26.09.2015

Кара-Даг и Золотые ворота *

Кара - Даг


Анна Ковалёва -Мулик

Приходят люди и уходят…
Мелькают страны, города…
Вулканы изредка вздыхают…
Тоска планеты - только в них видна…

В воскресших мифах и легендах -
Все тайны вечности всплывут…
И в древних каменных рельефах -
Мечта - фантазии укажет путь…

Вдруг Чёртов палец Кара - Дага -
Предупрежденьем погрозит…
И Слон, окаменевший взгляд из лавы -
Печально на планету бросит, но не убежит…

Король и Королева снова вместе -
На страже ветра и волны…
У Золотых ворот, небесных -
Луч солнца - как признание в любви…

Горный массив Кара-Даг

Валерий Рябцев

Я не пишу о Кара-Даге,
Он славен не одной строкой,
Мои попытки на бумаге
Смывает пенистой волной.

Сколь мастеров, больших и малых,
Нашли здесь творческий уют,
И сколь ещё на этих скалах
Его восторженно найдут.

Крепка излившаяся лава,
Стой легендарный великан.
И пусть мерцающая слава
У них прорвётся, как вулкан.

Золотые ворота Карадага

Георгий Булычев

В голубых глазах скалистых бухт
Начинают волны с ветром спор.
Водорослей полог золотой
Словно солнцем сотканный ковер.

И шумит и пенит грозный вал,
Водоросли рвет неодолимо.
Из-за мрачных и угрюмых скал
Ярко нам сияет солнце Крыма.

Кара-Даг

Дайм Смайлз

Алмазный бред морщин твоих и впадин
Томит и жжет; неумолимо жестк
Рисунок скал, гранитов черный лоск,
Строенье арок, стрелок, перекладин.
Вязь рудных жил, как ленты пестрых гадин
Наплывы лавы бурые, как воск,
И даль равнин, как обнаженный мозг…
Трехдневный полдень твой кошмарно-страден.
Пузырчатые оспины огня
Сверкают в нимбах яростного дня…
                                                     М. Волошин

С утра морская дремлет влага,
Шумит чуть слышно сонный лес.
И на просторы Кара-Дага
Спустился солнца луч с небес.
Горы замысловатый гребень,
Белеет в радужных лучах.
Вершины гордо смотрят в небо.
Неведом им гнетущий страх.

В краях прибрежной Киммерии,
Стоит он, словно великан.
Творенье яростной стихии -
Потухший некогда вулкан.
И ветер долго и упорно,
Тесал фигуры твердых скал.
И удивительные формы,
Им виртуозно придавал.

И Максимилиан Волошин,
Близ Кара-Дага проживал.
И строки о далеком прошлом,
Он упоительно слагал.
Ему просторы Кара-Дага
Являли множество красот :
Долины, гроты, и овраги,
И арку «Золотых Ворот».

Кара-Даг - горно-вулканический массив близ Коктебеля,на берегу Чёрного моря.
 
Дары Кара-Дага

Елена Грислис

И сих холмов однообразный строй,
И напряженный пафос Карадага,
Сосредоточенность и теснота
Зубчатых скал, а рядом широта
Степных равнин и мреющие дали
Стиху - разбег, а мысли - меру дали.
                   М.Волошин "Коктебель".


Пришельца белокаменных твердынь
Уничижала скудости картина:
Скелетики кустов, лох, дрок, полынь…
Пустынная унылая долина.

Но трехвершинный облик Кара-Дага,
Вулкана первозданный силуэт
Гляделся из холмов подобьем стяга,
Где каждый пик - береговой хребет.

И как-то… со Святой горы спускаясь,
Волошин заприметил башню Сфинкс,
Что в склонах Гяурбаха обретаясь,
Открыла тайну и судьбы каприз.

Прибрежный мыс романтикой вознесся! -
Тем местом, где волны скалистой хмель
Стал для Поэта Веры новым солнцем,
Преображавшим древний Коктебель.

