Стихи про хлеб.Стих про хлеб для детей

 Стих про хлеб для детей 4-5-6-7 лет

---------------


О, сколько в колосе большой любви...
Любви к обыкновенному народу.
О, человек, ты Землю береги!
За хлеб насущный береги природу!

Святая пища древности святой.
И каждый колос - это микрокосмос!
Мозолистые руки за сохой,
Вот, что такое хлеб... Он - жизни голос!

О, счастье, что с веками легче труд,
И человек перехитрил природу...
Поклон земле, где зёрна прорастут,
И долгих лет в достатке - хлеборобу!

Пусть будет славен этот важный час,
Который кормит нас горячим хлебом,
Пусть больше песен прозвучат для вас!
Пусть будут пышны урожаи летом!

Быть хлеборобом - это нелегко.
Не каждый видит, как идёт работа.
От колоса до хлеба далеко...
Будь славен, хлеб, и званье хлебороба!

***

Вот на столе стоит горячий хлеб.
Сейчас нам кажется: как это просто...
А первый колос, трудность его роста,
За сколько тысяч мудрых найден лет?

Как догадался древний человек
О том, что колос - это Солнце мира?!
Хлебами щедро всех земля кормила
Со дня открытия и каждый век.

В Египте, Греции - росли хлеба.
В Империи османов, Византии...
И на Руси всегда хлеба растили
Для тихой трапезы и торжества.

Мы от сохи до трактора дошли,
Как древние от сева - до зажинки.
И золотые тянутся прожилки
Во имя жизни для любой души.

Вот на столе стоит горячий хлеб -
Труд агрономов, селекционеров
И трактористов, комбайнёров верных,
И чудо случая древнейших лет!

***

Вы чувствуете хлеба аромат?
В нём нежная весна и солнце лета!
Хлеб корочкой румяною объят.
Представьте только, сколько в хлебе света!

Колосья наливались и росли:
И вот мукою стали для пекарни,
Чтоб в магазины сдобу привезли.
Но дело хлебное росло веками!

Лепёшки, караваи, калачи...
Печенья, пряники и что послаще -
Всё из российской рождено из печи!
Свои рецепты - пекаря задачи!

Пусть пекарей не видим мы в лицо,
Но от души им говорим спасибо!
За светлый труд, терпение - за всё!
Ведь с хлебом жизнь сытна и тем счастлива!

И пекарь коронует этот путь!
От колоса до выпечки свежайшей.
Румяной, золочёной, настоящей!
А в хлебе - память предков не забудь...

Почётная профессия веков!
От печки до конвейера завода!
Для жизни всё нам отдаёт природа!
Спасибо пекарям за их любовь!

***

Я возвращалась вечером с работы,
Отбросив все заботы и дела,
Как вдруг - слегка споткнулась обо что-то...
И сердце словно молния прожгла.

Нет, быть не может...под ногами хлеб,
Кусочек хлеба, как паек блокады,
Лежит-черствеет прямо на земле,
Святой земле родного Ленинграда.

Мне сразу захотелось убежать
На Пискаревки братские могилы,
Где вечным сном уснувшие лежат
Все те, кому когда-то не хватило
Такого вот кусочка...чтобы жить,
Пройти огонь блокадного кошмара...
И слезы, словно капельки души,
Скатились на поверхность тротуара.

Шепчу "Простите" прямо в вышину,
В стальное, тихо плачущее небо.
Я не застала страшную войну,
Но с детства четко знаю цену хлеба.

От бабушки, от мамы, от отца,
От всех, прошедших сквозь горнило ада
И ужасы проклятого кольца
С чудовищным названием "БЛОКАДА".

Шепчу "Простите"...не хватает слов,
Они застряли в горле плотным комом
И отдают в прожилочках висков
Сквозь толщу лет блокадным метрономом. 

***

Прожить не трудно без котлет,
Кисель не часто нужен,
Но плохо, если хлеба нет
В обед, на завтрак, в ужин.

Он – царь еды, хоть скромен вид.
От древности доныне
Средь блюд различных хлеб стоит
В почете посредине.

Ему десятки тысяч лет.
Веками бились люди,
Пока не стал таким наш хлеб,
Каким лежит на блюде.

Его найдешь ты на столе
У римлян и у грека,
В войну, в годину лютых бед,
Спасал хлеб человека.

И ныне кормит хлеб людей –
Врачей, солдат, рабочих.
И этот дар земли своей
Должны беречь мы очень!

***

Рядом с домом в хлебной лавке –
Много сдобы на прилавке.

Из муки ржаной, пшеничной
Там пекут нам хлеб отличный,
Плюшки, булку, вафли, сушки,
И коврижки, и краюшки,
Бублики, рогалики,
Пончики и пряники.

Разных вкусностей – сполна!.
А когда была война,
Голод всех настиг в стране –
Хлеб им грезился во сне.

Мне мой прадед говорил,
Что от голода был хил,
Что в затишье – вне бомбёжки,
В их семье пекли лепёшки.

Чтобы порций больше было
И еды на всех хватило –
Мох, опилки, клейстер клали,
Сено в тесто добавляли.

