05.01.2015

Петергоф *

Петергофский хрусталь

Александр Егоров 6

«Золотая гора»,
И каскады фонтана.
«Евы» блеск и игра,
И кипенье «Адама».

Петергофский хрусталь,
Разбивается звоном.
И приморская даль,
Отзывается фоном.

Павильон «Эрмитаж»,
Не скучает у моря.
Дополняя пейзаж,
Своим местом и ролью.

И дворец «Монплезир»,
Сохранил свои тайны.
Позабытый кумир,
Дом любви, знак прощальный.

По Марлинской аллее,
Нижний парк пробегая,
Ветер с моря навеет,
Грезы горнего рая.

Петродворец

Александр Егоров 6

Петродворца имперский тон,
Его, беспечность и просторность,
Каскадов шум, фонтанов звон,
Ведут, в Версальскую условность.

С залива ветер, дождь несет,
И тучи мерно подступая,
Накроют парк, и парк уснет,
Под вечер, будто, замирая.

И обезлюдев, под дождем,
Он отдыхает величаво,
Холодный север, его дом,
С заливом хмурым, у причала.

Петергоф

Александр Норенков

Его хранит потомкам небо,
Бесценен этот чудо-град.
Ансамбль искусства видеть любо,
Зовёт к себе дворцов фасад.

Воды столица, мир фонтанов
Пленяют взор. Горят сердца
От цвета флоксов, роз, тюльпанов.
Сражает светом блеск дворца.

Царь Пётр задумал это чудо,
Он лично путь воде открыл*.
"Адам"*и "Ева"* взгляд чаруют,
"Тритон"* врага в воде сразил.

"Самсон"* венчает стиль каскада*.
"Самсон", бесспорно, гром веков.
Он гранд среди фигур фонтанов,
Он рок для недругов-врагов.

Эффект, декор сего каскада,
Его скульптур и сводов мощь...
Для многих видевших - отрада!
В восторг приводит, греет кровь!

Играет луч, резвятся струи,
Шумит вода, таков исход
Святого дела. Это, люди,
В неё, в историю поход.

Златое царство, дум обитель,
России гордость, чудо-град...
Тебя любил сам Пётр-строитель.
Достоин ты похвал, наград.

Пруды таят в себе прохладу.
Закат обнял листву, дворцы...
Затихли птицы, спев рулады.
Ушли от нас сего творцы.

А град стоит и смотрит в вечность.
Воды столица, град-фонтан!
Ты даришь людям радость, нежность!
Ты даришь жизни океан!

*"Он лично путь воде открыл" - 8 августа 1821 года, Пётр I, собственноручно открыл путь воде к фонтанам Петергофа.
*"Адам" и "Ева" - эти фонтаны символизируют брачный союз Петра I и Екатерины I.
*Тритон, разрывающий пасть морского чудовища - скульптурная группа. Была выполнена по моделям Б. Растрелли. Прославляла победы молодого флота России в войне со Швецией.
*Самсон - фонтан сооружён в 1735 году - в ознаменование 25 - летия Полтавской битвы.
*Большой каскад - памятник в честь победы России в Северной войне (1700 - 1721). Включает в себя более 60 фонтанов.

Фонтан Самсон

Алла Изрина

Вода звенящею струёй
взметнулась вверх из пасти Льва.
Вернувшись, разошлась волной,
замедлив бег свой здесь едва.

Звериный рёв глушили струи.
Библейский Лев был виноват,
он встретился Самсону в бурю
и наступил его закат.

Полтава, Русь, отцов заветы.
Самсон, как символ. Великан.
Он - Русь, а Русь - всегда Победа,
...и умер шведский Лев от ран.

Фонтан же, струями звеня,
создал вокруг себя туманы.
Сцепились брызги из дождя,
что были от Победы пьяны.

Вода звенящею струёй
взметнулась вверх из пасти Льва.
Вернувшись, разошлась волной,
замедлив бег свой здесь едва.

В Монплезире

Анастасия Александровна Шпак

Тишь. Ни звука, ни песни, ни смеха.
В небесах розовеет заря.
Монплезирское звонкое эхо,
Ты слыхало ли речи царя?

Здесь он грезил о дальних походах,
Из окна Монплезира смотря.
Ах, залива прохладные воды,
Вы ловили ли взгляды царя?

Изменялись эпохи и страны,
Здесь всё так же: картины, фарфор,
И плывут корабли-великаны,
И блистает Кронштадтский собор.

Петродворец

Антон Хлебников

Пусть строгость линий Петербурга
Как сон удачный Демиурга.
Фонтаны же Петродворца -
Смешные, детские затеи,
Усталость, под глазами тени,
Глазурный пряник из ларца.

