08.04.2015

Саяны *

Саяны

Борис Рус


Саянских гор упругая прохлада
В лицо дохнула ветренной струёй.
И гор высокая и древняя громада
В своей красе предстала предо мной.

Я вижу величавый горный перевал,
На нём растут лишь кедры вековые,
Да иногда, испуганный марал
Помнёт цветы багульника живые!

Библейской тишины прекрасный уголок,
Голубизны озёр, небес такой же сини,
Таинственных начал раскрашенный чертог
Далёких мест волшебницы России!

Таинственности этой дух земной,
Как страх к вам в душу проникает
И думать о великом заставляет
И тянет в горы за собой!

Гудит машина, лезет в небо выше.
И горы вторят эхом этот звук.
Я вижу мир. Я у него на крыше!
Внизу Земля на сотни вёрст вокруг!

Ергаки

Вера Авдеева

Ергаки - скалистый хребет в Зап.Саянах


Нас с товарищами было
Ровно восемь человек.
Все одеты мы в спецовки цвета хаки.
А под лыжами искрится
Самый белый в мире снег....
На хребте по имени Ергаки.

Мы в сибирские морозы
Пробирались сквозь тайгу.
Полыхали зори, словно маки.
Мы и оттепель видали,
И жестокую пургу
На хребте по имени Ергаки.

Камни скрыты толстым настом.
И замёрзший водопад
Пострашнее, чем иные буераки.
Вы, наверно, удивитесь,
Но идти отряд наш рад
По хребту по имени Ергаки.

От ночёвки до ночёвки
Через грозный перевал.
Здесь в мороз
Стучат ботинки, как нунчаки.
Этот холод не представить,
Если сам не ночевал
На хребте по имени Ергаки.

Кто-то едет на Мальдивы,
Кто -то любит остров Крит.
Там танцует с тётками во мраке.
Но замечу вам, бесспорно,
Только тот и знаменит,
Кто зимой прошёл через Ергаки.

Саяны

Владимир Черкашин 3


Саяны древние загадочно курились,
Здесь купол неба подпирают облака,
И мысли светлые в сознании роились,
В вершинах гор, где таяли снега.

Здесь песнь поют целебные Аршаны,
Тунка* к здоровью всех людей зовёт.
Чтобы исчезли ноющие раны,
Тропа в горах к тем родникам ведёт.

В гранитах гор грохочут водопады,
Иркут петляет среди диких гор,
И сказкой блещут ночью звездопады,
Зовет к себе былинный всех простор.

И светлый месяц смотрит в воду,
И песнь бурят летит куда-то вдаль,
Сосновый ветер навевает всем погоду,
Шумит листвой берёзовая шаль.

Над Иркутом в лесу горит костёр,
Таинство края искры озаряют,
И звёздный перевернутый шатёр,
Ночную сказку песней охраняет.

*Тунка в Тункинской долине ( Бурятия)


Снежные вершины

Елена Аткина

Снежные вершины
Ловят облака,
Горы - исполины
Острые бока.
Тянутся зубцами,
Сосен хоровод,
Скоро за горами
Солнце упадет.
На Саянах вечер
Тишина, покой,
Зажигает свечи
Ночь над головой.

У гор Саянских

Елена Аткина

У гор Саянских на равнине
Среди берез сосновый бор,
Здесь облака плывут к вершине,
Чтоб с ней продолжить вечный спор.

Здесь из земли живой водою
Текут источники струей,
Здесь солнце светит золотое
Над величавою тайгой.

Здесь воздух чистый и пьянящий,
Дающий силу и покой,
Целебный душ такой бодрящий,
Что оживаешь под струей.

Здесь примут ласково, с участьем,
Здесь не услышишь бранных слов
И обретаешь веру в счастье,
Когда ты весел и здоров.

Саяны

Максим Николаев

Говорят, если спишь, то душа твоя бродит по свету,
От того-то и снится в ночи много всяких чудес.
Если так, то моя не гуляет, не шастает где-то,
Каждый день совершает она одинаковый рейс !

Эти горы меня, я уверен, своим не считают,
Да оно и не нужно, я с ними все время на "вы".
Как в ночи маяки, там снега на вершинах не тают,
В облаках перевалы - огромные сонные львы.

