18.10.2014

Покорение Сибири Ермаком (1581-1585) **

Сибирский поход Ермака - вторжение казачьего отряда Ермака на территорию Сибирского ханства в 1581-1585 годах, которое положило начало русскому освоению Сибири.
Ермак Тимофеевич (1532 -1585) - казачий атаман, исторический завоеватель Сибири для Русского государства.


Поход Ермака

Александр Ляйс

Мы знали лихости судьбы,
Кандальный звон да кнут.
Мы были смерды и рабы,
А ныне - вольный люд!

Готовь кольчуги и клинки,
Сермяжная душа.
От Камы матушки-реки
Махнём до Иртыша!

Не испугают ни тайга,
Ни стрелы, ни аркан,
Ни глушь, ни хитрости врага.
Дрожи, татарский хан!

«Иду на вы!» - и чья возьмёт -
Ишшо мы поглядим.
Мы крепко срубленый народ,
Возьмём - не отдадим.

И нас не купишь за пятак
И в крендель не согнёшь.
Казак всегда везде - казак,
А не погана вошь!

Пусть на пути враги стеной,
А волк идёт нам вслед,
Могилы наших - за спиной...
Нам завороту нет!

Плевать на голод и мороз,
На боль тоски и ран.
Враг не увидит наших слёз.
Веди нас, атаман!

Сражайся - с верой, пей - до дна,
Лихая голытьба.
Кистень да сабля - вот она,
Казацкая судьба.

Браты, нам нечего терять.
Мы кожу всю съедим,
Упрёмся, будем землю жрать -
Сибирь не отдадим!

Вперёд, кто сердцем не усох,
И кто от воли пьян!
За нами - Русь, и с нами - Бог!
Веди нас, атаман!

Ермак Тимофеевич

Алексей Широков

По Волге широкой по Волге глубокой
В поход отправлялся казак
На стругах груженых, да в край уж далекий
Сибирь покорять шел Ермак

С ним был пан Никита, Иван Кольцо смелый
Да сотни донских казаков
За волюшку волю, за правое дело
Дружина степных шла волков

Он с верою в сердце, во благо народа
Он ширил границы Руси
Что б всем казакам воссияла свобода
Христос атамана спаси

Он хитрой смекалкой, да боевым духом
Монголо-татар воевал
Он гнал супостатов с земелюшки русской
Да вражию кровь проливал

Через века славься наш атаман Ерема
Твой подвиг доселе в крови
Великий казак Всевеликого Дона
Тебя помнят дети твои.

Покорение Сибири Ермаком


Анатолий Пименов

Сгущались тучи тяжкие, скрывая солнца круг,
Со скрипом сапогов своих последнюю пищаль
Десницею ударивши, взошел в стоящий струг,
И оглялелся рад здесь кто, кого гнетёт печаль.
А здесь опять под ливнем стрел
Гребцы плывут, лохмотья ввысь
Летят от пороха, кто цел,
Кричат: Смотри! Ермак, окстись!
Ермак, как сокол, смотрит вдаль,
И вдоль протянутой десницы
Летит стрела, палит пищаль,
Огонь идёт, чтоб до столицы,
До самой Матушки Москвы
Летели, небо ввергнув в стон,
Шары на недругов, на тьмы,
Сибирь согнулась чтоб в поклон.
И сам Господь смотрел на сечу
Вперёд со знамени, и ветер
Дошёл до серых стен и свечи
Внутри погасли. Вот уж вечер.
Река остывшая сияла вкраплениями серебра,
Когда над ней развеян дым, остановился струг,
Ступил на берег вновь Ермак, кричат ему: ура!
Кого-то стукнул по плечу: Мы победили, друг!

Ермак

Валентин Клементьев

Среди просторов матушки Сибири,
Там где течет могучая река,
Однажды свой поход предпринял
Отряд со свитой Ермака.

Здесь основал свое большое царство,
Открыл проход России на восток,
Стал атаманом, прикрепил богатства
И совершил невиданный бросок.

С благославления расширил он просторы
И укрепил законно рубежи,
Пришел на землю с честью и поклоном
Для покорения нетронутой земли.