Оставь судьбу, сюда входящий,
Пускай она, как Аргус зрящий,
Тебя не видит средь куртин,
Потерян на дорожках светлых,
Между фигур свинцовых, медных,
Ты в жар игрушечных долин

Нисходишь, не обретши память,
Но что-то будет душу ранить.
И то лицо ты видел где?
Как будто кто-то был, но скрылся.
Вот луч, слепя, смеясь, явился,
И солнце блещет на воде.

Тебе дано вот так, у входа,
Бродить давно, не зная брода,
С надеждой слушать стук колес,
Гулять у пышного фасада,
Смотреть расцвет столетний сада.
Но Хронос жизнь уже унес,

Ту, что была мила так сердцу,
Всегда что скрыто иноверцу.
Зачем теперь узнать дано -
И винтовых скрипенье лестниц,
И статуй взгляд - крылатых вестниц,
Все в дремный сон погружено?

И, как проснувшийся внезапно,
Дрожит от лихорадки, внятно
Не понимая, знает сам,
Что болен будет непременно,
Отравлен этой явью тленной,
Что прах запекшимся устам,

Так ты, поняв, что нет возврата,
Где ветхо на ограде злато
Осенних тепленьких лучей,
Уйдешь в открытые ворота.
И тут внезапно лопнет нота,
Прощальный вдруг привет ничей.

Петергоф

Валентина Карпова

О, как же мудр был русский царь!
Как прозорливо - зорок сквозь столетья!
Не заслонила о нем память гарь
Пожарищ многих лихолетье!
Созданье хрупкое, изящное на вид
(О Петергофских речь пойдет фонтанах)
Его идеи мудрые хранит
И нет подобного в заморских странах!
О красоте уже не говорим,
Аллегоричности сюжетов!
С восторгом и сегодня лицезрим
С начала до финала лета.
За образец брался Версаль,
Его размах и анфилады.
Специально Петр ездил в даль
И рассмотрел там все как надо!
Но сам пошел путем другим:
В подручные беря природу,
Считал насосы делом дорогим-
Каскадный перепад погонит воду!
Так рассчитал пласты подземных вод,
Наземных водоемов толщи,
Что даже оторопь берет
О разуме его и мощи!
Большой дворец и малые дворцы,
Тенистый парк, цветущие аллеи,
Из струй хрустальных свитые венцы,
Пуха лебяжьего едва ли тяжелее!
Парк регулярный строгостью красив,
Четкой разбивкой и разбегом линий
И песнь воды как лейтмотив , курсив.
Финский залив то серый, то вдруг синий!
Отсюда скоро не уйдешь,
Восторга в сердце не остудишь!
Ах, Петергоф! Ты так хорош,
Что, посетив, не позабудешь!

Фонтаны Петергофа

Валерий Недюдин

До нас дошла Петра эпоха
В фонтанах чудных Петергофа,
В его тенистости аллей
Хранящих поступь королей.
Где дамы юные корнетам
Дыханьем, стянутым корсетом,
Дарили первый поцелуй.
В журчанье падающих струй
Здесь до сих пор слышны их крики
И смех под брызгами «Шутихи»,
А на глазах у всех Самсон
В воде сражается со львом.
И триста лет неторопливо
Бегут каналы вниз к заливу,
Чтоб вновь упругою струёй
Взлететь фонтанов чередой!

На воды Финского залива

Валерий Тёркин

На воды Финского залива
Смотрю, дыханье затая,
А рядом окна Монплезира,
За ними - комната Петра.

Сияет светом золотистым
Застывших статуй белизна,
Из них фонтаном серебристым
Бежит прозрачная вода.

Вокруг деревья вековые
Шумят, как сотни лет назад,
Они свидетели немые
И тайну времени хранят.

И слышится мне шум фонтанов,
И легкий плеск морской волны,
И в мир прекрасных идеалов
Мои мечты устремлены.

Закрытие сезона. Петергоф

Вера Гасем

Сегодня прощальный концерт
Фонтаны дают в Петергофе...
Жаль струй мне звенящий акцент,
Их зыбкий, чарующий профиль.

"Самсона" стремительный взлёт,
Журчание "Шахматной горки",
"Каскад", что к заливу ведёт -
Всегда вызывают восторги.

Осенний горит антураж
Безумством ван-гоговских красок...
Увы, это только мираж
И зимних предчувствие сказок.

Не хватит монет золотых
У Осени - Зиму умаслить,
Остаться в просторах земли
Одной королевой у власти.