Чудом жизнь спасла ему
В ту ужасную войну
Очень скудная еда:
Мох, опилки,  лебеда.

Цену хлебу прадед знает
И до крошки весь съедает.
Я хоть сыт, но хлеб доем...
Так же надо делать всем!

***

Хлопковый жмых, мучная пыль,
Ячменные и отруби ржаные,
Проросшее зерно, опилки, лебеда,
Крапива, жёлуди... "Продукты" непростые...
Паёк отмерен, взвешен на весах...
Не из муки, но хлебом он зовётся.
Бесценен, также, как и жизни тех,
Кто в городе блокадном не сдаётся.
И в тёмном мире, тёмен каждый день,
Но люди в мраке гордость не теряют,
Достоинство своё не уронив,
Победы день, сражаясь, приближают.

*** 

Припоминают детство, торжествуя,
С забвеньем смотрят фильмы о войне.
Я, как в бреду, "вторую мировую"
По хлебу помню,
Снившемуся мне.
По щелям
В нашем доме неказистом,
Где редко были думы голубы,
Где вместо дров
Вылеживались листья,
Накошенной для хлеба лебеды.
Мы плакать в эти годы не умели!
И, сам дойдя до истины простой,
Что труден хлеб насущный
В самом деле,
Я ел его впримешку с лебедой.
Был горек он,
Как выжженной небо,
Но верил я в любые чудеса,
Когда их выпадало
"Самых хлебных",
Тех, небывалых в жизни,
Полчаса.
И пусть лишь в снах
Я радовался: ситный!
Пусть, мучаясь, метался по ночам,
Казался мне на редкость духовитым
Тот хлеб
С травою горькой пополам.
И пусть войны
Я, в сущности, не знаю:
Не падал под огнём, в дыму не слеп,
Она во мне, "вторая мировая",
Живёт коротким, мирным словом - "хлеб".

***

Мела зима позёмкою
до боли и тоски,
солдаты хлеб ножовкою
пилили на куски.

Ругаясь в стыль промозглую,
по-братски строг и груб,
делил буханку мёрзлую
сибирский лесоруб.

Он, повернув товарища
лицом на край в дыму,
пайка касался варежкой
и спрашивал: - Кому?

куски лежали горкою,
солдатский сузив круг,
и перекличка горькая
там обрывалась вдруг.

Чуть свет, в заре рассвеченной,
убит туляк Смирнов,
и похоронен вечером
курянин Иванов...

Рука к пайку не тянется,
не следует ответ...
пусть он живым достанется,
хлеб тех, кого уж нет.

И хлеб тот с доброй ласкою
и клятвой пополам
брала рука солдатская
и отдавала нам.

А я, поднявши голову,
кормилец и "орёл",
по пепелищу голому
в подвал семейный брёл.

Я к дому не запаздывал,
не замерзал в пути:
меня грел хлеб за пазухой,
оттаяв на груди.

***

Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет -
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же - хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят -
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье -
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!  

***

Я помню хлеб. Он черен был и липок –
Ржаной муки был грубоват помол.
Но расплывались лица до улыбок,
Когда буханку ставили на стол.

Военный хлеб. Он к щам годился постным
Раскрошенный, он был неплох с кваском.
Он вяз в зубах, приклеивался к деснам,
Его мы отлепляли языком.

Он кислым был –
                ведь был он с отрубями!
Не поручусь, что был без лебеды.
И все ж с ладони жадными губами
Я крошки подбирал после еды.

Я неизменно с острым интересом
И сердцем замирающим следил
За грозным, хладнокровным хлеборезом.
Он резал хлеб!
                Он черный хлеб делил!

Я восторгался им, прямым и честным.
Он резал грубо, властно, без затей,
Горелой коркой,
                как в угле древесном,
Испачкавшись почти что до локтей.

На нем рубаха взмокла холстяная.
Он был велик в восторге трудовом.
Он резал хлеб,
                усталости не зная,
Лица не вытирая рукавом!

***

Было время- нехватало  хлеба,
Голод был, и трудно было жить,
И была всегда одна проблема:
Как-бы, где-то хлеба раздобыть.

И казалось, счастье в хлебе скрыто,
Будет хлеб - ненадо ничего
Только тот, кто долго небыл сытым
Знает цену счастья своего.

Отчего семейные проблемы?
Почему, в семье, так много бед?
Потому, что дети просят хлеба,
А его давно уж в доме нет,

Так бывало, но проблема эта,
Нынче не тревожит каждый дом,
Голод есть быть может где-то,
Только нам он многим незнаком

Кажется, что счастье засияло,
Распри вовсе некалечат жизнь,
Может быть разводов меньше стало,
Хлеб и деньги в семьях завелись.

В доме хлеб, и многое другое,
Гарнитуры, люстры, и хрусталь,
Человек ничуть не стал добрее
Насытьсь, счастливее не стал.

И ему бывает очень тесно,
Средь вещей в исскуственном раю,
Человеку нужен Хлеб Небесный,
Чтобы душу напитать свою.

Все о голоде теперь узнали,
Что не в воле Божьей теснота,
В голоде, в войне, виновны люди
А винили иногда Христа.