По царскому указу повеленья
Был дан указ порядок навести,
Казачьим войском охранять селенья
Против вторжения ногайской татарвы.

На Строгановских срубах за Уралом
Ермак пустился в длительный поход,
Вступил в войну недюжинным накалом
И основал в Сибири свой острог.

На подступах к Искеру близ Тобола
Обвел сноровкою Кучума племена,
Обрушив мощь внезапной силой грома -
Оружием доспехов и меча.

Летели стрелы, звякали доспехи,
Ударом ядра зарядили в адский гром,
Отметив историческую веху
Убойной силой появленья - грозный шторм.

Вступила в бой дружина по приказу,
Слились монголы в свите Ермака,
Спустя мгновенье вражья конница увязла
И прекратилась феодальная борьба.

Три дня триумф победы продолжался
Над побежденным царством Карача,
Отряд раздробленный Кучума здался,
Убив служенье делу палача.

Оброк несло поверженное ханство
С просторов необузданной тайги:
Меха, пушнину из далеких странствий
Рабы грузили в царские ладьи.

А дальше, по реке переправляли
И шел на север водный караван,
Стрельцы конвой законно охраняли,
Оберегая нажитую дань.

С посланием в столицу верным ходом
Отправились вояки в дальний путь,
Чтоб известить великому народу
О ратных подвигах и доблести - заслуг.

В столице с почестью героев принимали,
Даруя им богатство и дары,
Отступников в темницу заточали
Во искупление проступка и вины.

Ивана Грозного опричники боялись,
Сулила кара за набеги, пьянство, ложь,
Кого в палаты темные неистово бросали,
Других на милость отпускали сеять рожь.

Депешу в Кремль принесли от атамана
В предместье белокаменных палат,
И на столе дубовом под охраной
Поставил царь здоровую печать.

“Отныне я вам свято завещаю,
Сибирь к Руси навеки прикрепить,
А Ермаку присвоить титул князя,
Отряд стрельцов для удали пустить”.

Отправились суда по глади водной
К имениям просторов Ермака,
В таежный край нехоженый, холодный,
Где не ступала человеческа нога.

Природа дивная, по берегам утесы,
Тянулся лес бескрайней бахромой,
На речке пар, на листьях чисты росы,
Кругом созвучие, нетронутый покой.

Везли ладьи, оружие, припасы
Для помощи казачьего плеча
Волховский - князь, повелевая властно,
Был жалован от имени царя.

Причалили суда на берег дикий,
Растратив все запасы по пути,
Их встретил атаман в своем обличье
С поклоном благодарственной любви.

Осваивая землю на чужбине,
С упорством сдерживая натиски врага,
Зимовку не на шутку Он предпринял
В условиях, когда мела пурга.

Скрипели сосны, снег искрился блеском,
Из мглы кралась холодная луна
И было так прекрасно это место
Идиллия картины - красота.

Ночами волки выли ненасытно,
И люди замирали от тоски,
Хотелось всем: тепла, продуктов, быта,
Но только ветер холодил одни виски.

Лишь бой копыт - безрадостная нота,
Нарушить мог лесную тишину,
Кто уцелел, бросало в капли пота,
Склонясь к иконе, пел свою мольбу.

Редело войско в струге незаметно,
Закончились припасы и еда.
И все уже казалось было тщетно,
Спасением для всех была весна!

Лед тронулся, река пришла в движенье,
Подул с надеждой свежий ветерок,
И велико таился дух стремленья
Убить Кучума за всесильный рок.

Ушла зима, а с нею и морозы,
Луч солнца растопил холодный лед,
Вернулись птицы в край, сверкнули в небе грозы,
И воссиял забытый всем народ.

Немногим удалось дожить до славы,
Собрал Ермак дружину казаков,
В последний путь для чести и отваги
Спасти обоз с товарами купцов.

Обманом злым, поверженный на плаху,
Попал в засаду доблестный отряд,
Пробил Ермак ряды чугунным махом,
Мечом удары сыпал словно град.