Кара-Даг - горно-вулканический массив на территории Феодосийского горсовета Крыма, на берегу Чёрного моря. Максимальная высота - 577 м (гора Святая). Название Кара-Даг переводится с турецкого и крымскотатарского языков на русский как «чёрная гора». Коктебель показался Максу Волошину вначале(1893) не столь привлекательным. «...Я искал в Коктебеле "общих мест" юга, а их тут необычайно мало,- вспоминал поэт позднее. - Первое лето я видел только скупость и скудость природы и красок». Лишь к концу лета, спускаясь со Святой горы, Волошин заметил «в сторону моря, сквозь деревья, уединенную башню» скалы Сфинкс, склоны ущелья Гяурбах и «скалистую волну хребта мыса Карадаг». Так он открыл для себя новый «фантастический и романтический Коктебель».

Золотые Ворота

Елена Громова

Снится мне Коктебель - край вершин и тепла,
Край полуденных трав, край Мечты и Полета...
Там из бурной воды вылезает скала
Золотые Ворота, Золотые Ворота.

Там купаются горы в душистом меду,
И волшебной поэзией веет природа.
Я приеду туда, я однажды войду
В Золотые Ворота, Золотые Ворота.

Смотрят в небо маслины, ликует миндаль,
Самоцветные камни объяты дремотой...
Голубые холмы, бирюзовая даль,
Золотые Ворота, Золотые Ворота...

Я тебя обниму, теплый край травяной,
С наслажденьем напьюсь твоего кислорода
И услышу, как шепчутся с юной волной
Золотые Ворота, Золотые Ворота.

В горько - сладких лугах серебрится полынь,
На камнях при закате горит позолота...
Омывают дожди, обдувает теплынь
Золотые Ворота, Золотые Ворота.

Над холмами танцуют шальные ветра,
Напоенные запахом соли и йода.
Дышат воздухом моря и соками трав
Золотые Ворота, Золотые Ворота.

Киммерия растит вековые сады,
И хранит Кара-Даг романтичные гроты...
От фальшивых друзей, от бездарной нужды
Защитите меня, Золотые Ворота!

Кара-Даг

Елена Макеева

Златых ворот немыслимое чудо.
Зелёных вод опасна глубина.
Здесь россыпь яшмы, сердолик повсюду.
Причудливая, дикая страна.

Палитра многоцветна Кара-Дага,
Мозаик каменных красив витраж.
Хрустальный звон... Скалистый гребень мага...
Живая сказка. Таврики мираж.

Кара-Даг. Легенды Крыма

Зинаида Торопчина

Лишь только солнце пряталось за горы,
Как раздавался дикий, страшный вой.
Он оглашал окрестные просторы,
И каждый торопился в угол свой.

Срывались камни, поднимался ветер,
Как будто начинался ураган.
И замирали взрослые и дети...
То выходил на гору великан.

Тот людоед, страшила одноокий,
В горе, в пещере отсыпался днём,
А к ночи, голод ощутив жестокий,
Ревел вовсю, был рёв его - как гром.

Чтоб успокоить, каждый вечер люди
Быка подбрасывали или двух овец,
А то всю ночь реветь страшила будет.
Наевшись, замолкал он наконец.

И похищал он девушек прекрасных.
От страха приходилось всё терпеть.
Но юноша вступил с ним в бой опасный:
Пошёл к горе и стал там громко петь.

Красиво пел он о своей любимой
И о любви, что сердце жжёт огнём.
Хотел привлечь вниманье нелюдима,
Чтоб появился великан тот днём.

Проснулся людоед от звонкой песни,
Заслушался, ласкает слух она.
Не слышал раньше песни он чудесней
И выбрался наверх. Уж не до сна!

"Ещё раз спой о той красивой птице,
О девушке, что может так любить!" -
"Вот завтра сможешь песне удивиться -
Здесь будет девушка, уж так и быть!".

Всё рассказал тот юноша невесте,
И Эльбис - и красива, и умна -
К горе идти решила с парнем вместе,
Решимости и смелости полна...

Назавтра видит девушку страшила,
Он о такой мечтал уже не раз!
Она ж очаровать его решила:
"Как, нравлюсь я? Открой пошире глаз!".