Это Он сказал: ко мне придите…
Я вам дам покой среди скорбей,
Иисус, любимый наш Спаситель,
Хлебом жизни, ставший для людей.

Он с любовью примет приходящих,
Озарит Он, радостью сердца,
Он источник жизни настоящей
-Жизни, не имеющей конца…

***

Испеку я хлеб домашний

Из просеянной муки.

Чтобы было в доме счастье.

И спокойно дни текли.

 

Замешу я тесто на ночь,

Чтоб росло, давало всем

И надежду и сохранность

Безопасности надел.

 

Вымешу потом, натужно.

Чтобы выгнать злую кость.

Все, что в доме людям нужно

Пусть останется, авось.

 

Заложу в него я счастье

Приговором и душой.

Пусть минует нас ненастье,

Будет радовать покой.

               

Ладен быт, семья, здоровье

Счастья детям и себе,

Доброе всегда присловье

Дарят хлебу и воде.

 

Вновь рождается красавец-

Каравай – как божество.

Даже очень древний старец

Глядь, отведает его.

 

На здоровье, люди, ешьте,

Получайте толь добра!

В этом хлебе столько счастья.

Я не зря его пекла!

***

Сковал мороз блокадный город,
С ним вместе смерть сюда пришла.
Война страданья, холод, голод
Всем ленинградцам принесла.

Бомбили город днём и ночью,
Все окна выбиты в домах.
В квартире мама, сын и дочка.
У Лёшки хлебушек в руках.

Кусок засохший обнаружил,
Что рядом с мамочкой лежал.
Теперь ей хлеб уже не нужен,
Её Господь к себе забрал.

Но Лёшка этого не знает,
Он в рот ей хлебушек суёт.
Трёхлетний сын не понимает:
«Ну что же мама не берёт?»

Он громко плачет: «Мама, мама!
Тебе я хлебушек принёс!»
В окне разбитом бьётся рама,
Не видит мама детских слёз.

Вдруг Лёшка слышит, как в коляске
Грудная Светочка кричит.
Брат трёт заплаканные глазки,
И в ручках хлебушек дрожит.

Ослабли ножки, он не может
К сестрёнке быстро подойти.
Ты помоги, великий Боже,
Ему тихонько доползти.

И вот коляска. Плачет Светка.
Ручонки тянет к небесам.
Даёт ей хлеб: «Бери конфетку!
Свою тебе сейчас отдам!»

Сосала хлебушек сестрёнка.
Брат тихо рядышком лежал.
Кусочек хлеба спас ребёнка.
В ту ночь Алёша взрослым стал!

А утром их нашли солдаты.
Небесный Ангел их хранил!
Ребята живы! Хлеб блокадный
Их крепче крови породнил.

***

Когда однажды я горбушку хлеба
Оставил на запачканном столе,
Мой дед сказал:
- Ты знаешь, что Победа
Далась нам очень тяжело в войне?!
Но не сравнить с семью кругами ада
И не забыть истории тех дней,
Когда сдержал народ блокаду Ленинграда
Ценою жизней тысячей людей….

Его слова застряли где-то в горле.
Он губы сжал, но слез не проронил.
И я почувствовал такое горе,
Как-будто он не здесь, а где-то был.

Он продолжал:
- В далеком сорок первом
Меня отправили на Ленинградский фронт.
Фашист к балтийским подбирался стенам
И на пути его стоял наш взвод.
Тогда я был совсем беспечный парень.
Еще не получил своих наград.
В бою осколком в голову был ранен
И в госпиталь отправлен в Ленинград.
Чтоб немцев бить, мне выжить было надо.
Врачи и сестры в этом помогли.
Но Ленинград попал в кольцо блокады,
Его хотели очень взять враги.
Я ненавидел голубое небо,
Под ним сильней зимой трещал мороз.
Тогда я стал ценить кусочек хлеба,
Кору сосны и почки у берез.
Хотелось жить и, было очень страшно.
Не стало кошек, птиц, затем мышей …
Нам победить фашистов было важно,
И духом становились мы сильней.
Мы ели лед и кожаную обувь,
Варили из обоев горький суп,
На санках из Невы возили воду,
И согревались лишь дыханьем губ.
Но мы работали и днем и ночью,
Держали фронт, стреляли по врагу.
Без хлеба голодно нам было очень,
По Ладоге его везли в пургу.
В нее укрыться можно от обстрела,
Ведь больше негде, всюду только лед.
Обозы далеко видны на белом,
Но их не видно, если снег метет.
Одна она была – «Дорога жизни»,
Ее мы защищали, как могли.
По ней везли мечты, надежды, мысли
«Полуторки» с другой большой земли.
Сто двадцать пять давали граммов хлеба
Больным и детям на блокадный день.
Тогда повсюду, где я только не был,
Людей преследовала смерть, как тень.
Нет. Не забыть тех страшных дней блокады.
Их было Восемьсот семьдесят два.
Не сдался Ленинград фашистским гадам,
И вновь над городом шумит листва.
Мы в той войне кровавой победили,
На флаге красном молот был и серп,
Чтоб никогда потомки не забыли,
Что молот – сила; серп – наш дух и хлеб.

