним,
Найдя немало нужных слов.

Разговорились. Из Рязани
Шла в монастырь с сыночком мать,
И скоро вечер уж настанет,
А негде переночевать.

Перов привел их в мастерскую,
Свою картину показал.
«Ищу натуру я такую
Давно!» - он матери сказал:

«Свою вы окажите милость
И разрешите мне портрет
Писать». И Марья согласилась:
«Пишите. Почему бы нет?»

Пока Перов работал кистью,
Он слушал горестный рассказ
И познакомился с их жизнью,
Крестьянской жизнью без прикрас.

Про нищету, про горе вдовье
Поведала Перову мать,
Сказала с искренней любовью:
«Сыночка надо подымать!»

И написал художник сына -
Отличный вышел «коренник»...
О детстве каторжном картина
Нам говорит получше книг.

Приезд гувернантки в купеческий дом

Иван Есаулков

Мы видим на картине гувернантку,
Которая в семью купца пришла
Устраиваться утром, спозаранку.
Глава семейства встал из-за стола

И девушку надменно изучает,
Одет в домашний бархатный халат.
Из сумки та смущённо вынимает
Рекомендацию и аттестат.

Как молода она! Совсем девчонка,
С кристальною и светлою душой!
Имущество - лишь шляпная картонка,
А также чемоданчик небольшой.

Упитана купчиха - словно бочка!
На девушку с враждебностью глядит.
Взгляд слишком похотливого сыночка
По всей фигурке девичьей скользит.

Глядят две дочки на неё с испугом,
Пытаясь всё же взглядом ободрить.
Злорадно смотрит из дверей прислуга,
Уже сейчас готова осудить -

Не нравятся ей девичьи манеры!..
На стуле кем-то брошен мягкий плед...
Над всем семейством - с кружевом портьеры...
На стенке виден прадеда портрет...

Плачь Ярославны

Людмила Ревенко

Перов. Плач Ярославны

Ярославны голос-плач
Над забраловой стеной…
Солнце скоро сменит ночь…
- Князь мой! Возвратись домой!

Полечу зигзицей я
Над Каялою рекой,
Отыщу то поле я,
Князь мой! Возвратись домой!

В поле травы отцвели,
Князя не поднять одной,
Кровью красит ковыли,
Мой супруг! Вернись домой!

Где шеломы и щиты
Кровь омою я рукой…
Встанут воинов ряды…
Князь мой! Возвратись домой!

Тройка. По картине В. Перова

Людмила Ревенко

Для тебя и для меня
Не однажды детство,
К памяти опять маня,
Подарит в наследство

Череду тех светлых дней,
Что давно умчались...
Вспоминаешь, и живей
Всё припоминаешь. -

…"Тройка" мчится всё в пути,
Миновали годы…
Что искать им и найти
При любой погоде?

Что же жизнь так запрягла?
Выбились все трое…
Впереди одна лишь мгла.
Рабство поневоле…

Забирает в плен тоска,
Вдвое тяжелее…
Не за партой, где доска,
И слова белеют,

А под лямкой, словно конь
Каждый... Силы много...
И такой вот был "закон"...
Как крута дорога...

В. Г. Перов. В Гефсиманском саду

Марта Журавлева

Может ли безгрешный быть в аду?
Создавалась светом Эта Плоть…
В Гефсиманском сумрачном саду
Распростерт страдающий Господь.

Он, Источник Жизни, видит смерть.
Бесконечность смотрит в свой конец.
Как страданий бездну претерпеть?
Над Челом уж светится венец -

Из терновых веток! Впереди
Ужас мук. Но непреклонен сад:
Каждый ствол неистово гудит,
И бесовский свет зажжен в глазах

Тех домов, что караулят ночь.
- Отче! Мимо чашу пронеси!
Тяжесть мира смертному невмочь -
Сколько надо мужества и сил!

Я, создавший землю -– на земле.
Я врастаю телом в эту твердь.
Да, мне - исполнять, Тебе - велеть,
Да, я послан был, чтоб встретить смерть!

Вся мирская скорбь мне душу рвет,
Пала боль земли - на одного.
Это не роса - кровавый пот.
Не оставь же сына Своего!

…Страшный миг - всевластье черноты.
Сам Спаситель пойман в эту сеть!

Но не суждено огню остыть:
Как ликует Пасха - знают все.

Картина В.Г.Перова "Христос в Гефсиманском саду" находится в Государственной Третьяковской галерее (г. Москва)