22.04.2015

Нарцисс *

Нарцисс


Александр Чех

Вернувшись в тайны мира прошлых лет,
Услышать можно много странных мифов -
Волшебные герои островов - несут обет,
И на полях сражений - тучи чёрных грифов…

Рассохшийся пергамент поведал между строк
Историю трагической любви - и грусти, и печали:
Как умирал Нарцисс - ушёл дитя не в срок -
Унёс сердца родных в заоблачные дали.

У бога Кефиса и нимфы красивы были детки!
Сияли счастьем, радостью родителей глаза,
Подруги и друзья дарили лавра ветки,
А сын и дочь сияли красотою как роса.

Шли дни, зима сменялась жарким летом,
Росли птенцы на зависть всем врагам,
Но горе на пути уж ждало счастье это -
Безвременно ушла сестра - погибла в ураган.

Нарцисс любил сестру как сладкий сон,
Их лики были точным отраженьем.
Играли вместе, песни пели в унисон,
Но нет её, и стала жизнь томленьем.

Нарцисс – надежда, гордость - матери, отца,
Вдруг стал задумчив, молчалив и нелюдим,
Тоска переполняла горем добрые сердца,
А сын печален и угрюм - себе не господин.

И стал он время проводить у озерца -
Искал в воде сестры любимые черты,
Душою проклинал все происки Творца,
И всё смотрел на призрачную гладь воды…

Так умер от тоски наш сказочный герой -
Не смог снести своей сестры утрату.
Бывает с нами тоже так порой,
Когда себя грызём, забыв про плату.

Ушел Нарцисс - всё было эфемерно...
На берегу расцвёл цветок чудесной красоты -
Красив, изящен, но холоден безмерно
И полон грусти и мечтою пустоты.
---
В те времена у греков бытовало странное поверье -
Нельзя в воде глазами созерцать своё изображенье!

Нарцисс и Эхо

Анатолий Чигалейчик

-I- 

Когда- то в Антике далёкой
У нимфы народился сын.
И был младенец так прекрасен,
И взор его небесно ясен,
Что на земле он мог один
Красою сказочной гордиться.
А нимфа, чтобы убедиться,
Достигнет ли преклонных лет
Ее прелестное дитя,
К супруге Зевса обратилась.
Туманен нимфе был ответ:
«Коль не узнает сам себя,
То избежит он страшных бед».
И рос Нарцисс. Повсюду ласки
Богини нимфы шлют ему.
Сама Венера строит глазки
Нарциссу, больше никому.
Но вот шестнадцать лет минуло,
И юноше в расцвете сил
Лесная нимфа повстречалась,
Когда охотившись бродил,
Нарцисс один в волшебной роще.
Вдруг слышит шорох он в кустах.
«Кто здесь?» ; невольно он промолвил,
И слово замерло в устах.
Но голос: «Здесь», ; ему промолвил.
Нарцисс зовет: «Иди сюда!»
«Сюда», – в ответ вздохнула Эхо.
«Прочь с моего пути! Мне легче умереть,
Чем быть твоим». И Эхо: «Быть твоим».

-II-

По лесу Эхо прокатилось.
Глотая слезы от стыда,
В лесу поспешно нимфа скрылась.
Но здесь позвольте в отступленье
О нимфе пару фраз сказать.
Богиня Гера по заслугам
Решила должное воздать.
Могучий Зевс ревнивой Гере
Не редко тайно изменял,
А нимфу, занимать богиню,
Своею болтовнёю нанял.
Когда ж о том узнала Гера,
Жестоко нимфу прокляла.
И Эхо, повстречав Нарцисса,
Всю боль отмщенья поняла,
И от любви иссохла нимфа.
Увяла девичья краса,
Лишь голос жив, да призрак бледный
Все повторяет голоса.
До наших дней в горах ли, в роще,
Когда, омытая дождём,
Природа вторит ей о нём.
Но ни одну из нимф прекрасных
Гордец Нарцисс не полюбил.
Он плохо знал девиц опасных,
Себя гордыней загубил.
Одна из девушек- волшебниц
Могучим крикнула богам:
«Пускай Нарцисс счастливым станет,
Когда себя полюбит сам».

