29.01.2015

Стихи про МОНАСТЫРЬ *

Монастырь

Александр Игнатов 3

Лес старый, глушь и вдруг пустырь,
В снегу следы, здесь были волки.
Стоял тут раньше монастырь,
Теперь лишь прошлого осколки.
Уже сползла с обломков гарь,
Смотреть на всё нельзя без муки.
Его построили здесь в старь,
Дедов не чтя сломали внуки.
Всё так и было, верь не верь,
Взяв власть, такого натворили.
Не сосчитать тех лет потерь,
Хотя в одной России жили…
Лес тот - же, только где пустырь,
Звон колокольный слышат ёлки.
Стоит опять здесь монастырь,
Собравший прошлого осколки…

Святые места

Байкина Нина

Равнинно, простынно
раскинулась Русь...
Местами святыми,
как в шаль, обернусь.

Я их, как былины,
читаю с листа;
Их пух тополиный
сдуваю с лица.

Молюсь их иконам,
в их воды гляжусь.
Трёхперстьем исконным
крести меня, Русь!

Мне снова поведай,
Что путь будет крут:
К святыням не едут,
к святыням идут.

Чрез пни и коренья
идти мне без сна,
по шатким ступеням -
в святые места.

К цепи поколений
пристроиться в след
и встать на колени
под утренний свет.

Возьму стихарь и в монастырь

Борис Бударин

За горизонтом даль
За ней пустырь
Возьму стихарь
И в монастырь

За горизонтом хмарь,
За горизонтом ширь.
Мне пономарь
Подаст псалтырь.

Возьму псалтырь
Прочту псалом
Забуду мир -
Во землю лбом!

За горизонтом грязь,
За горизонтом бред,
Перекрестясь
Увижу Свет.

Тепло икон,
Глаза твои.
Любви канон,
Благослови!

За горизонтом даль
За горизонтом ширь.
Цветёт миндаль
В мой монастырь....

Монастырь

Екатерина Козырева

Спрячь душу под замок,
Укрой и чувство,
В коротком слове - всё
Есть шум и свист, и стон.
А монастырь - урок,
Жить взаперти - искусство,
И всё - нельзя,
Здесь Благодать - закон.
Глаза не поднимать!
Нельзя -
Увидишь змея.
Души не выпускать!
Всё - про себя, всё - я,
Во мне, со мной.
А проползет змея,
Сомненье сея,
Гони её душой, а не метлой.
Душа не пыль, не прах, она живая:
Заноет, заболит,
Врачуй её Крестом,
Молитвой ублажая,
И приближая к радости
Постом.

Древние обители
 

Елена Николаевна Егорова

Древние обители плеядой
Встали на земле Руси Святой
Утешеньем, светочем, отрадой
Для людей в боренье с суетой.

В Киеве, Дивееве, Сарове,
На Угреше, в Угличе, в Москве
Символом Божественной любови
Купола сияют в синеве.

Осеняют города и веси
Сонмы золотящихся крестов,
Словно простирая в поднебесье
Тысячи невидимых мостов.

«С нами, с нами Бог наш и Создатель!» -
Благовестит колокольный звон.
Тонким ароматом благодати
Веет от намоленных икон.

Здесь духовным цветом расцветает
Кроткая молитва на устах,
Сердце от блаженства замирает
В этих Богом избранных местах.

Монастырь стоит на земле родной...

Елена Понкратова

Монастырь стоит на земле родной.
Колокольный звон нас зовёт домой.
Светит солнышко - купала горят
И с моей душой тихо говорят.

Монастырь у рек, на слиянии,
Смоет нашу боль и отчаянье.
Мы помолимся - Веру обретём
С покаянием к Господу придём.

Ждёт Господь, когда мы покаемся
И в своих грехах всех раскаемся.
Примет души Он наши грешные,
Напоит Любовью с Надеждою.

И напившись из родника сполна,
Мы поймём, что Вера у нас одна.
С Божьей помощью Мудрость обретём
И Россиюшку от беды спасём.

Монастырь стоит на земле родной.
Колокольный звон нас зовёт домой.
Я стою, молюсь, а в душе покой.
Всё исполнится на земле святой.

В святой обители

Жанна Шрамко

Склонились головы в молитвенном поклоне,
В сознании брезжит покаяния печать.
И на груди сомкнув крестом свои ладони,
Напомнишь сердцу, как умеешь ты прощать.

Средь суеты, храня огонь своей надежды,
Припомнив грешных дней нелепицу и боль,
Даёшь обет начать свой день не так, как прежде,
И каждый раз не сыпать в рану соль.

Разговорись перед святым и строгим ликом,
Открой прорвавшихся признаний наготу,
Пронзи безгласым и внутриутробным криком
Тьму равнодушия, бездушья глухоту.