Тогда мне стало очень стыдно.
Я взял горбушку хлеба со стола.
Мне было за себя обидно,
Но я запомнил дедовы слова:
- И в час беды, и под счастливым небом,
Вчера, сегодня завтра и вовек
Мы дорожить должны и крошкой хлеба,
Без хлеба жить не сможет человек!

***

Люди! Не выбрасывайте хлеб!
Крошки, собирая по крупицам,
Что не съели сами, дайте птицам,
Только не выбрасывайте хлеб.

В этих крошках- судеб миллионы,
Олицетворение Ленинграда.
Боль его, детей и женщин стоны,
Всех, кого взяла в кольцо блокада.

Ленинградцы, берегите хлеб.
Утопая в тёплой, сытой жизни,
Может хлеб теперь казаться лишним,
Но в блокаду голод был свиреп.

Трудно нам понять под мирным небом,
Мысленно представить этот ад...
Не гнушайтесь ,люди, черствым хлебом,
Он ведь спас блокадный Ленинград.  

***

Кто – то древний сказал: «Хлеб всему голова!»
На всю жизнь я запомнила эти слова.

Нашим предкам всегда (в старину оглянись)
Каравай добавлял и здоровье, и жизнь.

Если рожь и пшеница дала урожай,
Значит сытно живи и забот ты не знай.

Хлеб да соль новобрачным на блюде дают.
Пусть счастливо в достатке они проживут.

Когда дед умирал, на прощанье просил,
Чтобы сын его хлебом ржаным покормил.

Кусок хлеба в блокаду от смерти спасал,
Ставил на ноги, силы бороться давал.

Когда папа на фронт молодым уходил,
В вещмешок тёплый хлебушек он положил.

Я поджаристый хлеб Ленинградский ржаной
Много лет привозила мамуле родной.

Он четырнадцать стоил копеек всего,
Но мои горьковчане любили его.

Помню: в детстве к бабуле на кухню придёшь,
И от запаха теста с ума ты сойдёшь!

Там пельмени, вареники и беляши,
Пирожки, кулебяки… и всё от души!

Будем хлеб наш насущный всегда почитать,
Хлеборобов и пекарей труд уважать.
 
Надо мудрые крепко запомнить слова,
Те, что предок сказал: «Хлеб всему голова!»

***

Я видела однажды, по дороге.
Подбрасывал мальчишка хлеб сухой.
И ловко били хлеб шальные ноги.
Играл, как мячиком, мальчишка озорной.

Тут подошла, старушка и, нагнувшись,
Взяла батон, заплакав вдруг, ушла
Мальчишка в след глядел ей, улыбнувшись.
Решил, что это нищенка была.

Тут дед, сидевший на скамейке, рядом.
Поднялся и к мальчишке подошел
« Зачем - спросил он, голосом усталым –
-Ты, мальчик поступил нехорошо»

А утром, в день победы, ветераны.
Все при параде, в школу, ту, пришли.
Мальчишке показалось очень странным,
Что ветераны хлеб, с собой, несли.

Узнал мальчишка, в старом ветеране.
Седого старика, на той скамье.
Он замер, тишина стояла в зале.
И хлеб душистый на большом столе.

И та, старушка, что ушла с батоном.
Сидела рядом, грудь вся в орденах.
В глазах мальчишки голубых, бездонных.
Вдруг, со слезами появился страх.

Она, разрезав хлеб, взяла горбушку.
Мальчишке, нежно, в руки подала.
И быль, рассказанная, той старушкой.
Его в блокадный Ленинград перенесла.
.
Вот перед ним возник холодный город.
Во вражеском кольце, кругом бои.
Свирепствует зима и лютый голод.
И тот батон, что поднят был с земли.

Прижав батон, он мчится по дороге.
Он знает, мать его, больная, ждет.
Торопится он к ней, замерзли ноги.
Но счастлив он, он хлеб домой несет.

А дома, бережно, батон он режет.
Куски считая, чтоб хватило им.
Пусть он сухой и пусть не очень свежий.
Он был единственным и очень дорогим.

Нарезав хлеб, сметает крошки в руку.
И матери, ее кусок, несет.
В глазах ее он видит боль и муку.
И тот немой вопрос «Ты ел, сынок»

Но, вспомнив, как он бил батон ногою.
Он выхватил, тот хлеб, у ней из рук
Мать закричала « Что, сынок, с тобою.
Дай хлеба, я умру от этих мук»

Он зарыдал и вновь перед глазами.
Старушка, что батон с земли берет.
Она стоит и нежными руками.
Мальчишке, хлеб душистый, подает.

Берет, он хлеб и к сердцу, прижимая.
Бежит домой, там, мать больная, ждет.
Боль матери всем сердцем понимает.
И оправданий он себе не ждет.

Он входит в дом, сидят в нем ветераны.
Все в зале замерло, лишь слышен сердца стук.
Все сном прошло, остались только раны
От боли той, в глазах стоял испуг.

Он понял цену, тем слезам и хлебу.
Который, дерзко, превратил он в мяч.
На землю, вновь его вернули с неба.
Слова старушки « Ешь, сынок, не плачь»

Стоит она и гладит по головке.
В глаза глядит, так, как глядела мать.
Ему, вдруг, стало стыдно и неловко.
« Простите» - только это смог сказать.