- III-

Богиня мщенья Немесида,
Услышав горькую мольбу,
Решила в страшный мрак Аида
Свести Нарциссову судьбу.
Раз, утомившись на охоте,
Увидел юноша родник.
Он изумился отраженью
И пред потоком чистым сник.
Тот чудный образ приближался,
Когда к потоку он склонялся.
Он манит, образ тоже манит.
И хочет он поцеловать
В потоке образ отражённый.
Но лишь приблизится ;опять
Пред ним родник с водой студёной.
Не мог покинуть образ дивный
Нарцисс, но образ тот молчал.
Не ел, не пил и звал все призрак,
И потихоньку угасал.
Но, наконец, узнал сей образ
Он в отражении своем.
«Прощай!» воскликнул отраженью,
И Эхо вторило о нем.
И умер юноша: в печали
Все нимфы водные рыдали,
Повсюду юношу искали, но не нашли.
И видят только: в этом месте,
Где только что Нарцисс лежал,
Цветок свой белоснежный венчик,
К ручью склонившись, распускал

Нарцисс

Анна Корнет

Свет мой, зеркальце, ручей,
Чей богоподобный лик
Отразился в этот миг
На поверхности твоей?

Безотрывно. Шёлк воды
Зарябит от ветра вдруг…
В сердце каменном испуг
Непривычный. Знак беды

Затаился в створках губ.
Безупречный перламутр
В кислоте пурпурных утр
Растворяется. Как груб

Мир маниакальных нимф!
Отвратителен! Близки
Восковые лепестки...
В колдовском смешенье лимф

Обернётся смерть цветком.
Над лесами стон завис -
Эхо мается: «Нарцисс!»
Колокол звонит по ком?

Юноша по имени Нарцисс

Виктор Кедрин
Зачем ему так было заблуждаться?
Взаимности познать не суждено?
Не в силах с отражением расстаться,
И вместе быть им тоже не дано.

Он дивной красотой везде блистая,
Влюблял всех девушек в свои черты,
И от него в восторге замирая,
Радужные несли они мечты.

Но очень мало было в этом проку,
Только себя любил он все сильней,
Гордец холодный, шел навстречу року,
Кончины день он приближал своей.

Его ведь было странно поклоненье,
Своей необычайной красоте,
И было странным то его стремленье,
Иллюзии сплотились чтобы те.
И от любви к себе вдруг увядая,
Глаза в источник опустил он вниз,
Увидел, жизнь дана ему другая,
В цветок красивый превращен Нарцисс!

Нарцисс

Владимир Котиков

Случилось так, что в наше время
Нарцисс сподобился попасть…
Богов Олимпа современник
Недолго мучился у нас.

Пропитан серным ядом воздух,
Дымит химический завод.
Себя увидев в сточных водах,
Он обомлел: - Какой урод!

Согнувшись словно знак вопроса,
Стоит в бесстыжей наготе.
Какой-то гадкой нечистотой,
Отображаясь на воде.

До боли выглядит нелепо
Над ядовитым ручейком…
Нарцисс в чахоточное небо
Грозит бессильно кулаком.

Своей персоной страх наводит,
Трясется бедный наш эстет.
В себе желанья не находит
Он даже видеть этот свет.

Бежать отсюда без оглядки!
Понятно - не туда попал.
Заплакал, ужасом объятый,
Чихнул, и отлетел как пар.
 
Легенда о Нарциссе

Владимир Мазурин

Тайны все небес царица
Доверяла нимфе горной,
Хоть за дружбу ту девица
Ей платила ложью чёрной.

Но когда о тайных встречах
Их с Юпитером узнала,
В лес наперсницу изгнала
И лишила дара речи.

Там изгнанница Юноны -
Эхо встретила Нарцисса,
Сына бога рек Кефисса,
Водной нимфы Лирионы.

И безмерно нимфу эту
Красота его пленила.
Шла она за ним по свету
И к себе его манила.

Но отверг любовь без вздоха
Он без памяти влюблённой,
И несчастная иссохла
От любви неразделённой,

Крикнув лишь в преддверье смерти:
- Пусть любовь его погубит!
Пусть на чувство не ответит
Тот, кого он сам полюбит!

И наказан был однажды
Афродитой он златою.
В знойный день, томимый жаждой,
Он склонился над водою.