Неравный бой в отсутствие подмоги,
Лишь позади глубокая вода…
Сил не хватило добраться до острога,
Река стихии тело приняла.
-----
Дружиной верных казаков в далеком крае
Он одержал ряд замечательных побед,
Остановил лавину вероломной стаи,
Создав легенду для последующих лет.

Могуществом величия свободы
Мечом ковал уезды городов,
Дал хлеба он крестьянскому народу,
Оберегал от посягательств, холодов.

Подобно молнии косил он жадных ханов,
Обосновал надежные форты,
Разбил господство непокорных кланов
У неприступной крепости реки.

Войсками рати доблестного духа
Он победил татарскую орду,
Не побоялся копий, стрел и лука
И вскоре участь здесь нашел свою.

Ермак

Валерий Пономарев 2

Стал он символом Сибири,
Он и честь ее и флаг...
Нет натуры больше шире,
Как и имени - Ермак!

До сих про объект для спора,
Хоть пускай в ход кулаки,
То записывают в поморы,
То в донские казаки.

Кем же был на самом деле?
Чей вернее станет слух?
Богатырская мощь в теле,
Христианский смелый дух!

Наша память как колодец,
У которой нету дна..
Назовем - первопроходец ,
Эта мысль будет верна!

Он погиб в неравной схватке,
Канул в бездну Иртыша…
Как Истории загадка
Очень русская душа?!

Славянская пиратская азбука. Ермак


Владимир Трофимов 3

Ермак изначально, гулял- полевал
За удаль и ум, атаманствовать стал
На Волге известен, дружиной своей
В которой не мало, шишигов- чертей.
Так сами казаки ватагу прозвали
И за колдуна Ермака признавали
Но, это легенда, а, сущность пиратство
Разбоем- насильем добЫто богатство.
Купец натерпелся на матушке - Волге
Ходили конечно, различные толки
Громил караваны, любые Ермак
Татарин ли, русский идёт, иль казах.
Любой разграблялся, умело и ловко
За это уменье и эту сноровку
Ермак у Царя, на примете давно
Как не казнили то, право чуднО.

Ермак
Вячеслав Харитонов 2
По глухим сибирским рекам
Вёл Ермак свои ладьи.
- Кто они? - остяк кумекал
В тьме таёжной у нодьи.

Скулы жаром обдавало,
А по коже - мураши.
- Зло напасти небывалой
Отвести, шаман, спеши!

Новый враг не знает чума,
А возводит города.
Закатился век Кучума.
Гибнет Синяя Орда.

Не осилит грозной мощи
Войско верных ей князьков,
Ведь колчаны хана тощи:
Гром в пищалях казаков.

В битвах лют метатель молний.
И вогулу, остяку,
Чем сжимать копьё в ладони,
Лучше спрятаться в тайгу.

А пришельцы, как ни падки
До куницы и песца,
Не найдут путей в распадки,
Где нет промыслу конца.

Вряд ли кто на свете белом
Превзойдёт в охоте нас,
Помешает верным стрелам
Поражать зверюшек в глаз...

... А меж тем, подобно палу
Или рельсам на Тайшет,
Русь упорно наступала
На Сибирь без лишних жертв.

Лишь прославленные кости
Атамана Ермака,
Заглянувшего к ней в гости,
Погребла Иртыш - река.

Да людишек безымянных
За разгульство за своё,
То пустых, то полупьяных,
Топь прибрала да зверьё...

Сотни речек полноводных,
Свет несущих в каждый двор,
На Руси родной, свободной
Покорилось нам с тех пор.

Почему ж, судьбой довольна,
Ты, страна, грустишь, пока
Над тайгой витает вольно
Тень казачья Ермака?

Ермак 1581г

Галкин Юрий Анатольевич

По камню седого Урала,
Где ныне на картах Тобольск,
Иртыш плещет воды устало,
На трупы враждующих войск.

Владенья таёжного ханства,
Остаток великой орды,
В глазах азиатских коварство,
И блеск нестерпимой вражды.

В суровой, богатой Сибири,
Безлюдной как - будто на вид,
Туземцы охотою жили,
Где идол покой сторожит.