Фонтаны, парадный их блеск,
Пуховыми скроет снегами
Хозяйка-зима. Брызги, плеск
Вернутся весной, с ручейками.

Вздохнём уходящему вслед
И новое встретим с улыбкой,
Покуда, в спиральности лет,
Не сжалось пространство улиткой.

Монплезир

Владимир Моисеенков

Спеша в свою столицу,
Царь вдруг вообразил
«Попутную светлицу» -
Утешный Монплезир.

Он строит домик частный
Проводит водомёт,
На окна ставит частый
Голландский переплёт

И огородик скромный
Кругом велит рубить.
Желает он, огромный,
Средь малого побыть.

Царь сердцем веселится,
Но шпили заострив,
Взыскательно столица
Глядит через залив.

И, стоя у откоса,
Спиною чует он,
Что в залу для допроса
Царевич приведён.

И в крохотных уютах.
Где он побыть хотел,
Нет отдыха от лютых
И от великих дел.

И тяжелы борфорты
Великого Петра,
Вот почему истёрты
Кирпичики двора.

Петергоф

Владимир Прокофьев

Наверно Петергоф - столица,
Мелькают толпы, люди, лица,
Всю круговерть не обойти
За день неспешного пути.

Прекрасны зодчего творенья
И инженеров ухищренья,
Вода бежала самотёком,
Теперь качают, недотёпы.

Царь Петр название оставил,
Построил место и прославил,
А реставраторы - друзья,
Воздвигли памятник себя*.

Менялась быстро здесь погода,
Архитектура и природа,
Что миллионы поразили,
Нас, недалёких, пощадили.

Подумалось: как жили скромно,
Царю поплотничать не стрёмно,
Царица - тоже человек,
Каким домашним был их век!

Сраженья, флот, величье, слава,
Досталось им всё то по-праву,
Жизнь в человеческом кругУ -
Награда гневному Петру.

*На территории яхт-клуба (Купеческой гавани).

Петергоф

Виктор Андреев 3

Кто в Петергофе не бывал,
Тот красоты земной не видел.
Фонтаны выше всех похвал,
Дворцы - прекрасного обитель.

Из пасти льва там струи бьют,
Самсон здесь празднует триумф.
Каскады ровно воду льют,
С отрогов каменных скользнув.

Разлит здесь в воздухе эфир,
Фонтанов музыка играет.
Дворец с названьем Монплезир,
Вам удовольствие вселяет.

Поднявши ромбом струи ввысь,
Бьет вверх хрустальная водица,
В экстазе вместе обнявшись,
Под солнцем струями искрится.

Ландшафты парков красотой,
Здесь всех пленяют неземною.
Ты Петергоф всегда со мной,
На веки покорен тобою.

В очарованье парков Петергофа

Евгения Оленина

Слагаю вдохновенно свои строфы
В очарованье парков Петергофа.
Здесь дивные фонтаны и каскады
Поют, не уставая, серенады.

Перед дворцом, во всем великолепье,
Самсон со львом, как в давние столетья,
Сражается. Богини,нимфы,чаши,
Наверно,самого Версаля краше,
Льют радужно-сияющие струи,
И лучезарны солнца поцелуи.

Здесь прошлое таинственным эфиром
Витает над Марли, над Монплезиром.
Пруды, Александрия, павильоны -
Я чувствую себя уже влюбленной -
В искусство мастеров, в их светлый гений,
В величие времен Петра творений.

Ты снова канул в осень, Петергоф,

Елена Анирусс

Ты снова канул в осень, Петергоф, -
Не удержалось время на весу, -
В преддверии снегов и зимних снов
Фонтаны льют последнюю слезу.

Вновь траурно желты ковры аллей,
Цветы на клумбах жаждут похорон,
Меж небом и землею параллель
Проводит след гуляющих ворон.

Одни лишь беломраморные львы
Как прежде держат гривы высоко,
Застыв в багете золотой листвы
Картиною эпохи рококо.

Петергофские фонтаны

Елена Николаевна Егорова

Петергофские фонтаны:
"Солнце", "Ева" и "Адам"...
Изогнув златые станы,
"Нимфы" воду льют к ногам.

От восторга обмирает,
Кто однажды видел сам,
Как, друг друга обгоняя,
Струи рвутся к небесам.

Плеск вначале еле слышен,
А потом за рядом ряд
Всё звончей, полнее, выше
Рукотворный водопад.

И, искрясь в лучах игриво,
Пляшут струйки в унисон,
А над ними мощной гривой
Извергается "Самсон".