И в воды зеркальной глади
Лик прелестный отразился.
Глаз не в силах оторвать, он
В самого себя влюбился!

Он не ел, не спал, а только
Сам собою любовался.
Тут, бессильный, и скончался.
Ах, любовь, ты так жестока!

Схоронили бы, да только
Не нашли Нарцисса тела.
Над водой, склонив головку,
Рос цветок, душистый, белый...

Нарцисс

Галина Рукосуева

Жил юноша по имени Нарцисс.
Был красотою Богом наделён,
Высокий, стройный, словно кипарис,
Он комплиментами был упоён.

И нимфы Эхо он отверг любовь.
Эхо-слова бессмысленно звучат,
Ведь восклицания последних слов,
Как повторенье с уст её летят.

Нарцисс собрался на охоту в лес.
И Эхо по пятам за ним пошла.
Почувствовал присутствие… - Кто здесь?
«Здесь…»-словно ему вторила душа.

Спросил Нарцисс: - Кто ты? Пойдём со мной!
И молвит Эхо юноше в ответ,
Укрывшись в зарослях: «Пойдём со мной…!»
- Не вижу, где ты? Мне открой секрет.

И нимфа вышла. - Лучше я умру, -
сказал Нарцисс - чем буду я с тобой!
И убежал. Нарушив тишину,
Вослед ему неслось: «буду с тобой….»

Вот Артемида, в наказание
Ему, любовь пророчит испытать.
Чтоб мучили его страдания.
Не смог, влюблённость пылкую унять.

К ручью склонившись, жажду утолить,
Нарцисс увидел в нём прекрасный лик.
Такого невозможно не любить,
Он понял, как по красоте велик.

Виденьем восхищён, прилёг на брег.
Ручей журчал и образ отражал.
Решив, с собой остаться он навек,
Нарцисс вонзил в себя, тотчас, кинжал.

Там, где душа покинула его,
Цветут поныне белые цветы.
Чарует в них влюблённость - волшебство,
Следы Нарцисса дивной красоты.

Мужчины-нарциссы

Елена Теребулина

Фанфаны-тюльпаны,пионы,ирисы...
Встречаются часто мужчины-нарциссы.
Всю жизнь,как на сцене роли играют,
И женщин в себя непременно влюбляют.

На вид благородны и в меру стройны.
И думают,что непременно умны.
От женщин лишь ждут покой и почет.
А на уме лишь холодный расчет.

Они не обидят бранным вас словом.
Не встретят,конечно взглядом суровым.
Само обаянье, само совершенство,
В движеньях-томленье,в осанке-блаженство.

А мы им нужны только для вдохновенья.
Как просто оправа в дорогом украшенье.
Как влага и сок в ароматный нектар,
Как стремительный воздух в красочный шар.

Мужчины-нарциссы в любви холодны.
Мужчины-нарциссы в себя влюблены.
Красивый цветок из Саронских долин-
Мужчина-нарцисс по жизни один.

Мифы Древней Греции. Нарцисс

Зинаида Торопчина

Весною раннею нарцисс
Зацвёл, склонив головку вниз.
В нём столько грусти и печали!
Вы раньше это замечали?
А тайна грусти этой скрыта
В старинном мифе позабытом...
Когда-то в Греции далёкой
Жил замкнуто и одиноко
Красавец - юноша прекрасный -
Холодный, гордый и бесстрастный.
Нарциссом юноша тот звался,
Всегда один, ни с кем не знался.
Как утверждает древний миф,
Не замечал любви он нимф,
Не уделял вниманья им,
Был занят лишь собой самим,
Не слышал нежных их речей.
Смотрелся всё в лесной ручей.
Он их любовью удивлён:
Ведь сам в себя он был влюблён.
В ручье прозрачная вода,
И отражались в нём всегда,
Как в зеркале, земли краса
И голубые небеса,
Кусты и стройный кипарис.
Смотрелся в тот ручей Нарцисс.
Он днями у ручья сидел,
На красоту свою гдядел.
Не спит Нарцисс, не пьёт, не ест.
Ему никак не надоест
Всегда собою любоваться
И гордым, неприступным зваться.
Лишь оттого он был счастливый,
Что он, Нарцисс, такой красивый.
Жить в одиночестве мечтает -
И с каждым днём всё тает, тает.
Он Афродиту попросил:
"Богиня, дай мне больше сил!
Пусть будет мне дано судьбой,
Чтоб любовался я собой!".
Любви богиня Афродита,
Гневясь, воскликнула сердито:
"Ты над ручьём сидишь склонённый
И только лишь в себя влюблённый.
Нарцисс, ты сам избрал свой путь:
Цветком красивым вечно будь!".