Я видела, как тихо, по дороге.
Идет мальчишка, голову склонив.
И дед седой все курит на пороге.
Всю боль души, молчаньем сохранив.  

***

Хлеб! Что может быть важнее
 Из продуктов на земле?
 И обед тогда сытнее,
 Если хлеб есть на столе.

 Разный хлеб пришлось отведать:
 Из крапивы, желудей,
 А без хлеба сесть обедать
 Было горем для людей.

 Хлеб и жизнь, богатство наше.
 Хлеб и сила, хлеб и мощь!
 Нет полей на свете краше,
 Где растёт стеною рожь.

 Хлеб всего ценней на свете!
 Забывать мы не должны,
 Как без хлеба гибли дети
 В годы голода, войны!

 Даже маленький кусочек
 Не бросайте никогда.
 Помни, дочка и сыночек,
 С хлебом горе - не беда!

*** 

«Вот он, хлебушек душистый,
Вот он, тёплый, золотистый,
В каждый дом, на каждый стол»
К нам «пожаловал, пришёл».

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!»

«В нем – здоровье», в нём - и сила,
«В нем - чудесное тепло,
Сколько рук его растило,
Охраняло, берегло!»

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!»

Слава тем, кто хлеб растил,
Не жалел трудов и сил!
Наш душистый каравай,
Как награду принимай!

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!» 

***

Только снег сошел в апреле
Как поля зазеленели.
Мы говорим: <Хлеб>.
Мы говорим: <Хлеб>.

Золотой простор бескрайний,
Там работают комбайны.
Мы говорим: <Хлеб>.
Мы говорим: <Хлеб>.

Вот зерно течет рекой,
Чтобы сделаться мукой.
Мы говорим: <Хлеб>.
Мы говорим: <Хлеб>.

Тесто кружится в квашне,
Запекается в огне.
Мы говорим: <Хлеб>.
Мы говорим: <Хлеб>.

Ешь его, расти и помни:
В мире нет труда огромней,
Чтоб на стол к тебе явился
Свежий хлеб.
Свежий хлеб.

***

Одним духом сыт не будешь,
Если хлеба не добудешь.
Хлеба нет, и не споёшь,
И без хлеба пропадёшь.

Если хлеба будет край,
И под елью будет рай,
Если хлеба ни куска,
То и стол, не стол – доска.

На чужой на каравай
Шире рот не разевай.
Не валяйся на печи –
Будешь кушать калачи!

Всякий в поле Еремей
Своё дело разумей.
За трудом не пропадёшь.
Что посеешь, то пожнёшь…

***

Пахнет хлеб не просто хлебом.
Пахнет солнышком и небом.
Пахнет он весенним лугом,
Ветром, трактором и плугом.

Пахнет сеялкой и жаткой,
Пахнет он работой жаркой
На полях и на токах,
В хлебобулочных цехах...

И когда перед обедом
Все его приносят в дом,
Пахнет хлеб не просто хлебом,
А заботой и трудом!  

***

Обычаи, традиции,  обряды,
Храним, как святость жизни сотни лет.
С времён далёких не менялись взгляды,
Все Божьим даром называли хлеб.
               
Да, хлеб считали Божьим даром предки.
Хлеб – батюшка. Так звали на Руси.
Хлеб наш кормилец, слышим мы нередко.
От голода  спасёт, прибавит сил.

Нас  учат с детства уваженью к хлебу.
И доедать кусочек за столом.
Хлеб не ломать и следовать завету,
Чтоб счастье не покинуло ваш дом.

Хлеб на весу, друзья, не стоит резать,
Не будет в доме денег - суть примет.
Нам хлеб насущный  дал Господь отведать.
Выбрасывать хлеб чёрствый – ждите бед.

Не откажи, просящему, дать хлеба.
Пусть будет он, последний твой кусок.
Ведь хлеб подарок от земли и неба.
А щедрость - счастья и добра исток.

Хлеб – Божий дар, мы чтим с начала века.
Он стал основой  русского стола.
Дарован нам, как символ человека.
И Русь обычай древний берегла.
 
Приветствуем всегда мы хлебом с солью.
Молодожёнов, новосёлов  и друзей
По русскому обычаю, с любовью,
Почётных, знатных, дорогих гостей.

В семье привейте к хлебу уваженье.
Пусть это будет жизненный закон.
 И к святости твоё прикосновенье,
 Обяжет сделать хлебу свой поклон.

*** 

Вырос в поле колосок.
Как же хлебом стать он смог?
В колоске домов полно!
В каждом  вызрело зерно.

А из зёрнышка в свой срок
Будет новый колосок!...
Всё сначала, по порядку -
Разгадаем мы загадку.

Вышли в поле трактора,
Землю им пахать пора,
Чтоб посеять рожь, пшеницу…
Ведь на поле Хлеб родится!

К севу всё уже готово!
И кипит работа снова…
В сеялки полным-полно
Насыпается зерно.
С ранней зорьки до темна
В землю сеется оно!

Солнце землю согревает,
Дождик щедро поливает.
К концу лета вышел срок -
Вырос в поле колосок!