Он посмотрел: ну до чего ж прекрасна!
"Шлю птицу счастья! Побыстрей лови!
Как видишь, ты проснулся не напрасно.
Узнаешь силу всей моей любви!".

И натянула тетиву тугую,
Пустила ядовитую стрелу,
И - прямо в глаз! Потом другую...
Взвыл великан и рухнул на скалу.

Взревел от бешенства и боли страшной.
Волна от воя в море поднялась,
Гора откликнулась на стон протяжный,
Она вдруг вздрогнула и затряслась.

И плавилась гора, кипело море,
Летели камни по бокам крутым,
Перемешалось всё в сплошном заторе,
А из пещеры шёл огонь и дым...

Но вот угомонился грохот шалый,
Исчез, рассеялся вдруг чёрный мрак -
Стоят стеной причудливые скалы,
И люди их назвали - Кара-Даг.

Кара-Даг - тюрк., "чёрная гора", горный массив в Крыму на берегу Чёрного моря недалеко от Феодосии. Эта гора овеяна многими легендами, привлекает величественными, причудливыми скалами, неповторимостью пейзажа. Фантастические скалы - результат вулканической деятельностии выветривания горных пород.

Горный массив Кара-Даг

Иван Есаулков

Заклинанием звучало имя Кара-Даг.
Произнёс его когда-то всемогущий маг -
И возникло жерло грозного вулкана
Из мистического, влажного тумана.

Сотрясая всё, ревел ужасный великан,
И подзуживал его, скорей всего, Шайтан.
Находился в этом месте вход к Аиду -
Греки мрачным местом сделали Тавриду.

А на самом деле это - симпатичный край.
В наши дни для дайверов здесь настоящий рай!
Ах, какие здесь чудесные пейзажи
И какие изумительные пляжи!

Режиссёры с давних пор любили Кара-Даг:
Есть скала в массиве этом с именем Маяк -
Очень знаменита, наверху которой
Даже выстроен был дом для Сальватора,

Там же находилась Ихтиандрова нора.
Сколь всего запомнила высокая гора!..
В этом месте для прибоя есть преграды -
Бьёт волна о камни, брызг же - мириады!

И стоит массив заслоном всем лихим ветрам,
Словно древний, позабытый человеком храм.
На рассвете над горами виснет дымка...
Красота достойна эта фотоснимков!

Золотые ворота в Коктебеле

Иван Есаулков

Вблизи Коктебеля есть горный массив,
И сам по себе Кара-Даг тот красив,
Но... рядом с ним прямо из моря выходит
Необыкновенное чудо природы -

За многие годы его создала!
Взметнулась причудливой формы скала,
И в жаркие летние дни это диво
Светиться начнёт золотистым отливом*,

А так как в скале золотой есть проход,
Дал имя «ворота» давно ей народ.
Веками её волны моря лизали,
Ветра и жара тот базальт разрушали...

И Пушкин скалу эту зарисовал**
Три года спустя, как её увидал...
О ней накопилось так много преданий,
Красивых легенд и прекрасных сказаний.

В подземное царство попал Одиссей
Сквозь эти ворота, Геракл и Орфей
К Аиду прошли через эти ворота...
Они так и просятся прямо на фото!

Видны здесь многовековые следы.
Взмывают ворота легко из воды
Вблизи Коктебеля, вблизи Кара-Дага
Как по колдовству чародея иль мага!

* Жёлтый базальт, из которого сложена эта скала, под горячими солнечными лучами начинает светиться.
** А. С. Пушкин зарисовал «Золотые ворота» на рукописи «Евгения Онегина» спустя три года после посещения Коктебеля.

Кара-Даг

Ингвар Никольский

Эти места пропитались природным покоем,
Стойкостью низеньких гор и лесов красотою.
Ветер шумит среди рощиц вечерним прибоем,
И шелестит колосков золотистой волною.

Солнце тарелкою золота, полного блеска,
Тонет в горах, поджигая зелёное море,
И через четверть часа чуть поблёкшею фреской
Тень накрывает окрестность с печалью во взоре.

Ночью здесь звёзды искрятся шампанским в бокале,
Ночью луна чертит путь от себя до причала.
Кажется - встань и иди, и никто не достанет.
Самое место простить и запеть всё с начала.