Вот почему цветок нарцисс
Растёт, склонив головку вниз.

Нимфы - в др.-гр. мифологии - второстепенные богини, олицетворявшие силы природы: лесные - дриады, горные - ориады, речные - наяды, морские - нереиды. И нимфа Эхо.

Нарцисс

Лидия Олейникова

(стихотворный пересказ автора)

В Греции древней, дивной, прекрасной
юноша жил с судьбою несчастной.
Кроме себя, никого не любил.
Гордостью сам он себя погубил.

Это сын нимфы и "бога" Кефиса.
Гордого юношу звали Нарциссом.
Как-то, в густом, прохладном лесу
встретил он нимфу, лесную красу.

Звали "богиню" красавицу - Эхо.
Чары ее не имели успеха!
Скрытая в чаще прохладного леса,
за гордецом наблюдала принцесса.

Нимфа влюбилась в красавца Нарцисса.
Но, был холодным сын бога Кефиса.
Гневно толкнул он богиню-красу,
скрывшись поспешно в прохладном лесу.

Многие нимфы влюблялись в Нарцисса,
гордого сына речного Кефиса.
Нимфам тем было совсем не до смеха.
Их чары любви не имели успеха!

Раз, одна нимфа Нарциссу сказала:
“Хоть бы судьба и тебя наказала.
Пусть же, когда ты кого-то полюбишь,
этой любви никогда не забудешь”!

Слышала эти слова Афродита.
Стала "богиня" та очень сердитой!
Парня решила она наказать.
Гордую силу решила сломать!

Как-то, во время охоты, весной
юный Нарцисс остужался водой.
Низко склонился к ручью он от жара.
Тут и постигла его "божья" кара!

Смотрит Нарцисс на свое отраженье.
Сам он себя полюбил, в изумленьи!
Низко склонившись над самой водой,
стал любоваться самим он собой!

Полон отчаянья юный Нарцисс.
Нет аппетита, не ест и не спит!
Понял Нарцисс, что случилась беда.
Горе постигло его навсегда!

Силы любви истязают Нарцисса.
Вянет и сохнет сын бога Кефиса!
Капают слезы в его отраженье.
Чувствует смерти своей приближенье...

Тает Нарцисс, как роса на цветах.
Бледный, блуждает он, будто впотьмах.
Эхо, же, нимфа, все любит Нарцисса.
Шепчет, прощается с сыном Кефиса!

Нимфы заплакали... умер Нарцисс.
Очи младые сомкнул кипарис!
Нимфы готовить могилу пошли.
Только Нарцисса они не нашли.

Там, над зеленой, прибрежной травой
вырос, вдруг белый цветок полевой.
Люди цветочек назвали Нарциссом.
В честь сына "бога" речного - Кефиса

