11.06.2015

Люксембург *

Замок Люксембург!

Валентина Глазунова

Причудливы склоны,
В них замка фасад
И крепости стены,
Вокруг - горы, сад!

Природные скалы -
Легенды веков,
А в них лабиринты -
Магнит для врагов!

Сюда Юлий Цезарь
Из Рима пришёл,
Здесь, он словно царь,
Силу галлов нашёл!

Стал замок красавцем,
Потом, взорван был,
Но, снова под солнцем
Его Бог открыл!

Сегодня, в нём мирно,
Хоть, ядра и пушки,
В подвалах вино,
Бочки с мозельским, кружки!

Люксембург

Владимир Тяптин

Удивительное дело -
Две Швейцарии в Европе!
Убедиться можешь смело -
Собирайся сразу в обе.

«Как два места можно сразу
Посетить? Ведь невозможно».
Напряги немного разум -
И поймёшь, что всё возможно.

Соберись вначале с духом
И дорогой, где Суворов 1
Проходил - единым духом
Одолей крутые горы.

Убедись, что Сент-Готардский
Перевал и крут, и славен.
Чёртов мост - подарок царский
В восхитительной оправе.

А Муттен - сама отрада! -
Ох, и чудная долина!
Паникс - паники не надо,
Хоть и жуткая картина -

И обрыв, и стены - слева,
И реки бурлящей лава,
И мороз, и снег. - Без гнева,
Без еды шагайте. Браво!

На вершине снег глубокий -
Не тревожьтесь, хоть морозно. -
Вам не будет одиноко -
Всех во сне увидеть можно.

Наконец, спустившись с горки,
Точку пятую подставив -
Чтоб спуститься - не для порки,
Ты поймёшь, что значит слава,

Почему в века Суворов
Навсегда вошёл героем,
Одолев крутые горы,
Альпы грозные пришпорив.

Люксембург теперь взирая,
Убедись - в миниатюре
Там Швейцария вторая -
Хоть и меньше, но в натуре.

Сколько там увидят очи! -
Клеть, Стреляющая лужа,
Перекоп, ущелье Волчье.
Чёрный Эрнц и Сюр - не хуже

Рек Швейцарии - как Рёйсы.
Как картины живописны! -
Лес, кустарники. Не бойся
Скал свисающих карнизов.

Мюллертальская долина
Вся полна ручьёв прекрасных.
Водопады - о. картина!
Как они сверкают страстно!

Мост «Шиссентемпель» позволит
Долго ими любоваться.
Насладившись, поневоле
Здесь захочется остаться.

Но вначале побывайте
В тех местах, где был Суворов. -
И в волнующем азарте
Засверкают ваши взоры.

А когда домой вернётесь
Из волнующих Швейцарий,
То, бесспорно, улыбнётесь:
«Две струны одной гитары».

Люксембург

Лариса Терещенко 8

Столица и страна, всё под одним названьем.
И площадью почти на карте не видна.
Но житель ни один не обделён вниманьем.
Работа есть, вакансий ни одна.
Двенадцать городов. В столице двести банков,
На первом месте всё ж по уровню дохода.
В вооруженье нет ракет, подлодок, танков.
Всё, что произвели, на благо, для народа.
Страна источник благ, для жителей подарок.
В ней в армию идут контрактники служить.
Тут изумруд полей, лесов, газонов ярок.
Здесь памятью веков умеют дорожить.

Балкон Европы

Павел Владыкин

"Балкон Европы". После мессы
порой гуляла здесь принцесса.
Доев двойной, с кунжутом, бургер,
бродил здесь герцог Люксембурга.
"Мой Люксембург хотя и мошка,
с него в Европу плюнуть можно," -
так думал герцог. С речки Мозель
вино везли, ценою в восемь
(лоза их обеспечит) евро.
"А Люксембург, он люкс, он первый..."
Внизу у кукольных домишек
шагало несколько людишек.
Все - поданные! А Великий Герцог -
у каждого в уме и сердце!
На то он, скажем, и Великий...
Ну не настолько, как Понтифик.
Здесь жизни уровень особый,
в Европе самый он высокий.
......................................
Я видел в центре Люксембурга:
поднял бедняк, смутясь, окурок.

Люксембург

Юрий Безус

Замок невеликий изначально,
Город ныне, герцогства столица.
Чтоб её увидеть, специально
Разный люд давно сюда стремится.

Город, оседлавший кряж скалистый,
Тянущий высокие пролёты
Каменных мостов, католик истый,
Город, где осели полиглоты.

Он за чашкой утреннего чая
Четырёхязычную газету
Каждый день привычно изучает,
Провожая прожитое в Лету.

Город по-немецки, по-английски,
По-французски говорить научен.
Не забыт язык исконно близкий -
Люксембургский, коим быт озвучен.

Сохранил во многом облик новый
След усилий прежних поколений -
Площади, собор средневековый,
Амбразуры грозных укреплений.

Три часа мне выпало на встречу:
Заглянул к нему из наших далей.
Гром гремел тогда, я здесь замечу,
Отзвуком забывшихся баталий.

Дождь омыл фасады и брусчатку,
Всадника на видном постаменте.
Радуга слепила глаз сетчатку,
Как и ртуть - на узкой речке-ленте.

Я запомню неба Божью милость,
Мощность цитадели вне идиллий,
Всех её мостов неповторимость,
Стен глухих, и башенок, и шпилей.

Поиссякнув, тучи над домами
Уплывали дымом лихолетий,
Улицы, цветущие зонтами,
Вновь закрыли венчики соцветий.

Расплескалось солнце в час разлуки
По ручьям, подобное форелям.
Мокрые в лесу сверкали буки
И вела дорога до Брюсселя.