Воды катятся шумливо,
Пенясь, фыркая, бурля...
Пушкин с Финского залива
Любовался с корабля

На прогулке до Кронштадта
В окружении друзей,
Как плывут в лучах заката
Стрелы ровные аллей,

Величавые фасады
Павильонов и дворцов,
Уникальные каскады
Замечательных творцов,

"Пирамиды", "Чаши", “Вазы”...
Тает в дымке пароход.
Капель радужных алмазы,
Дивных статуй хоровод

Дарят радость, наслажденье,
Безмятежные мечты
И душе отдохновенье
От докучной суеты.

Под гимн фонтанов

Ирина

А Петергоф… стоит, как и стоял -
Такой ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ дар Потомкам!
От тех, кого… НАРОД… не выбирал…
Остались все ж Дворцы, а не обломки…

От Царственного деянья одних,
От творческого гения немногих,
От Дела Рук тех безымянных ИХ,
Что СОЗИДАЛИ с мыслями о Боге,

О том, что уготован ИМ… не миг,
Не между выборами, а пред Богом жили…
ИХ Петергоф - ПРЕКРАСЕН и ВЕЛИК!
Не ради… а ВО ИМЯ… не грешили…

Во Имя Будущего из руин восстал
Наградой - победившим,
Дар - потомкам!
Пусть Петергоф стоит, как и стоял
Под гимн фонтанов -
Вечный и негромкий!..

Петергоф

Ирина Бутримова

Петергоф - фонтанов праздник,
Дивный град на берегу.
Так угодно было Богу
И великому Петру.

Пётр велел построить чудо:
И беседки, и дворцы,
И большой каскад фонтанов,
И роскошные сады.

Чтоб великий Пётр из окон
Видеть мог морскую даль,
Чтобы роскоши российской
Позавидовал Версаль.

Сад Венеры, сад Китайский,
Монплизер, Большой дворец,
Эрмитаж стоит у моря,
Будто сказочный ларец.

Парк Английский, Колонистский,
Нижний парк и Луговой -
Красоты неповторимой
Мастеров земли родной.

Там большой каскад фонтанов,
Золотая там гора -
Воплощение фантазий
В них вложили мастера.

Сноп, Самсон, Нептун, Китовый,
Солнце, Ева и Адам,
Межеумный и Дубовый -
Всё талант людей создал.

Замечательных фонтанов
Удивляет красота,
Их величие и прелесть,
Воплощенная мечта.

Удался проект на славу
И прекрасен Петергоф
Красотой своих фонтанов
И богатствами дворцов.

Петергофские фонтаны

Кирсанов Сергей Васильевич

Петра Великого каприз
Весь соткан из фонтанных брызг.
В короне этот бриллиант
Сияет ярко, как талант.

Пленяет водяной каскад;
Возьми фигуру наугад
И будешь ей обворожен,
Палитре красок поражен.

Ведь, в брызгах преломляясь, луч
Здесь многоцветен и певуч.
Подобен музыке фонтан -
Пример для европейских стран.

Не буду тратить много слов:
В Версале, Лувре, Фонтенбло
Подобия такому нет,
Где в брызгах так играет свет.

Над всеми царствует Самсон,
В ареопаге главный он.
Фигуры тянутся к нему,
Как к идеалу своему.

Однако это не конец,
Еще вас поразит дворец
Разнообразьем анфилад,
Где каждый оказаться рад.

Когда ночной сгустится мрак,
Огнями расцветает парк.
Едва лишь только день померк,
Взлетает в небо фейерверк.

В какой ни посетили б день,
С души прогонит вашей тень
Как будто вышедший из снов
Великолепный Петергоф.

Петергоф

Леонид Гайкевич

Сверкает позолотой Петергоф,
В фонтанных брызгах радуга струится.
Я от красы невиданной оглох,
Я онемел, как мраморная львица.

Витает по аллеям тень Петра,
Я чувствую душой её дыханье.
Воздвиг одним лишь росчерком пера
В глуши дремучей чудо Мирозданья.

За триста лет сумели мы сберечь
Волшебное творение народа.
Сменился строй, другая стала речь,
А здесь царит нетленная Природа.

Доносится чуть слышно менуэт,
Видения и образы рождая.
Возник передо мною вдруг поэт,
Который мир глаголом обжигает.

Его животворящие слова
Фонтаном устремляются в бессмертье.
Как кружится от счастья голова...
Спасибо, что ты есть на белом свете.

В Петергофе

Лилия Римм 2

В Петергофе встречаешь лик ангела,
Детский смех и веселия всплеск.
Бьют фонтаны и веером радуга,
Словно жемчуг коснулся небес.