Пусть о пиках Кавказа пойдут по традиции споры,
Или кто-то ночами начнет по Памиру тужить,
А мне снятся Саяны - не очень высокие горы,
И друзья, о которых мне хочется песню сложить...

А случится беда, неожиданная и шальная,
И тогда будет трудно, и я не узнаю себя,
Попрошу у души - забреди в эти горы, ты знаешь,
Отыщи тот костер и знакомые лица ребят...

Горы Саяны...

Наталья Гончарова Иркутск


Горы Саяны в шапках тумана…
Утро прекрасное после дождя.
Воздух пропитан песней Шамана…
Мягкие краски в просторы манЯт…

Выше красот может быть только Небо,
Где пролетают созвездия снов…
Горы, где ты ослеплен белым снегом,
Их притяженье сильнее оков…

Горы, где весь смысл жизни понятен,
Там ты характер куешь каждый час.
В связке идем мы командой, как братья.
Горы скучают порою без нас…
 
Бриллиант


Николай Тимченко

(оз. Хребтовое у границы Красноярского края с Иркутской областью)


Тукшинское где с Канским белогорья
Белки вплотную острые свели,
В местечке, что зовётся Синегорьем,
Есть бриллиант Курагинской земли.
На высоте двух с лишним тысяч метров
Средь скал и мхов, где леса нет почти,
Где заблудиться могут даже ветры,
Для взора рай есть. Это, друг, учти.
Там ледники на кручах среди лета,
Там до небес с вершин рукой подать,
Чуть ниже, там граница рядом где-то,
Там для души сплошная благодать.
Залит водой клочок средь гор высоких,
Гектарам ста земли пришёл каюк.
Там озерцо – является истоком
Той Белой, что впадает в Кинзелюк*.
Средь синих гор сокровище природы!
В нём отразилась неба синева!
И там оно уже века, не годы!
В нём даже есть малютки-острова!
Его Хребтовым люди называют.
Оно Саяна сын, один из ста.
Там первозданность, каждый это знает,
Заворожить способна неспроста.
За сотни лет икринок наносили
Пернатых стаи с горных рек туда.
Любой рыбак без видимых усилий
Добыл бы рыбку. Только вот беда -
За сотни вёрст от мест, обжитых нами,
Где нет дорог ни для каких авто,
Где скалолаз, взбираясь ввысь, устанет,
Зовёт зеркальной гладью место то!

Кинзелюк* – приток реки Кизир в Саянах. 

Кто краше

Николай Тимченко

Они сошлись... Казыр с Амылом.
Как непохожи братья здесь!
В Казыре - удаль есть и сила,
И нрав свирепый тоже есть.
Амыл - спокоен, безмятежен,
Нетороплив он в летний день.
Казыр в сравнении с ним безбрежен,
И побурлить ему не лень.
Амыл - напротив, водной гладью
Он удивить любого б мог.
Кто краше? Вряд ли спорить надо,
Хоть рекам спор наш невдомёк.
Они сошлись, а дальше воды
В Тубе торжественно текут;
И все окрестные народы
Тубу красавицей зовут.

Пейзаж в Саянах

Николай Тимченко

Вода и небо, склоны и долины,
Тайга, кусты, поляны и цветы.
Вдали вершины вереницей длинной...
Всё это часть природной красоты.
Пейзаж сибирский красками играет;
Вдали на всём мы видим синеву.
За синевой, и вовсе голубая,
Стоит тайга. Всё это наяву.
И зелень трав, и неба бесконечность,
И изумруд лесного озерца
Хранят Саяны, вне сомнений, вечность.
Дай Бог всему счастливого конца.
Вода и небо, склоны и долины,
Тайга, кусты, поляны и цветы.
Вдали вершины вереницей длинной...
Всё это часть природной красоты.
Пейзаж сибирский красками играет;
Вдали на всём мы видим синеву.
За синевой, и вовсе голубая,
Стоит тайга. Всё это наяву.
И зелень трав, и неба бесконечность,
И изумруд лесного озерца
Хранят Саяны, вне сомнений, вечность.
Дай Бог всему счастливого конца.