С ватагой, за этой землёю,
«Зажатой Кучумом в кулак»,
Зелёной и ранней весною,
Пришёл с казаками Ермак.

Волна бьёт волною о струги,
По ветру на всех парусах, -
Отважные царские слуги, -
С крамолой в лихих головах.

Неся православную веру,
В забытые богом края,
«К большому и ратному делу» -
Сибирью умножит земля.

Огромное войско Кучума, -
Гуляй-город стан Ермака,
Рассвет брызнул светом угрюмо,
В татарина и казака:

И клич, повторенный стократно,
И сабля, о саблю звеня,
С утра по тайге многократно,
Вспугнула обитель зверья.

Без промаха били пищали, -
Искрились на Солнце ножи,
И сотню за сотнею клали,
Забитые наспех пыжи.

Дух сломлен,
пропала отвага,
В Ордынцах есть тоже предел,
Вокруг укреплений ватага,
Обложена грудою тел.

Разверзлась у ног преисподняя,
Дым, - порох, кремнёвый запал,
Добита последняя сотня,
Кто выжил,- тот с ханом бежал.

И стартом от этого места,
До моря, где Солнце встаёт,
Достигла границ поднебесной,
Россия и русский народ.

Ох, Ерёма, Ерёма...

Константин Мишенин

Ох, Ерёма, Ерёма,
Лихой атаман.
Ты булатом калёным
Путь себе пролагал.

Ты был смел и удачлив,
Всё отвага, да ширь.
И явилась задача -
Взять на саблю Сибирь.

Ох, вы други родные
И казачьи сыны.
Вы просторы родные
Киньте ради войны.

Ох, Ерёма, Ерёма
Лихой атаман,
Что нам кровь, пот солёный
Да пьяный дурман.

За кучумовым царством,
За толстой кошмой,
За богатым убранством
Поплывём за тобой.

И уселись на струги
Восемь сотен бойцов.
Атамановы други,
Мерещяк да Кольцо.

Мы с судьбою единой
Обручились навек,
Атаман наш любимый,
Дорогой человек.

И поплыли на север
Мимо сказочных гор.
Реки струги кружили
Да вели разговор.

Ох, куда вы плывёте
В неоглядную даль?
Здесь вы лишь обретёте
Смерть, тоску да печаль.

Там вы лишь наживёте
Много новых врагов.
Ох, куда вы плывёте
До чужих берегов.

И года пролетели
Точно ста ворон.
Плыли, гибли, болели,
Умирали сквозь стон.

Кто в сибирских метелях,
Кто в Пелымских лесах.
Сотни страшно редели
В тех неравных боях.

Ох. Ерёма, Ерема
Лихой атама,
Как же мало силёнок,
Впереди лишь туман.

Как же мало нас нынче
Здесь осталось с тобой.
Нам с богатой добычей
Воротиться б домой.

Ох. вы други родные
И казачьи сыны,
Мы в родные просторы
Воротимся с войны.

Только нынче Кучума
Непременно побьём
И с богатой добычей
Домой поплывём.

Но вот кончилось время
У судьбы роковой.
Ох, Ерёма, уж в стремя
Не вступишь ногой.

Уж не будешь казаков
В бой вести за собой.
Смерть возникла из мрака,
Обернулась бедой.

Весь отряд твой порублен,
Сам на дне Иртыша.
На небесном на струге
Уплывает душа.

Ох, Ерёма, Ерёма,
Лихой атаман.
Ты булатом калёным
Путь себе пролагал.

Ермак

Людмила Лидер

Был атаман плечист и зрачен,
С густою чёрной бородой,
Дух богатырский не растрачен,
Искрил широкою душой!

В общении честен и доверчив,
Разумный, мудрый и простой,
И беспредельно ласков сердцем,
Бесстрашный, храбрый, озорной.

С врагом - жестоким иноверцем,
Был беспощаден и суров,
Спасая от набегов дерзких,
Покой и жизнь, детей и кров!