Ты жди прощенья, как с небес благословенья,
Ты припади к иконам с верой и любя,
Здесь каждый жест - к судьбе прикосновенье,
Здесь нам дано познать самих себя.

Монастырь

Леонид Герт4

На высокой горе монастырь…
Шел он к Богу, царапаясь в гору.
Меж землею и небом застыл
И взглянул на крутую дорогу.

Он крушил за скалою скалу -
Путь не легкий, а время - веками.
Как тут робкому выжить ростку -
Только камни там, камни да камни.

Застил путь синеватый туман,
Разглядеть только мысленным взором:
Сколько трудностей - глупость, обман,
А надеждой кипучие зори.

Должен вспомнить он и вспоминать,
Вспоминать для того, чтоб запомнить.
Легче облак тогда обнимать,
Чтобы душную келью заполнить.

Беспримерно стремление в высь
Шпиля, выросшей здесь колокольни.
Высотой не гордись, а молись,
Чтобы горный мир миром стал горним.

Монастыри России

Люда Павлова

Монастыри России,
Вы духа светлого нетленные ларцы.
Вас основали пращуры-отцы святые.

Монастыри - аскеты.
В вериги плоть свою сковав
И жизни праздный тлен поправ, свечой согреты.

Монастыри - изгои.
Вас с корнем драли из земли,
Но, лишь, блаженные могли снести такое…

Монастыри - «голгофа».
Вас красный бешеный террор
Расстреливал, смеясь, в упор за веру в Бога.

Монастыри - прозренье.
Россия с вами навсегда,
Ведь с верой не страшна беда -
с ней путь к спасенью.

Монастырская стена...

Людмила Ревенко

Монастырская стена,
А за нею - тишина,
Лишь лампадки огонёк,
Но не он сюда привлёк.

Сёстры на поклон встают,
- Аллилуйя, - пропоют,
Не могу отвергнуть мир,
Превращая лик в кумир.

Здесь намолены места,
Помыслов душа чиста -
Воспаряя от сует...
Не спеши давать обет,

Не спеши поклоны класть -
Ты делами мир укрась:
Всё вокруг, что за спиной
И твоей слывёт страной

Ждёт дерзаний и творений,
А не в келье заточенья.
Я с желаньем ухожу -
Здесь приют не нахожу.

Наверху, на самом на угоре...

Людмила Ревенко

Наверху, на самом на угоре
Примостился женский монастырь.
Не шуми. Угомонись и вскоре
Пение услышишь - то Псалтырь.

Это в церкви, той, что выступает,
Над округой лебедем плывёт,
Батюшка грехи ли отпускает,
Наставленье ль верящим даёт.

Службу за тебя и днём и ночью
Тихие монахини несут,
Мир решил ты познавать воочью,
От мирских сует они уйдут.

Мы уедем всей оравой тесной,
Церковь также будет дальше плыть,
Полниться мелодией небесной,
Сколько лет была! И будет быть!

У стен монастыря

Марьяна Бажанова Сергиев Посад

У древних монастырских стен
Я нахожу уединение...
Не жажду больше перемен,
Не гложат душу и сомнения.

Душа порой стремится ввысь,
Тесны ей рамки и оковы.
Задумаюсь о том, что жизнь
Теперь и ранее - не нова.

Пройдусь вдоль стен монастыря,
Вдыхая аромат сирени.
А жизнь порою не легка,
Но есть и светлые мгновенья.

Услышу пенье певчих птах,
Те - прячутся в листве зелёной.
Уходит грусть, тревожность, страх,
Кивают нежно листья клёна.

И кажется, что грусти нет,
Вот солнце благостно сияет.
Прошедших мне не жалко лет,
И только радость посещает.

Шепчу молитву в тишине,
Душе так хочется покоя.
Спокойной становлюсь вполне,
И купол неба надо мною.

В монастырской густой тишине...

Сергей Хомутов Рыбинск

В монастырской густой тишине
Что-то зримо пригрезилось мне,
Может - прошлое, может - исход
На какой-то заведомый год.

Монастырские стены прочны,
И века - от стены до стены,
И звучание скрыто в тиши,
И зеленые травы свежи.

Но и здесь непонятно сполна,
Что святая таит глубина.
Возле храма смиренно молчу,
Я приблизиться к Небу хочу.

Но в минуте ходьбы, за стеной,
Мир меня ожидает иной.
Там другие и хлеб, и вода,
И пора возвращаться туда.

Монах

Софрон Бурков


В трудах молитвы душу отрезвляя,
Слезами к покаянью понуждая,
Не смерти ведая, но Божий страх,
Во славу Господа живёт монах.