Пик Грандиозный

Николай Тимченко

В объятиях Казыра и Кизира,
Где их истоки недоступны нам,
Всего лишь точка есть на карте мира:
Пик Грандиозный расположен там.
Не высотой своей он грандиозен.
Вершин на свете выше много есть.
То дань его величественной позе
И красоте его хвала и честь.
Здесь свет и тень рельеф обозначают,
Здесь чётко всё, полутонов здесь нет.
Прекрасно так, как лишь в горах бывает.
И это – главный красоты секрет.
Пред ним хребет подобен пьедесталу,
За ним – лишь неба солнечного синь.
Он – обелиск природный, что немало!
И в целом мире он такой один!
Вершиной острой небо он пронзает!
Всё грандиозно: скалы и ледник!
Лишь альпинист красотам цену знает,
Чтоб, покорив, постичь блаженства миг!
А я всего-то красотой любуюсь!
Его вершины выше в крае нет!
Скрывать не буду. Да, его люблю я,
Нерукотворный этот монумент!

Пик Эдельштейна

Николай Тимченко

Ледник Стальнова, ты прекрасен,
Ты можешь взгляд заворожить!
Вновь на душе светло и ясно;
Любуясь, нет причин тужить.
С высот орлиного полёта
На сотни вёрст обзору счёт,
А из кабины вертолёта
Картина взору предстаёт.
Как для Сибири непривычно!
Совсем редеет здесь тайга.
Что совершенно нетипично –
Цветут альпийские луга.
Здесь южный склон обласкан солнцем,
За перевалом – всё в тени,
В распадках здесь, на самых донцах,
Белеет лёд в любые дни.
Чем выше взгляд, тем чудотворней,
Лежит под солнцем лёд да лёд.
Природа климату покорна,
И так за годом год идёт.
Пока зима, лёд нарастает,
Покрыв собой промёрзший грунт.
А летом - весь он не растает.
Так ледники века живут.
Но в летний день и у вершины
Здесь перемены налицо:
На дне огромной котловины
Образовалось озерцо.
Под солнцем гладь его сияет,
Блеск изумрудный виден нам.
Часть озерца лучей не знает,
Вершины тень всё время там.
Из озерца ручей струится
С водой кристальной чистоты.
С другим ручьём спешит он слиться.
Пределов нет для красоты.
А в вышине лишь лёд и камень
Веками тяжбу здесь ведут.
Кто победит, судите сами,
Я ж воспеваю красоту.
Эмоций уйма! Мыслям тесно!
Всё захлестнуло, словно шквал!
Пик Эдельштейна, вот то место,
Что я с восторгом описал!

Половодье

Николай Тимченко

Весной, когда Саян вершины
Теплом обласканы стоят,
С вершин тех водные лавины
По склонам день и ночь летят.
Ручьи сливаются в потоки,
Реки достичь спешат они.
Полны и русло, и протоки -
Разгул стихии в эти дни.
А берега, коль невысоки,
Не в силах выдержать напор.
И разливается широко
Река в долине между гор.
Водовороты пенят воду,
Теченьем сносит их тотчас.
В те дни искать не стоит брода,
Найдёшь беду, не ровен час.
Весной всего реке хватает -
И глубины, и ширины.
Пока снега в горах растают,
Не жди иное от весны.
Любого с ног собьёт теченьем,
Кто по колено забредёт.
Река прекрасна днём весенним
И этим за душу берёт.
Кизир? Казыр? Да всё едино.
Так из заснеженных краёв
Летит бурлящая стремнина,
На всю округу слышен рёв.

Простор

Николай Тимченко

Здесь белогорья и туман,
Здесь облака вершины скрыли.
И то не зрения обман.
То красота моей России.
Хребет Ергак-Таргак-Тайга -
Района южная граница*.
На склонах в мае здесь снега,
В погожий день туман клубится.
Здесь край непуганых зверей,
Лишь лесники сюда заходят.
Здесь малой родины моей
Простор в восторг меня приводит.

Граница* (Курагинского района Красноярского края с республикой Тыва).