Эхо и Нарцисс легенда

Надежда Старостина-Котенко


В седую старину,
когда на свете жили феи,
В зелёном девственном лесу
они, порхая, песни пели.
Жила в то время нимфа Эхо,
прекрасна телом и лицом.
Кто хоть однажды видел Эхо-
не мог забыть её потом.
И нимфа Эхо веселилась,
всем подпевая, в унисон.
С другими феями резвилась,
и жизнь была- волшебный сон.
Давно- давно, Богиня Гера,
во гневе, фею прокляла.
Ужасна пресечения мера-
Общаться Эхо не могла.
Страдала, бедная немея,
Из глаз слезинки, как роса.
Прошли года,привыкла фея,
что повторяет голоса.
В лесу однажды услыхала
чарующе - манящий крик.
Красивый юноша пред нею,
вдруг, неожиданно возник.
Глядела Эхо, и молчала -
её мечты прекрасный сон.
И лишь душа её кричала:
"Какое счастье, это - он!"
Она, как будто бы играла,
и тихо пряталась средь лоз.
В душе её благоухали,
бутоны нежно-алых роз.
-Я знаю, здесь тропа оленья,
но не найду никак. Вы где?
Пылали щёки от смущения,
и нимфа вторила: "Везде!"
К берёзке ласково прильнула.
Он звал её: "Ко мне приди!"
В надежде, руки протянула,
к нему спеша- иди! Иди!
Он оттолкнул, какая жалость,
лесную нимфу от себя,
И словно что-то оборвалось,
в её душе, цветы губя...
Уже потом она узнала,
он - сын речных Богов Нарцисс.
Что не одна, к нему взывала,
и что он гордый, как Парис.
В лесу один ходил мечтая,
с другими жителями груб.
Нимф не достойными считая,
чтобы его коснуться губ.
И долго Эхо горевала,
от нежной страсти, и обиды,
Пока однажды услыхала,
как гром- проклятье Немезиды:
"Любовь, пусть будет без ответа,
к себе- красавцу самому"
Но по лесу развеял ветер,
печальный возглас: "Не ему! "
Посеребрило горе волос,
Не видят Эхо с этих пор.
И лишь порой, печальный голос,
всё бьётся эхом между гор...
Нарцисс, что многих дев обидел,
бродил, как будто в забытье,
Пока однажды не увидел,
отображение в ручье...
Сбылись слова Богини мести,
любовь его настигла вдруг.
Прекрасный образ, символ лести,
сиял - и всё цвело вокруг.
И лишь когда хотел губами,
коснуться чудного лица,
Тот исчезал - вода кругами,
так повторялось без конца...
Нарцисс, глядел, изнемогая,
его измучил страсти пыл,
Влюблённый, обо всём, страдая,
в порыве нежности, забыл.
В ручей смотрелся неотлучно,
шептал слова любви во тьму,
Но только ветер- однозвучно,
шуршанием отвечал ему...
Исчез однажды, как пушинка.
Где он в ручей глядел с тоской,
Явился, нежный, как росинка,
цветок с поникшей головой.
Растёт он на полях и склонах,
И стебель, словно кипарис.
Меж лепестков, горит корона,
И все зовут его- Нарцисс.

Нарцисс

Павел Дудин

Гремит оркестр, сияют медью трубы,
И льётся сладостный, восторженный елей,
Цветёт Нарцисс, сияют счастьем губы,
Довольный, элитарностью своей …

Безудержно, небрежно и беспечно,
Во злато заковав, крылатую мечту,
Забыв о том, что жизнь его не вечна -
Спешит заполнить плоти пустоту.
Расталкивая всех, кто оказался рядом,
Уверен, лишь в своей, упрямой правоте;
Одаривает словом надменным, будто ядом;
В беспамятстве паря в духовной наготе...
Нарцисс, Нарцисс - глупец самовлюблённый,
Он мнит себя - мерилом красоты…
Да только рушатся самоиллюзий троны, -
Ведут людей в тупик неверные пути.
Легко и празднично шагать, не замечая,
Простых людей, чьи судьбы - будто пыль...
У безразличия - есть сторона иная,
Наступит день, и будет «волком выть».
Ведь сердце без любви - заледеневший камень,
И не взрастит оно Божественной Души.
Растраченная жизнь - «мамоновых» мечтаний,
Печалью и Тоской, путь Гений довершит.

Пока ещё есть шанс судьбу свою исправить,
И выбранная стёжка под снегом не скользит,
К Добру и Свету путь, спеши перенаправить.
Не каждому дано, сей подвиг совершить...

Нарцисс

Татьяна Мырксина

Нарцисс красив и миловиден.
Он упивался своим видом.
Ни кто ему не нужен был,
Он больше всех себя любил!

Однажды он в лесу бродил,
Чу, кто то следует за ним.
Нарцисс воскликнул, выходи!
Зачем идёшь за мной?
А нежный голос повторил
Ты мой, ты мой, ты мой!

И вышла нимфа на тропу
А звали её-Эхо.
Молчунью я не потерплю,
Ты для меня, помеха!

Когда то нимфа болтовнёй своей
Достала Зевса.
Он на неё рассержен был
И голоса её лишил!

А нимфе нравился Нарцисс,
Она его любила,
Но как ей о любви сказать?
Она ж не говорила!