В Петергофе

Любовь Нефедова

Вспоминать не перестану
Петергофский летний зной,
Где волшебные фонтаны
Рассыпались предо мной.
Где лучи в воде сверкали,
Гасли в брызгах на лету,
Водометы исторгали
Шум стозвучный в высоту.
Все торжественней, стройнее
Поднималась вверх струя,
Трепетала все сильнее
В этот миг душа моя.
Мирно, вольно, равномерно
К небесам рвалась вода!
Красота неимоверна!
Потрясает навсегда!

Петергоф

Людмила Галкина 2

Петергоф - это сказочный город Фонтанов,
Он выходит фасадом на Финский залив.
Нижний парк распростёрся вокруг перед нами,
В Верхнем парке- дворец, необычно красив.

Самый главный фонтан на почётном здесь месте,
В нём Самсон разрывает пасть дикому льву. ..
Бегут лестницы вверх вдоль каскадов чудесных,
И ковром цветники украшают траву.

Миллионами брызг вода ярко сверкает,
Бьют фонтаны все разом: один за другим...
И у нас от восторга душа замирает,
Когда мы на великое чудо глядим.

Поднимаемся вверх по удобным ступеням,
Оглядев Нижний парк, насладившись вконец,
Мы идём, потеряв и пространство, и время,
Посмотреть на роскошный, старинный дворец.

Входим в залы его, затаив мы дыханье,
Представляем как в них жила русская знать.
Здесь царица блистала в своём одеянье,
К нам вернулось то давнее время опять.

И одна в нём эпоха сменяет другую,
Верно дамы прекрасные рыцарей ждут.
Кавалеры и барышни мило флиртуют,
Да кареты с гербами куда-то бегут...

Вечерами балы собирают всех вместе:
Льётся музыка, слышен восторженный смех.
Гости в танцах кружатся под звуки оркестра,
Ждёт придворных красавиц блестящий успех.

Как могли мастера так изящно, искусно,
Этот чудный ансамбль из фонтанов создать!?
Невозможно идти мимо нам равнодушно ,
От былого величья глаза оторвать.

Мы с большим сожаленьем уходим отсюда,
Здесь толпа любопытных вокруг собралась.
Никогда, Петергоф, мы тебя не забудем,
Посчастливилось в сказку фонтанов попасть!

Рай Петербургский Петергофа

Маргарита Володина 2

Люблю тенистые аллеи,
Где чинно сидя по скамьям,
Роняя книгу на колени
И отдаваяся мечтам,
Сидят почтенные старушки.
А юных дев невинный взгляд
Тебя оценит до макушки
И, нехотя, вернёт назад.

Ряды фруктовых насаждений
И серебристых тополей -
Старинных лет минувших тени -
В душе проносятся моей.
Там, по аллеям - коридорам,
Средь допотопных, пышных ваз,
Сам Пушкин,Дельвиг с разговором;
Их тени нынче среди нас.

Чрез сетку зелени свежайшей
Коснётся слуха звук тишайший
Звенящего весельем дня,
Где мучит взрослых ребятня...
Ничто не трогает меня
В тенистом, отдалённом месте:
Ни звук речей, ни звук оркестра,
Что отыграв "Амурский вальс",
Вселяет в нас, порой, экстаз.

Здесь Пушкина всплывают сказки,
Что в детстве нам дарили с лаской:
Где "...на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей..."
Воспоминанием прекрасным
"...Чредой из вод выходят ясных..."
Как выставка на всех порожках
Скульптурно-гипсовых мастей.

Здесь ясным днём иль утром ранним,
Чреда златых чудес фонтанных,
Под сонный брызг из хрусталей,
Жизнь вдвое делает светлей!
На память остаются фото -
Рай Петербургский Петергофа!
Тенистый сад, зелёный рай...
Каскад фонтанов...выбирай!

Петергоф

Мария Рылова

Вечно юный, грациозный и блестящий Петергоф!
Он гостей своих встречает златым блеском куполов.

Здесь радужные фонтаны и небесная лазурь -
Символ битвы под Полтавой и суровых морских бурь.

Во дворцах живут павлины, райские цветут сады,
Веет легкий бриз с залива, - сияют роскошью дворцы.

Петергоф

Марина Царь Волкова

Цветочно-водная феерия
Среди прекраснейших дворцов -
Осколок сказочной Империи,
Великолепный Петергоф!