Саяны

Николай Тимченко


Мои Саяны! Край мой горный!
Кругом незыблемый простор!
Взмывают ввысь вершины гордо!
Не знаю я красивей гор!
Мир ледников на острых кручах
Собой чарует, вдаль зовёт.
Бывает, снег из снежной тучи
На них средь лета упадёт.
А ниже, где чернее тучи,
Там снег, поверь, любой зимой,
Накрыл подветренные кручи
На двадцать метров глубиной.
Под белоснежным одеялом
Лежат альпийские луга.
И под покровом небывалым
На склонах гор стоит тайга.
Под толщей льда и снега слоем
В долинах реки в зимний час.
Лишь скептик скажет: «Что такого,
Мне дела нет до тех прикрас».
Мой горный край, в твоих объятьях
Лежит Курагинский район.
Но жаль, в горах, где реки-братья*,
До сей поры безлюден он.
Как жаль, что только с вертолёта
Доступны чары всех красот,
Что лишь фотограф для кого-то
Раскроет прелести высот.

Реки-братья* - реки в Саянах – Казыр и Кизир. 


Тиберкуль

Николай Тимченко

Где Саян хребты сошли в отроги,
Где до гор высоких далеко,
Где вдали остались все дороги
И куда добраться нелегко,
Там среди холмов в таёжном крае
Место есть, что может зваться раем.
Тиберкуль - хакасское словечко,
Означает - озеро небес.
Подсказало мне моё сердечко:
«В этом слове много правды есть».
В зеркале озёрном отражение
Будит вновь и вновь воображение.
Летним днём, безветренным и ясным,
Словно стаи чудных лебедей
На волнах небес зовут качаться
Праздно отдыхающих людей;
Облака по небу проплывают,
Зеркало воды их отражает.
Тишь вокруг. Без гула городского.
Чистый воздух. Пей с утра его.
Ароматы воздуха лесного
Ободрят, возвысят хоть кого.
Никуда не надо торопиться.
Нет нужды за чем-нибудь толпиться.
Суету сует оставьте дома.
Вместо чемоданов – рюкзаки.
Мчитесь вдаль дорогой незнакомой
Отдыхать, не ведая тоски.
Отдохнуть сполна душой и телом
От хлопот, забот, неврозов, дела...

Чинжебский водопад

Николай Тимченко

Среди глуши, Саянских гор в отрогах,
Чинжеба* к Шинде* тихо держит путь.
О, как красой ей хочется блеснуть!
За то её судить не надо строго.

В пути уступ. Не время думать много,
А от него не в силах отвернуть -
Река решила смело вниз нырнуть
Благословенье, выпросив у Бога.

И вот, река в полёте затяжном!
Все тридцать метров с думой об одном –
Как, расплескавшись в брызги, вновь собраться!

И хоть в лучах блестеть приятно ей,
Полёт не вечен, с ним пора расстаться,
Всех, покоряя красотой своей.

Шинда* - приток реки Кизир в Саянах.
Чинжеба* - приток Шинды.


Мраморный водопад

Ольга-Виктория Кириллова

Ергаки, Западные Саяны

Здесь волшебник гулял когда-то
И разбрасывал щедрой рукой
Драгоценные камни и злато,
И нарушил долины покой.

Всё в долине пришло в движенье,
Разлилось серебро озёр,
А редчайшего вида каменья
Превратились в вершины гор.

В той долине трава голубая
И пурпурных жарков цветы...
Я стою оглушённая, зная -
В мире нет такой красоты.

Здесь фантазиям нет преград
И у времени нет движенья.
Как же мраморных плит каскад
И вода порождают пенье?

Но разносится ветром вдаль
Ниспадающих струн игра,
В них поёт мелодично хрусталь
В унисон с чистотой серебра.

В той долине трава голубая
И вершин изумрудных цепь.
Я стою поражённая, зная -
Он не может! Не может? Петь.

Я сомненья забвенью предам,
И наполню водою ладони,
Поднесу к пересохшим губам
И вода мою жажду прогонит.

А мечту благозвучье раскрасит,
В нём хрусталь с серебром едины,
Я вошла в этот жизни праздник
И волшебник идёт с вершины.

