05.09.2015

Ораниенбаум *

Ораниенбаум

Алексей Бессонов 2

Шел к парку я путем недальним,
Приехав поездом с утра
И вот уже - дворец опальный
Венчанного с женой Петра.

Не долго жили молодые
В любви - в ней счастья нет -
На букли париков другие
Все чаще косится лорнет.

Пусть время отдано забавам
Катальной горке, лебедям,
Но неуютен Ораниенбаум
Без чувств взаимных и царям.

Постройки новые вставали
И вёсел раздавался плеск,
Но ширм драконы отдаляли
Царя от лучшей из невест.

Вот подошли они к развилке
Перекрестившихся дорог :
Их брак расторгнут острой вилкой,
И бог царю там не помог.

Императрицей, Катерина
Супружеский забыла кров
И парк старел, как камни Рима,
Петра впитав святую кровь.

Кафтан Истории превратной
Музеям отдает свой тлен.
Лишь экскурсант неделикатный
Старинный тронет гобелен.

Прогулка. Ораниенбаум

Андрей Кропотин

Я помню, в прошлый выходной
Бродили в парке мы под вечер,
И словно крылья за спиной
Влекли меня тебе навстречу...
Держал тепло твоей руки
В своей тоскующей ладони,
Мы шли, игривы и легки,
И не стеснялись посторонних.
Вокруг покинутых дворцов
Неслись, даря друг другу взоры,
И без начал и без концов
Вели смешные разговоры.
И, словно вОрона крыло,
Темнела прядь под капюшоном,
В душе бурлило и цвело,
Хотелось быть умалишенным...
Олени бегали гурьбой
Среди темнеющих проталин,
И, с рук кормимые тобой,
Нестройно утки гоготали.
В тени дворцовых галерей
Висели старые портреты,
Скрипели петли у дверей
И с нетерпеньем ждали лета...

Ораниенбаум

Кирсанов Сергей Васильевич

Увидев Ораниенбаум,
Я устремился за шлагбаум.
Стучало сердце, как звонок,
Открылся взору уголок.

Вошел в тенистый парк сначала:
Как диадема засверкала
Подкова нового дворца
И восхищала без конца.

В воображеньи чародея
Родилась длинная аллея,
Ей был Ринальди вдохновлен
И выстроил здесь павильон.

Он выглядит нарядно, броско;
В нем много чувственности, лоска;
Его пленяет интерьер
Роскошным пиршеством шпалер.

Хотя был день немного жаркий,
Я наслаждался в этом парке,
Все время убегая в тень,
И не забуду этот день!

Ораниенбаум

Любовь Федунова

Мастерства возвышенный дух
Завещал нам великий Ринальди.
Поспешу на раскидистый луг
И к дубам вековым в усадьбу,
Где Китайский блистает дворец,
На фасадах - гирлянды лепные.
Это рук его - чудный венец
И триумф классицизма в России.

Знаю я, что светлейший князь
Находился в плену строений.
Ликовал восторженный глаз,
Созерцая богатство творений.
Смальта, мрамор, паркет и резьба,
Роспись, щедрая позолота...
Только Меньшикова судьба
Опрокинула счастья ворота,
Уготовила песни пурги,
Вой волков в таёжной округе,
Где порой не видать ни зги,
Если злятся белые вьюги...

Мир Ринальди - опора душе.
Не волнует меня позолота
И плафонов модных клише,
Только камня звучные ноты.
Слышу скерцо возле колонн,
И сюиту - средь пышных фасадов.
Кружат голову лёгкий фронтон
И пилястры на анфиладе.
Среди этой звенящей красы
Мир мечтой Ринальди разбужен,
И я рада, что столько жемчужин
В ожерелье нашей Руси.

Ораниенбаум

Наталья Апрельская 66

Здесь потрескался камень,
и мрамор темнеет, старея.
И струящийся воздух
наполнен дыханьем веков.
Наше прошлое здесь
сохраняется дольше скорее,
Чем среди городских,
яркосветных рекламных оков.

Хоть мосты развалились
под тяжестью шага земного,
И исчезли ручьи, превратившись
в извивы морщин.
Всё равно красота -
что искусства живая основа -
Не истлела под пылью дорог
и от шороха шин.

Я иду по дорожке
с булыжным покрытием древним.
А по небу, как прежде,
седые плывут облака.
И ребенок в коляске,
которому годик, наверно,
Посмотрел на меня
строгим взглядом почти старика.

Ораниенбаум. Китайский дворец

Ольга Королева

Левей дворца, у домика кухарки,
Где ели великанские влажны,
Таится пруд хрустальным гробом в парке:
Там кто-то вечно спит и видит сны.

Чуть ветер зазвенит стеклянной дверью,
И ветками качнет старинных лип -
Хрустально отзовутся кроны елей,
И облака раздастся мокрый всхлип.

Скульптура в центре острова - наяда -
Как будто что-то высмотрев у дна,
Спускает ножку в воду постоянно
С приземистой скамейки-валуна.

Контрастно выделяясь белым телом
Над серым отраженьем-двойником -
Она, склоняя взгляд осиротелый,
С утопленником шепчется тайком:

«Твоя свеча в окошке не потухнет…
А сад как мертв - без света впереди…
Не ты ль звенишь стеклянной дверью кухни,
И радость через боль щемит в груди?

Зима через неделю нас разделит
Засыпанным порошей крепким льдом.
Но в сердце пал сквозь холод луч апреля:
Мы вместе - и вовеки не умрем. »

Парк Ораниенбаума. Нарцисс и нимфа Эхо

Ольга Королева

Округлый пруд в безлюдном царском парке -
Как блюдо на пиру у тишины.
Дворец на берегу и дом кухарки
В недвижимой воде отражены.

Лишь ветер ноября стучится в двери.
На стуже обмирают ветки лип.
Порой роняет дождь в бокалы елей
Срывающийся с тучи ветра всхлип.

Скульптура в центре острова - наяда -
Как будто что-то высмотрев у дна,
Спускает ножку в воду безоглядно
С приземистой скамейки-валуна.

Бела как снег на фоне темных елей,
Она, слегка подняв туники край,
С утопленником шепчется и верит,
Что в следующий миг с ним ступит в рай.

К ее ноге прилип травинки волос,
Оставшийся от ярких летних дней.
Земной последней птицы слышен голос...
И сумерки скрывают даль аллей.