Поле солнцем залитое,
Говорят, что золотое…
Колоски росли, трудились,
Светом солнечным налились,
Силу взяли от Земли -
Золотыми стать смогли!

Дни промчались… Наступает
Время сбора урожая…

Вышел в поле агроном -
Близко он с землёй знаком.
Знает, что растить и как –
В этом деле он - мастак!
Колосочки в руки взял…
«Урожай готов!» – сказал.

Дружно взялись все за дело
И работа закипела!
С ранней зорьки и до ночи
Комбайна двигатель клокочет…

Он колосья жнёт умело,
Зерно ссыпает в грузовик!
Как благородно это дело!
И хлебороб к труду привык!

Машины едут на поля,
Чтоб урожай успеть убрать,
Пока тепла, суха земля,
Комбайн спешит колосья жать.
А небо уже в тучах серых…
Успеть бы до дождя… За дело!

Везут зерно на элеватор.
А там трудяга-экскаватор…
Перемешает он зерно,
Чтобы проветрилось оно,
Чтобы под солнцем просушилось,
И лучше в зиму сохранилось.

Лишь зерно проветрится –
Его везут на мельницу.
Ветер жернова вращает,
В муку зёрна превращает…
Вы готовьте лишь мешки –
Хватит здесь для всех муки!

Белый-белый порошок
Насыпают нам в мешок.
… Вот и есть у нас мука
Из зерна пшеничного.
Как белёшенька, мелка –
Качества отличного!
Как теперь нам дальше быть?
Тесто из чего месить?

Что ж, начнём… Муку просеем.
Горкой насыпаем.
В серединку воду льём, 
Маслом заправляем.
А теперь немного соли -
Лишь щепоточку, не боле…

Яйцо добавим, сахар тоже,
Тесту это всё поможет
Пышным быть и очень вкусным.
Поработаем искусно!

А тем временем опару
Мы для теста ставим:
Дрожжи с молоком, мукой
Взобьём и оставим.
Постоит пускай в тепле,
Чтобы выросло вдвойне!

Вот опара и готова.
Теперь можно всё смешать.
Тщательно и аккуратно,
Чтобы хлебу силу дать!

Есть у пекарей секрет
Терпеливым лишь здесь место!
Чем мы дольше месим тесто –
Тем пышнее будет хлеб!

Тесту нужно дать подняться,
Чтобы сил могло набраться,
Чтоб воздушным было, пышным…
Вкусный хлеб не будет лишним!

В формы тесто помещаем,
Пусть немного постоит.
В печке жару прибавляем -
Веселей огонь горит!
Ещё нужно подождать –
Подрастёт… и в печь сажать.

Время быстро пробежало –
Тесто в формах задышало:
Стало рыхлым, ноздреватым
И воздушным, словно вата.
Пора тесто ставить в печь,
Чтобы хлебушек испечь!

Вот запахло хлебом дома.
Это значит - всё готово!
Достаём мы из печи,
Ватрушки, плюшки, калачи,
Булки ароматные,
Караваи знатные!
Корочки хрустящие,
Румяные, блестящие!

Каравай… Ах, красота!
Хлеб такой для торжества.
Не у всякой мастерицы
Может Хлеб такой родиться!

Хлеб пшеничный и ржаной,
Заварной и отрубной…
Булки, плюшки и ватрушки,
Баранки, бублики и сушки,
Вафли, сухари, печенье,
И пирожное с вареньем,
Пирожки и пироги -
Всё из хлебной из муки!
Макароны все на свете:
Рожки, ракушки и спагетти,
Манты и знатные пельмени…
Муку ничем мы не заменим!

Хлеб, ребята, берегите!
Никогда им не сорите!
Много рук его растили,
Собирали, молотили,
Отдыха порой не знали,
Долго у печи стояли,
Чтоб для нас испечь полезный
Хлеб душистый и чудесный!
Вот так малый колосок
На стол хлебом прийти смог!

***

Кусочек блокадного, чёрного хлеба.
Засохший и маленький, как уголёк.
Когда рвали бомбы фашистские небо,
Его выдавали на детский паёк.

Он был моим маме, и папе так дорог,
Он был всех на свете пирожных вкусней.
И каждый день был так мучительно долог,
А сколько их было, голодных тех дней?

В мгновение ока весь хлеб не глотали.
Кровавыми дёснами, после цинги,
Чтоб дольше хватило, детишки сосали
Его у Буржуйки, под стоны пурги.

Его выпекали из жмыха, опилок,
Бывало, давали сырою мукой.
А очередь шла вдоль сугробов-могилок,
Там хлеб был синонимом жизни самой.

За деньги тогда не купить хлеба было.
По норме на карточку, сколько дадут.
От голода тело слабело и ныло,
Но верили все - Ленинград не сдадут.
 
Кусочек блокадного хлеба хранится
Сегодня в музее, в витрине одной.
Чтоб каждый мог вспомнить, и Богу молиться,
Какой нам Победа досталась ценой.

Теперь ожирения люди стыдятся.
Забыли, как голод бывает свиреп.
Но всё же, у бывших теперь, Ленинградцев,
Рука не поднимется выбросить хлеб. 