Здесь только так, здесь поистине магия света
Пляшет по терпким волнам в час полуденной жажды.
Здесь под ногами шуршат для вопросов ответы,
И ты захочешь ещё, побывав здесь однажды.

Хмурые дни здесь жарой переплавятся в ветер,
Рокот прибоя и песню свободного сердца.
И Кара-Гач талисманом, что в вечности светел,
Твёрдо стоит, охраняя священное место.

Карадаг

Ирина Фоменко Юг

Профиль Волошина призрачно мягок
В дымке морской,
Царственно дремлет массив Карадага
Рядом со мной.
Томно вздыхает тёплое море,
Галька шуршит,
Парус не дрогнет, Лев настороже,
Свита молчит.
Чудятся явью древние мифы
В духах земли,
Синие воды прячут веками
На дне корабли,
Бухта пиратов кровавые тайны
Вспомнит во сне,
И Золотые ворота путём в зазеркалье
Распахнуты мне.

Там, где Кара-Даг

Наталья Колмогорова

Что нам жизни той осталось -
Мелочь да рубли…
Уплывали, растворяясь,
В море корабли.

Мы брели с тобой по суше,
За спиной - рюкзак,
Впереди, чернее тучи,
Спящий Кара-Даг.

Взвились чайки у причала,
Море - словно ртуть;
Вот бы жизнь начать сначала,
Время обмануть.

Вот бы жизнь свою подправить,
Зная день и час…
Как же зла порою память
К каждому из нас!

…Мы брели с тобой по суше,
За спиной - рюкзак,
Море высушило душу
Там, где Кара-Даг.

Кара-Даг

Марина Борина-Малхасян

Беспечные барашки пенных волн
Бегут по изумрудному раздолью.
И мудро Кара-Дага* теплый склон
Глядит за горизонт. О воля, воля…

Из бухты Коктебельской видит он
За моря красотой волненье судеб.
За далью расстояний и времен -
Что было и, возможно, только будет.

Сильна над морем Черная Гора,
Камням о чем-то важном шепчут годы…
И легче переносится жара
В объятиях пронзительной свободы.

А воздух чистый искренне горяч,
И ветер ласков, скалами стреножен.
Дарует вдохновенье Карагач,
Чеканно смотрит профилем Волошин.

Он жил, любил, писал, работал здесь.
Судьба его, величье предрекая,
Ветрами и велением небес
Навеки воплотила в склон Кок - Кая.

Вершины, бухты, пики в голубой,
Размывшей контур легкой светлой дымке,
Дубравы, мысы, ласковый прибой…
И запахи, которых нет на снимке…

Здесь дарит можжевельник аромат,
Растет на склонах редкая фисташка,
И мир живой приветлив и богат,
И в небе облаков бредут барашки.

Похож на сказку древний Кара-Даг.
Здесь скалы Лев, Король, Иван разбойник,
Маяк, Шайтан и Сокол…Словно Маг
Зовет и манит в дивные покои.

И стоит познакомиться всерьез
С секретами такого великана.
Страна чудес, массив любви и грёз
Лежит на склонах бывшего вулкана.

*Кара-Даг - горно-вулканический массив на территории Феодосийского горсовета Крыма, на берегу Чёрного моря. Максимальная высота - 577 м (гора Святая). Название Кара-Даг переводится с турецкого и крымскотатарского языков на русский как «чёрная гора».

Кара-даг


Надежда Александровна Скорнякова

Рассеяны вуалью облака
Над острой бритвой Сюрю-кая,
И солнца шар взарает свысока,
Как свет и тень в расщелинах играют.

С величественной ленью Кара-даг
Недвижно раскаляется от зноя,
Но позы не меняет. Пенный шаг
Волны несет прохладу за собою

И охлаждает стоп скалистых жар.
Вулкан гордится бронзовою кожей.
Хоть на людские жизни он и стар,
Но собственною мерой все ж моложе.

Да, сердце спит в глубинах. Он потух?
Нет, просто юности утрачена горячность.
И свой взрывоопасный гордый дух
Под внешнее спокойствие он прячет.