И как то раз за ним брела
И что увидела она?
Он в зеркало пруда глядит
И сам с собою говорит.

Гордясь своею красотой,
Любви найти не смог.
Сердясь на самого себя,
Он в грудь вонзил клинок!

И в капле крови пролитой,
Расцвёл цветок,не полевой!
Он белым был,белее снега.
Пленял всех редкой красотой!
Над ним склонясь рыдала Эхо!
Теперь ни чей ты,только мой!

Нарцисс

Чараева Виктория

Много-много лет назад,
На крутом Олимпе,
Был раскинут дивный сад,
Где резвились нимфы.

И была средь них одна,
Прекрасна, как богиня,
Любимицей была она -
Юноны, и рабыня.

Хозяйка ласкова была,
И с Эхом всем делилась.
Пока однажды, как-то раз,
Она не оступилась...

Не рассказала ей о том,
Что муж ее неверен,
И поплатилась языком,
Ведь гнев был непомерен.

И свергла Эхо вниз, с небес,
Презрев ее желанья,
Без языка, да в темный лес,
Не задержав вниманья.

И много времени одна
Бродила по лесам,
Изнемогая от тоски,
И плача по часам.

Но вдруг однажды на пути,
Возник прекрасный парень,
Он был красив, как Аполлон,
И также сексуален.

И нимфа, бедная душа,
Влюбилась в него сразу.
Но он сказал: "Нехороша,
Не зацепилась глазу!"

Прекрасен был гордец Нарцисс,
Разбил он много судеб,
Но не любил он никого,
Жесток был, безрассуден.

А Эхо, как с ума сошла,
От сильной этой страсти,
Она Нарцисса прокляла,
Любовью, что не в власти.

И вот однажды он устал,
Припал воды напиться,
Себя увидел-и пропал...
Ну надо ж так случиться!

И много дней Нарцисс сидел,
Любуясь отраженьем,
Не пил, не спал, совсем не ел,
Волнуясь нетерпеньем.

И умер от любви к себе...
Но в месте том далеком,
Расцвел цветок-чьи венчики,
Склоняются к истокам...

С тех пор, нарцисс-не просто цвет,
Он-символ нашей смерти,
И много-много долгих лет,
Цветут его соцветья.

Нарцисс

Яков Вортсман

Прекрасный, словно кипарис,
Застывший в гордом изумленьи.
Холодный юноша НАРЦИСС,
В своё влюбился отраженье.

Не смог уйти он от ручья,
От вод прохладных и зеркальных.
И лишь твердил: « Он - это я»
И слёзы лил в ручей хрустальный.

Уже не веря в чудеса,
Лучами солнца опалённый,
Он быстро таял. Как роса
От зноя, на лугах зелёных.

- Где ты! Вернись! Не покидай!
Твой юный лик - такой прекрасный.
И прошептав ручью - «Прощай!» -
Покинул мир юнец несчастный.

В него, влюблённых нимф семья,
Пришла забрать младое тело.
Но вместо тела, у ручья
Расцвёл цветок душистый белый.

Так растворился эгоист
В той древней жизни круговерти.
И стали называть нарцисс
С тех пор, цветком холодной смерти...

Нарцисс

Юрий Мацегор

Он был красивым, как никто.
В него влюбилась нимфа Эхо.
Нарцисс глумился, - вот потеха.
Любить? Тебя? Да ни за что!

Самовлюблённый человек,
В реке увидев отраженье
Лица, всевышнего творенье,
Пропал, в любви к себе, навек.

Не смог уйти он от себя.
Любил своё себе явленье
От голода слабело зренье.
Смотрелся в реку - это Я.

За гордый нрав и красоту
Наказан был он Афродитой,
Богиней грозной и сердитой,
Навеки канул в темноту.

На месте, где лежал Нарцисс,
Его родные не сыскали,
Кричали, плакали в печали
Под пышной тенью кипарис.

Пропал Нарцисс, как и не жил.
Где он лежал, взошёл цветочек.
Красив был стебель и листочек,
Как память вечности, могил.

Прекрасный, добрый любит мир
С тончайшим запахом цветочки.
Поэты посвящают строчки
Тебе, НАРЦИСС, цветов кумир.