О, статуй этих лики чудные
Искуснейший творил резец!
Фонтанов воды изумрудные,
Екатерининский Дворец, -

Александрии благолепие
Чарует взор, как сладкий сон:
Вот раздирает пасть свирепую
Златого льва силач Самсон,

Ложатся отблески закатные,
Лучась, на царские сады,
Склонились розы ароматные
Под влажной тяжестью воды,

Над статуй мраморными ликами
Фонтанных брызг звенит хрусталь,
И блещет розовыми бликами
Залива призрачная даль.

Сменив привычное обличие,
В лучах закатных Петергоф
Похож в красы своей величии
На резиденцию Богов!

Петергофские впечатления

Натали Форсанд

Холодный бриз ласкает воду,
на валунах присела тень
и измеряет в теплоходах
капризный петергофский день.

На сваи людного причала,
как будто пробуя удар,
несётся вспененным оскалом
непокоренный водный царь.

Деревья, полоская листья
в неутихающих ветрах,
надменно смотрят на туристов,
снующих всюду впопыхах.

Дворцовый лоск их свежим кронам
на удивление идёт.
Парадно полуобнажённы,
встречают статуи народ.

Слоится северное небо,
в фонтанных брызгах отразясь.
Самсон промокший полуслепо
льву вечно раздирает пасть...

Петергоф

Наталья Герасименко

Над Петергофом облака летят.
И каждый день здесь сказки оживают.
Фонтанов горделивый, стройный ряд
На солнце ярким золотом играет.

Здесь дышит ветер свежестью морской
От волн прибрежных Финского залива.
Сюда не в первый раз стремлюсь душой,
Чтобы почувствовать себя счастливой.

Вода, цветы, дворцы и солнца свет
Сливаются в один аккорд с природой.
О Петергоф! Прекрасней места нет
Под голубым июльским небосводом!

Ты упоителен, как первый поцелуй.
Ты - праздник жизни, роскошь и отрада.
Среди зимы я вспомню пенье струй
И серебристые твои каскады...

Парку Александрия в Петергофе

Ольга Бажина

Разве можно Версаль с Петергофом сравнить,
Хоть старался Людовик отнюдь не напрасно!
Архитекторов тоже не стоит винить
В том, что создали чудо Версаля прекрасней.
Слепит золото пышных фонтанов глаза,
Здесь туристов, как ос, что летят на варенье.
Не влюбиться здесь в парк и фонтаны нельзя.
Только ближе мне к сердцу иное творенье!
Мне подружка открыла его как-то раз,
Этот парк называется «Александрия».
Нет здесь пышного злата фонтанов для глаз,
И дворцы и пейзажи здесь тоже иные.
Парк пейзажный английский однажды возник –
- Воплощенье изящества, также уюта,
И Коттеджа-дворца светло-солнечный лик
Стал для царской семьи кровом им и приютом.
Рядом церковь - капелла, пронзив небеса,
Отливает в сирени кустах перламутром,
На лужайках зеленых искрится роса,
С легким вздохом взлетая на небо под утро.
Нет причесанных лип здесь и ровных аллей,
Что привычны согласно ландшафтных законов.
Здесь скромней все, быть может, но сердцу милей
Эта скромная прелесть лужаек и склонов.

Восхитительный Петергоф

Ольга Сафронова

Восхитительный Петергоф -
Ослепителен в солнечном блеске.
Бьют фонтаны! Их ропот и всплески
Вторят мерному шороху волн.

Перспектива Морского Канала!
Балюстрада Большого Дворца!
Анфилады, каскады и залы
Опьяняют умы и сердца.

Здесь как сахар дорожки белеют,
Здесь подстрижены ровно кусты
Идеально прямые аллеи
Идеально светлы и чисты.

Там, где плещут и брызжут «шутихи» -
Хохот, визг, суета, толчея.
На прудах - сонно, солнечно, тихо -
Только рыбы сверкнет чешуя.

Ослепительный Петергоф
Утомителен, надо признаться -
Устаешь без конца любоваться.
Не хватает ни мыслей, ни слов.

Мне живые серые утки
Среди серых простых камней
На простом берегу песчаном.
Вдруг родных показались родней.

Но потом, серым утром туманным
Вновь пригрезились, в дальней дали
Мне Большого Каскада фонтаны,
Монплезир, Эрмитаж и Марли.

Петербург, Петергоф

Ольжана Захарова

Петергоф, Петергоф,
Серый шлейф берегов;
Трубный клич лебедей,
Толпы праздных людей.

Ты душой своей влип
Средь коряжистых лип,
Средь осин и берез
Ты судьбой своей врос.

Среди топких болот
Ты нашел свой оплот;
Сквозь века не утих
Шум фонтанов твоих.

Петербург, Петроград,
Как всегда ты нам рад;
Что ни дом, то музей -
Место встречи друзей.