***

Мы в гостях души не чаем –
Хлебом-солью их встречаем!
Хлебушко покушайте,
Здравицу послушайте!
Добра здравия желаем,
Дарим щедрым караваем!
Хлебосольный наш народ
Дружно, весело живёт
И того же вам желает –
Доброте границ не знает.
На пороге – гость! Изволь…
Хлеб да соль вам!
Хлеб да соль!

***

Шёл я в жизни по разным дорогам,
Повидал многочисленный люд,
Довелось мне испробовать много
Всевозможных изысканных блюд.

Но вкусней трюфелей и индеек
Был когда-то, далёкой зимой,
Тёплый хлеб за шестнадцать копеек,
По дороге из школы домой...

***

Хлеб особенный: Он не для плоти.
Принимайте этот Божий дар!
Вкусите его – и не умрёте,
Не сразит вас голод никогда.

Манна не спасла людей от смерти,
А небесный хлеб дарует жизнь!
Это – Божье Слово, Богу верьте,
Будете с Иисусом вечно жить.

Вы себя Спасителю вручите:
Он за вашу жизнь Свою отдал!
Каждый день лица Его ищите,
Чтоб Иисус и вашим хлебом стал.

Поднимайтесь на рассвете, рано,
Не смотря на тех, кто крепко спит.
Собирайте хлеб, живую манну:
Вот, он на виду у вас лежит.

Помолитесь, прикоснитесь к хлебу:
Слово Божье Вас наполнит пусть.
И откроется над вами небо…
Вы – с Иисусом, с вами – Иисус!

***

"Хвала рукам, что пахнут хлебом!"-
-Я с детства помню этот стих...
Мы достучались в выси неба,
А этот лозунг вдруг затих!..

Хлеб это жизнь, и Он же - жито,
С ним столько горя пережито,
В голодные года страданий
Он дал нам силу выживания!

И в сёлах Матушки-России
Проходят жаркие бои -
За урожаи - что есть силы,
Воюют лучшие сыны!

Я - как селянка, знаю цену,
Как этот хлеб на стол попал...
Мой зять, почти ещё мальчишка,
И день и ночь в полях пахал.

Пахал он в зной, и в дождь и ветер,
Рукой в мозолях вёл штурвал,
Чтоб вдосталь дать народу хлеба,
Его комбайн не остывал!

И этот хлеб в семействе нашем
Достойно, с честью подаём,
И чтобы знали цену хлебу,
Пишу я стих для всех о нём.

"Хвала рукам, что пахнут хлебом!"-
-Тебе сынок я говорю,
За труд твой тяжкий и почётный,
Как мать - душой благодарю!)))  

***

Подумаешь кусочек хлеба!
ну, что такого в этом, брат?
А я припоминаю время
и осажденный Ленинград.

Кусочек хлеба, что за
                важность?
Кусочек хлеба вот беда?
Кусочек хлеба не однажды,
от голода спасал всегда.

Им не сорили, не играли,
каждую крошку берегли.
Его на землю не бросали,
и не пинали, как могли.

Остановись! Мальчишка
                глупый,
умерь свой неуёмный пыл.
Тебя,  что дома не учили?
Иль ты историю забыл?

Была война прадед
                сражался,
за мир и счастье на земле.
В окопах мерз, шел  в
                рукопашный.
чтоб хлеб всегда был на столе.

Кусочек хлеба – это сила!
Кусочек хлеба – соль земли!
Кусочек хлеба – боль России!
Кусочком хлеба не сори!

***

Я не о хлебе,  о поэтах,
О тех, кто может хлеб спасти,
Кто зажигает утро света
И продолжает  нас везти.
Меня  спасает  запах  розы,
От голода  спасает  хлеб,
И если  вдруг  прольются слёзы,
Хочу  чтоб  мир от счастья  не ослеп.
Я воспеваю  хлеб и розы,
Поёт над розой соловей,
Пусть будет мир всегда серьёзен,
Не  будет разливать  елей.

***

 Хлебница в буфете бабы Кати
Чем-то походила на музей.
Помнить буду я об артефакте
До своих последних в жизни дней.
В глубине, в заветном уголочке,
Хорошо «запаян» в целлофан.
Там лежал пакет, а в нём кусочки
Хлеба, что теперь не по зубам.
Спрашивал об этом раритете
Я у милой бабушки не раз:
«Что за хлеб хранится в том пакете?
Ты его хранишь не про запас?»
Бабушка с печалью отвечала:
«Хлеб тот не доеден с той войны,
Что все судьбы нам перепахала…
Той бедою мы породнены.
Этот хлеб «рабочим» назывался,
Он на ситный вовсе непохож,
С лебедой да жмыхом выпекался,
Но в войну вкуснее не найдёшь…
И такого ели мы не вволю,
Для Победы не жалея сил,
По полсуток пропадая в поле.
Потому нас голод и косил…
Врут теперь нам про войну нередко,
Что ещё чуть-чуть – и мы б сдались…
Жаль, что умерла моя соседка:
С ней делилась хлебом: это – жизнь…
С той поры, голодной и холодной,
Как к святыне, к хлебу отношусь.
Пусть я вроде бабки старомодной,
Хлеб вкусив, я каждый раз крещусь...
Славя Бога, хлеборобов в поле,
Помню бабы Кати я завет:
«Хлебом не сори по доброй воле:
Ведь его священней в мире нет!»
Жаль, что век людей не столь и долог:
Бабы Кати нет уж сорок лет…
Я живу, хотя уже немолод,
Свято сохраняя сей завет.
…В день поминовенья из буфета,
Я пакетик с хлебушком достал…
Погрустил при виде «раритета»…
…Я о бабе Кате вспоминал.
О её совсем не лёгкой жизни,
Как в трудах и ночью не спала.
Как порой ворчала с укоризной,
Собирая крошки со стола… 