Не для себя, не ради мига счастья,
По требованью к истине причастья
И днём, и ночью, в свой урочный час
Молитвой к Богу он спасает нас.

Вдали от жизни яркой, но условной,
Живёт он жизнью настоящей, полной:
Не зная, как просить и занимать,
Он всё, что не отдал, готов отдать.

Его труды земные и моленья -
В них к воспитанию себя стремленья,
И не закончится сей службы срок -
Неизмерим евангельский урок.

Он просит Господа явить нам милость:
Простить нас, грешников - один за всех,
И чтобы с ним когда бы ни случилось,
Он не увидит в том себе помех.

Он сберегает в мире правду Божью:
Он любит всех, и лишь себя корит,
Молчит и бдит, чтоб не увлечься ложью.
Он жизни суть в общеньи с Богом зрит.

Монах молитвы сердцем говорит.
Он славит Бога - мир на том стоит.

Монастырь в горах

Татьяна Скорикова

Взгляни, на седом перевале,
при бурном слиянии рек
стоит монастырь. И едва ли
дойдет до него человек.

И вряд ли безумная птица,
стремя свой полет между скал,
подняться и опуститься
осмелится, храм разыскав,

где острою звездною крошкой
усыпаны стены времен
и движется лунной дорожкой
тяжелый размеренный звон.

Сон тихий смежит мне ресницы…
В нем зрю: при лампадке в окне,
там старец листает страницы,
все зная о завтрашнем дне.

Как пряди седые, струятся
потоки с отвесных скал.
Ущелье - морщины старца,
а горб его - перевал.

Над монастырской твердыней
месяц запечатлел
лик его, что и поныне
светел, как старец, и бел.

Вера монастырская

Татьяна Цыркунова

Ах, вера монастырская!
Сильней любой иной…
И заповедь псалтырская
За каменной стеной.

По распорядку точному
Для братии святой
Кипит работа срочная
И длится день-деньской.

Не только послушание,
Молитвы да посты, -
Душою отрешение
От мира суеты.

Здесь вера созидается,
Возводится ей Храм,
И каждый приобщается,
Стремится к Богу сам.

Да, это путь для избранных, -
Кого призвал Господь,
В Молитвословах изданных
Кондак прочесть сподобь!

Да, вера монастырская -
Пример для христиан…
А заповедь псалтырская -
Огромный океан…

Монастырь... смиренье, благолепье...

Чекина Марина

Монастырь: смиренье, благолепье,
Тишина и стаи голубей…
И калеки в нищенском отрепье -
Для чего, не знаю, хоть убей.

Им бы на казённую кроватку -
Чай, державе тоже был бы прок:
Выдать им микстурку да облатку,
Хлебца - не презренного - кусок…

Чем служить сомнительные мессы,
С примененьем разных громких слов,
А на самом деле - тешить беса
И кормить крышующих жлобов…

Монастыри сторожевые

Ян Гинзбург

Хранят величие России
не пушки и не города -
монастыри сторожевые,
издревле стражи вековые,
хранители ее труда.

Над берегами тихих речек,
где Русь с холмов брала разгон,
как символ жизни человечьей,
над жизнью плыл церковный звон.

Был вечен звон...
А знали люди:
ясак,
ярмо,
пожар дотла...
И человеку было трудно.
Но звали ввысь колокола.

И не было конца просторам.
Дышали добротой поля.
Глядели с башен вдаль дозоры,
туда,
в ливонские края.

Туда.
в засечные владенья,
где в неизвестной дали дней
скрывал начало нападенья,
к нему готовясь, хан Гирей.

...решетку опустили цепи
под крики: "Господи, спаси!"
Владенья Бога - людям крепость.
А слуги Бога - рать Руси.

От мира к бою - путь недолгий.
И вот, неся кольчуги груз,
идут с секирами за Бога,
а между прочим, и за Русь...

Еще вражда.
Еще поляки.
Еще измена.
Но уже
ослепший князь разит Шемяку
на Галическом рубеже!

И в грозный трудный час державы,
чтобы созвать своих сынов
на смертный бой - не ради славы,
а ради дел, святых и правых,
взревет тревожно-величаво
литая медь колоколов...

Среди лесов и шума городского
их немота последняя крепка.
Они свое сказали миру слово
хотя бы тем, что прожили века.

На их руинах залегли столетья.
Затоптан прах забытого творца.
И дождь сечет. И ударяет ветер.
Ревут моторы. Не молчат сердца.

Я с прошлым связан цепью или нитью.
Молчание - не есть еще конец.
Открытье мира - это есть открытье
безвестных душ, неведомых сердец.

Они нужны мне, как мостам опоры.
Наследник я!
Продолженный лишь миг
истории России,на которой
стоит сейчас качающийся мир.