Нам - салютов цветы,
Нам разводишь мосты;
С серой лентой Невы
Мы давно не на "Вы".

Петербург, Петроград,
Город-друг, город-брат;
Петербург, Петергоф,
Серый шлейф берегов...

Голова...

Павел Галачьянц

Здесь, на дне глубокого оврага,
Сочная крапива и трава...
Проверяя у людей отвагу,
Из земли "вылазит" Голова. *

Рублена из цельного гранита
Горестной рукою крепостных,
Нам напоминает о забытых
Древних сказах, не забыть нам их...

Говорят, что камнерез придворный
Изваял Царя из валуна
И Царю понравилась проворность.
За Подарок - одарил сполна...

Изготовить приказал доспеху -
В позолоте из металла шлем.
Имя "Русич", как залог успеха
Будущих романов и поэм...

Время суть легенд не уничтожит.
Привнесет эмоции в слова!
И, как прежде, - "мураши" по коже,
Когда в спину смотрит Голова...

* Голова "Русич" находится в старом парке Старого Петергофа.

Приглашение в Петергоф

Светлана Скуратова

Раскрывая врата рая,
Попадаем в парк, не зная,
Что за этими вратами,
Деревами и кустами
Бьют искрящие фонтаны,
Вьются длинные лианы.
Клумбы дивных лепестков
Экзотических цветов,
А название садов -
Величавый Петергоф!
Парк разбит весь на аллеи,
Цветники и галереи.
Родников звенит хрусталь,
Чем, скажите, не Версаль?!

В яркой зелени аллеи
Образ не найти милее:
Элегантная невеста,
Так нежна и так прелестна!
К нам ступает неспеша,
Платьем свадебным шурша.
Тонкоструйна Афродита,
Брызг лучистых - "Пирамида",
Нарядилась под венец
В платье, редкий образец
Белоснежного шитья,
В тон воздушная фата.

А в тени кустов не видно:
Льёт печально "Данаида"
Воду в царстве у Аида -
Не наполнить никогда
До краёв сосуд без дна...

Там морской силач "Тритон",
Побеждает Гидру он.
Рыбий зев - лиха беда,
Вражья кровь - рекой вода!

"Римский". И фонтан "Французский".
Вот "Нептун"- что царь наш русский:
Над пучиною воды
Держит прочные бразды,
Как правление Петра -
Всемогущего царя,
Власть крепка, в руке - трезубец,
Непреклонен честолюбец!

Хорошо журчит водица,
У купальницы царицы:
В"Солнце"- брызг искрится рой,
Светит радугой-зарёй.

Как затейливы "Шутихи":
С неожиданностью,тихо,
На "Аллее-то дождя"
Иль на лавочках шутя,
Обдадут шальной водой,
Попрощаешься с сухой
Ты одеждой, и с лица
Вся стечёт твоя краса!
Веселит честной народ
Град фонтанов хоровод:
"Адам" с "Евой", "Львов каскад",
У "Самсона" водопад
Из звериной львиной пасти -
Рвёт Самсон её на части
В знак того,что вражий строй
В прах повержен - Пётр герой!
В честь России музы славны
Гимн поют и бьют фонтаны!
У Персея здорова'
В кисти Карла голова,
Что Горгоною глядит -
Под Полтавой швед разбит!

А ещё есть водопад -
"Шахматной горы" каскад.
Родников чиста водица.
То дворцовая криница:
От дворцового крыла
Ключ - студёная стрела!
Бьёт в лучах фонтан востока
У прозрачного истока.
Струй серебряных юла
В круг "Корзина" заплела.

И в ансамбле галереи
Статуи и орхидеи.
Благодатная земля
Розой пышной расцвела!
Восхищаемся, гуляя,
Садом мы земного рая.
Пушка царская палит,
По каналу плыть велит
Кораблям-гостям к крыльцу -
Приглашенье ко дворцу!
И Большой дворец у края,
Позолотою играя,
Иностранных ждёт гостей,
Угостить всех посластней!
С корабля да все на бал -
Будет ночью карнавал!

Хоть и был наш грозен царь,
Превеликий государь,
Веселиться он умел,
И шутил, и песни пел.
Для забавы у Петра
Создана тут для двора
Резиденция веселья
Неземного наслажденья.
"Монплезир"- стекла дворец,
Удовольствий леденец
И любимая утеха,
"Сноп"- фонтан, где из-под стреха
Бьёт струёй, и не до смеха
Посидеть на кресле с мехом,
С головы до пят облит
И на бал - какой же вид!
Царь хохочет, его свита
Ключевой водой умыта.
Шуткой славился наш царь -
Просвещённый государь!