Ему лишь миг, нам долгие века.
Свет солнечный не ранит, а ласкает,
Развесив как защиту облака
Над острой бритвой Сюрю-кая.

На Кара-даге

Ольга Дубинянская

Утес незыблем был и молчалив.
Он в небо возносился величаво.
И поцелуем утренний прилив
Касался мантии - застывшей лавы.

Он видел эфемерность и тщету
Всех наших необузданных желаний,
И жалкую слепую суету
Разумных человеческих созданий.

В его граните - мудрость и печаль.
Он - вечный антипод непостоянства.
И созерцает голубую даль
Посол времен и фаворит пространства.

Кара-Даг

Сергей Леонтьев 

Таял день наш, закатом растроган,
Море солнцу взбивало постель.
Мы по горным скалистым отрогам
Из Курортного* шли в Коктебель.

Пел разбойничий ветер-бродяга,
Стрекотали цикады-звонки,
Впереди же хребты Кара-Дага*
Обнажали свои позвонки.

И хотелось ударить в литавры,
Чтоб восторг в эти горы плескал!
И, казалось, огромные тавры
Наблюдают за нами со скал.

А у неба, над их головами,
Отражая закат золотой,
Как ягнята курчавые к маме,
Облака прижимались к Святой*.

Кара-Даг! Устоявший под лавой,
Замеревший на самом краю!
Молчаливый, могучий, стоглавый,
Не пускающий в душу свою...

Мы, увы, в бесконечное канем,
Наш удел человечий таков.
Но останутся море и камень
Неизменны во веки веков!

Море, временем несокрушимо,
Камень, временем не побеждён!
Будут небо дырявить вершины,
Падать волны солёным дождём!

Будет, вторя Ревущему гроту*,
Ни на йоту нутром не истлев,
Сторожить Золотые Ворота*
Заколдованный каменный Лев*!

Таял день, ставший полностью нашим,
Растворившийся где-то внутри.
Шли мы вверх мимо каменных башен,
Чтоб с вершины воскликнуть: - Смотри!

Чтоб восторженно выдохнуть: - Ух, ты!,
Заискрив, как голицинский брют,
И сойти в Коктебельскую бухту,
В наш счастливый, но краткий приют,

Где тонул, от заката всполошен,
Берег в мареве крымского дня,
И, прищурясь, косматый Волошин
С Кара-Дага глядел на меня.

*Курортное - посёлок на юго-восточном побережье Крымского полуострова, у подножия горного массива Кара-Даг.
*Кара-Даг - горно-вулканический массив на берегу Чёрного моря. Один из старейших потухших вулканов мира. Кара-Даг претендует на звание места, возле которого Георгий Победоносец одолел гигантского змея и спас местных жителей.
*Святая - гора Святая, самая высокая вершина Кара-Дага (577м)

Кара-даг зарисовка

Татьяна Гладун

Где неприступный Кара-даг
Мне улыбается устало,
Меж разнотравья и цикад
Скользну в прохладу перевала

Мальчишка - ветер озорной,
Вскочив верхом на "Чертов палец",
Под ритмы, что дает прибой,
Безумный исполняет танец

А вот властители камней,
Не утеряв свою корону,
Под взоры белых кораблей
Идут величественно к трону

Цикады держат ноту Соль,
И им неведома усталость,
А шхуна с именем Ассоль
Свой алый распускает парус...

Мёртвый город


Юлиан Фрумкин-Рыбаков

Мёртвый город Кара-Дага.
Редко тявкает лиса.
Воздух на краю оврага
Принял наши голоса.

Эхо… Эхом отдаётся
каждый камушек и речь.
Эхо меж камней пасётся
и, приватно, ищет встреч.

Здесь, под знаком Зодиака,
рядом с мысом Меганом
мёртвый город. Он, однако,
не Гоморра, не Содом.

Здесь над всем маячит Палец.
А, быть может, божий Перст.
Ежели ты и впрямь - скиталец,
он не выдаст, он не съест…

Мёртвый город Кара-Дага.
Оспой съедены столбы.
Здесь и впрямь, не больше шага
От прозренья до судьбы…