Найти себя

Ольга-Виктория Кириллова

Пик "Птица" Ергаки 

Он был не глуп, не мил, не мал
Свое с собою и в себе
Созвездий с неба не хватал
И не подыгрывал судьбе

Он по маршруту шел, а склон
И тяжесть ноши гнули спину
Похоже было на поклон
Он так приветствовал вершину

Он в умиление не впал
Когда вершина покорилась
"Совсем не то, что я искал"
А сердце билось, ровно билось

Он думал, что забудет все
Но горы звали, горы звали
Томили дух и бытиё
И мысль пришла о вертикали

И он нашел, то что искал
"Подарок" в супер-упаковке
И он пошел на вертикаль
Один пошел и без страховки

Все пальцы в кровь и без ногтей
Дрожь била каменное тело
Лишь сердце билось чуть быстрей
Лишь сердце не окаменело

Когда поднял он вертикаль
Сказал, едва в себя придя:
"Совсем не то, что я искал"
Он не обманывал себя

Он сад развел, построил дом
Но горы звали, горы гнали
На стену с отрицательным углом
А это "круче" вертикали

И он нашел, то что искал
Кто ищет, тот всегда найдет
Судьбы безжалостный оскал
И в бездну затяжной полет

Себя нашел, лишь на мгновенье
В тот пограничный миг, когда
Немой восторг и упоенье
От расставанья навсегда...

Парабола. История одной фотографии

Ольга-Виктория Кириллова

Западные Саяны. "Парабола"

Фикс-идеей всегда была ОНА,
Математики, физики...без...
Чудо света восьмое - "Парабола"
И души Саян маленький срез.

Нас на "крылья" пустила "Птица",
Обогрев в каменистых перьях,
Но на встречу счастливым лицам
Непогода открыла двери.

Вот "Парабола", как на ладони,
Красота с поднебесных скал,
Ветер тучи никак не обгонит,
А мой "Никон" снимал и снимал.

Непогода не может длиться,
Даже здесь - напролёт неделю.
"Крылья" вскоре сложила "Птица",
Опустив нас на грешную Землю.

Пик Звёздный

Ольга-Виктория Кириллова

Западные Саяны

Есть "Зеркало Времени" где-то в Тибете,
Пик "Звёздный" в Саянах - один к одному:
- Название "Звёздный" откуда? Ответьте!
- Взойдём - и ты сразу поймёшь, что к чему.

Всё, серые камни и снег среди лета,
Рюкзак и страховка лежат за спиной
И я на вершине, пускай не Тибета,
На "Звёздном", я трогаю звёзды рукой.

Синь-тайга

Ольга-Виктория Кириллова

Западные Саяны

Здесь снег в июле гость нередкий,
Но в основном дожди, туман,
И тяжесть снега елей ветки
Сгибает чуть-ли не к ногам.

И куда взгляд ни кинь,
Всюду леса стена,
А из зелени синь -
Синь-тайга, синь- тайга.

Не подарок ли это небес,
Умываться в июле снегом?
А вокруг, а вокруг зачарованный лес,
Весь искрящийся солнечным светом.

Мимолётна чудес игра,
А вот наш путь довольно долог,
Приоткроешь палатки полог -
Синь-тайга, синь-тайга, синь-тайга.

И мотив, да и тема проста,
У тепла нашедших приют,
А трещащие сучья костра,
Невпопад, да и в такт подпоют.

Нынче бурную речку вброд,
Ох, круты у неё берега!
Тяжело, но душа поёт -
Синь-тайга, синь-тайга, синь-тайга.

И какая ещё из стран
Удивлять могла бы всегда?
Мы уходим за "Спящий Саян",
А вокруг синь-тайга, синь-тайга.

Перевалы, вершины, хребты,
Ни дорог, направлений и троп,
Но когда ты достиг высоты -
Видишь зелени в синь переход.

Сибирь

Юлия Борисова Из Питера

В Сибири Саяны горные,
В Сибири такой простор,
Меня ожидают гордые
Отроги саянских гор.

"Саяны" - ведь что за слово-то?
Нездешний какой язык.
А жизней здесь перемолото...
Тайга загасила крик.

Всю горечь впитала губкою
Байкальская бирюза,
Но плачет сосна зарубкою,
Горька у сосны слеза.

Но стоит дышать таёжностью
И стоит Сибирь любить.
И плакать над невозможностью
Историю изменить.