Но волею своей казачей,
Как словом Божьим дорожил
И коли не умел иначе,
Он для людей свой век прожил!
---
Казак с невиданным упрямством,
Врата Сибирские открыл,
КучУма уничтожил ханство,
Лихое войско истребил!

Расширив русские границы,
Зло бумерангом упредил,
Все силы Отдал до крупицы
И живота не пощадил.

Смерть Ермака

Людмила Лидер

Тонул Ермак вблизи от струга,
Свистели стрелы у виска,
Ох, тяжела его кольчуга -
Подарок грозного царя!

Обманом пал, попав в ловушку,
Не ждал беды от бусурман,
Доверчив был, но взял "на мушку",
Отряд разведки хитрый хан.

Порой ночной, когда все спали,
КучУм засадою врасплох,
Бил безоружных, зла не ждали,
Кровь пролилАсь у казаков.

Потом пришли лихие вести,
В холодных водах Иртыша,
КучУма слуги в тихом месте
Узнали тело Ермака.
---
Но получив сие известие,
Прошла жестокая молва,
КучУм устроил праздник мести
Над мёртвым телом Ермака.

Он выпускал шальные стрелы,
В его беспомощную плоть.
Все сорок дней, как оголтелый,
Крича, что беркут, во всю глоть!

Но снами жуткими охвачен,
Явлений страх - недобрый знак,
Кровь в его жилах рысью скачет
И мёртвым страшен был Ермак!

Мокрый камень омыт водою...

Людмила Ревенко

памятник Ермаку в Новочеркасске

Мокрый камень омыт водою,
Здесь когда-то стоял Ермак,
И всходил над судьбой звездою,
Только сделал к Сибири шаг,

А Урал его принял, татя,
И отважных его дружков,
Предстояло мостить им гати,
Сокрушая чужих божков.

Он в Тобольске стоит на круче,
Не разбойник - царю слуга…
В биографии, что есть лучше?
…Озирает теперь века.

Ермак

Наталья Бурнашева

“После свержения татарского ига и до Петра Великого не было в судьбе России ничего более огромного и важного, более счастливого и исторического, чем присоединение Сибири, на просторы которой старую Русь можно было уложить несколько раз”.
В. Г. Распутин

Отчаянный казачий атаман -
"Велик душою и безвестен родом",
Казалось, что история сама
Героя выбирала из народа.

Шла за Урал дружина Ермака
В дремучие, заснеженные шири.
И подвиг их народ воспел в веках,
И бережёт их летопись Сибири.

Важней задачи не было и нет -
И русский богатырь с орлиным взором
Смог подарить родной своей стране
Бескрайние сибирские просторы.

ЕРМАК (Ермак Тимофеевич Аленин) (1530/1540-1585) - казачий атаман, предводитель московского войска, успешно начавший по приказу царя Ивана IV войну с сибирским ханом Кучумом, в результате которой Сибирское ханство перестало существовать, а сибирские земли вошли в состав Русского государства.

Ермак

Олег Глечиков

Он был героем многих войн,
В шестнадцатом, далёком веке.
Легенд есть много - все о нём -
Могучем, дивном Человеке.
Был атаманом казаков,
Что грабили купцов, на Доне.
Бандитом, в царском слыл законе.
А стал Сибири всей отцом!

Ермак,- неслось из уст в уста,-
Ермак спешит на помощь к манси.
Кучуму скажет - убирайся,
Сибирь - российская сестра!
Так и случилось с Ермаком,
Отбил Сибирь он у Кучума,
Домов настроил вместо чумов,
Царю, брал плату ясаком.

Кучум живуч был, как змея,
В себе, как яд, таил он злобу.
Однажды ночью, в непогоду,
Когда Иртыш кипел, ревя,
Напал Кучум на Ермака,
И казаков стал резать спящих.
Ермак, к челну, в волнах кипящих,
Хотел… - кольчуга не легка!

И захлебнулся наш герой,
Ушёл на дно реки бурлящей…
Но и сегодня, в настоящем,
Народа память, став горой,
Подняла ввысь, со дна реки,
Героя, ставшего легендой.
Стоит Ермак у речки пенной
И смотрит вдаль из-под руки…