"Монплезир" в залив глядит,
Величав на море вид:
Там вдоль Финского залива
Стройка града суетлива:
Петербург - врата страны
У Балтийской стороны.
Корабельная эскадра -
Всероссийская награда!
Флот наш важен и прекрасен -
Правит адмирал Апраксин!
Чувствуется сила в сие
И большая мощь России!
На весь свет молва прошла -
В Мир волненье принесла!

Я не мало описала
И фонтаны восхваляла,
Только жаль, что нет Петра-
Превеликого царя...
Посетите Петергоф -
Чудо света - нет тут слов!

Петергоф

Светлана Шаляпина

Как скоро сбылся замысел счастливый,
Гордыни прихоть, царский тот каприз:
Пустынный берег Финского залива
Преображен в приморский парадиз.

Его версальской славой не измерить.
Здесь путь воды взметнулся до небес!
И фантастичней сказочных феерий
Узоры водных струй, хрустальный блеск.

Дробясь и пенясь, и звенит, и шепчет,
Завет Петра прославив навсегда
И становясь поистине волшебной,
В сверканье легком царствует вода!

Петергоф

Сергей Яковлевич Гребенщиков

Привет тебе, приют родной,
Наш Петергоф далекий!
Ты в нашей памяти живой
Оставил след глубокий.
Как много было там красот!
Большой дворец Растрелли,
Аллей столетних темный свод,
Гиганты сосны, ели.

И «Mon Plaisir», и пруд «Marly»,
И Верхний парк в сирени,
И моря синь - за ней вдали
Кронштадта смутны тени…

На Метеоре в Петергоф...

Серик Устабеков

На «Метеоре» в Петергоф
По глади Финского залива,
Под строчки пушкинских стихов,
Мы добрались неторопливо.

Прекрасен был Большой каскад,
Фонтаны нам казались сказкой,
И каждый жест твой, каждый взгляд
Светился нежностью и лаской.

Ты говорила: «Вот он - рай!»,
Под звук струящихся симфоний
И улыбалась невзначай,
Открыв величие в Самсоне.

Порой забыв про целый мир
Дано познать в деталях счастье,
Так, добрый милый Монплезир,
Легко дыша, построил Мастер.

И всё, что виделось вокруг,
Мы с чистым сердцем принимали
И для себя кольцо разлук
Найти никак не ожидали.

Прошло два года. Я один
Стою у Римского фонтана,
И надо мной витает сплин,
А впереди печаль тумана,

Поездка в Питер через час
По глади Финского залива,
И ностальгический рассказ
О том, как важно в жизни диво.

Славься, славься Петергоф!

Тамара Второва

Славься, славься Петергоф
В пенье струй фонтанных строф,
Красотой дворцов, аллей -
Ассамблея королей!
Нижний парк, Большой каскад
Вышли, словно на парад,
И приветствуют гостей,
Что в восторге от затей,
Покоривших целый мир:
Вечно юный Монплезир,
Эрмитаж, Марли и пруд -
Карпы в нём давно живут.
У шутих большой успех -
Брызги, крик, возня и смех.
Был шутник наш государь,
И сегодня всё, как встарь.
Фантазёр, не нам чета,
И сбылась его мечта:
Всех пленяет Петергоф
Пеньем струй фонтанных строф,
Красотой дворцов, аллей -
Ассамблея королей!

В Петергофском парке

Татьяна Александрова-Минчакова

Пышные платья на кринолинах,
В рюшах, оборках и пелеринах
Всем предлагают за деньги примерить
И на какое-то время поверить,

Что этот парк Петергофский старинный,
Эти фонтаны, скульптур образ дивный,
Дамы одетые также роскошно
Всё унесется в далекое прошлое.

Ходят по парку девицы неспешно
Веер в руках их колышется нежно,
Томность во взгляде, что было бесспорно
В прошлое время для дам только нормой.

Разве позволит наряд современный
Верить в волшебные те перемены.
Джинсы и майки и юбочки мини
Так обтянули и так обнажили,

Что перестала быть дама загадкой.
Ножку, когда лишь мужчина украдкой
Мог под мельканьем оборок увидеть
И взгляд отвести, даму чтоб не обидеть.

Нравы другие и время другое
Лето лишь в парке роскошном такое ж.
Свежая зелень, аллей перекрестки,
Птицы щебечут, белеют березки.

Дамы гуляют по парку неспешно,
Веер в руках их колышется нежно…
Вот бы примерив, наряд с кринолином
Жить во дворце предложили старинном!