***

Мальчишка по улице как-то шагал
И хлеба кусочек ногами пинал.
Беспечно, не думая даже стесняться,
От скуки, вот так, он решил развлекаться.

Кусок, ударяясь о грязные камни,
Крошился. Мальчишка был очень упрямый –
Он снова ботинком его поддевал,
Кусочек летел, а мальчишка шагал.

По улице той же, домой, не спеша,
Шёл старенький дедушка – Божья душа.
Весь облик его доброту излучал…
Но тут, неожиданно, он закричал.

Глаза засверкали от гнева и боли -
Ну что же на свете твориться такое!? –
Ведь то, что когда-то так сильно ценили,
Валялось сейчас среди грязи и пыли!

К мальчишке пошёл он: «Ну, что ж ты, сынок!
Ну, как обращаться так с хлебом ты мог!?»
Сказать больше он не успел ничего,
Нахальный мальчишка не слушал его.

«Ты что, дед, ворчишь? Или жалко кусок?
Не видишь ты что ли – давно он засох!
Ступай ка скорее своею дорогой,
Меня, поучениями, лучше не трогай!

А может, тебе на обед он был нужен?» -
С ухмылкой мальчишка запнул его в лужу.
И чтобы не слышать упрёков – сбежал.
Раскисший кусок среди грязи лежал.

От этой картины глаза заслезились.
Как низко мы в нравах своих опустились!
Куда же все ценности наши ушли,
Раз дети уже до такого дошли!?

Известно теперь молодёжи едва ли,
Как в годы военные все выживали,
Как вещи на корку меняли одну…
Считают, что знать это им ник чему!

Что было – то было. Зачем ворошить?
Сегодняшним днём надо как-то прожить.
Сейчас же другие совсем времена,
И хлебу теперь не такая цена.

Уныло поплёлся дедок по дороге,
Какими-то ватными сделались ноги.
И дома он, с грустью, потом вспоминал,
Как грязный кусочек мальчишка пинал.

***

Ты рождён, там, где нива бескрайная,
Колосками, торчащими в небо.
И пойдёшь, в закрома каравайные,
И зовут тебя, батюшка, Хлебом.

Все поля золотисто – красивые,
Стебелёк, к стебельку прижимается.
Вкусный запах стоит над Россиею,
Сразу детство моё вспоминается.

А в жару, когда солнце в зените,
Когда высохнут свежие росы.
Колосок, к колоску соберите,
Чтоб богатые были покосы.

И стоят терема – элеваторы,
Сразу чувствуешь хлебную силищу.
Сколько сил на тот хлеб потратили,
Чтоб свезти в закрома хранилищ.

Испекут каравай, с нежной корочкой,
На зубах моих вкусно - хрустящий.
Не стыдясь, с ним пойду на пригорочек,
Чтоб почувствовать вкус настоящий.

Каравай испекут всей России,
Чтоб прославить моё отечество.
Будет хлеб, значит, будет и сила,
Сыто будет моё человечество.

*** 

А я с годами думаю все чаще,
Что краденое счастье - тоже счастье,
Как "ситник" краденый- все тот же хлеб насущный,
Спасенье жизни неблагополучной.
А может несравненно слаще даже,
Поверьте,- это не в защиту кражи.
Но просто я убеждена, что сытый-
Не понимает, сколько стоит "ситный" 

*** 

На Бородинском поле шло сраженье.
Картечи визг, как по стеклу ножом,
И вот французов лёгкою мишенью
Стал наш обоз с мукой и фуражом.

И то ли шалый рикошет мортирный,
То ли заряд в фургон с мукой попал,
А следом шла телега с терпким тмином,
И взрыв муку и тмин перемешал.

Ну а солдат кормить-то чем-то надо?
Негоже продовольствие бросать!
Ведь с тмином та мука, поди, не с ядом…
Так стали «Бородинский» выпекать.

И говорят, что даже сам Кутузов,
И в тон ему ещё Багратион,
Нахваливали меткость тех французов,
Что так удачно вмазали в фургон.

Вот так из века, ставшего былинным,
Пришёл к нам хлеб, который всем знаком.
Как хорошо, что был фургон тот с тмином,
А не с фасолью или с чесноком!

***

Осень хлебосольная,
Накрывай пиры!
Полюшко раздольное
Принесло дары.
Хлеба нынче вволюшку,
Хлебушек высок,
Поклонюсь я полюшку,
Гнется колосок.
Как созреют солнышком
Колоски-лучи,
Жернов смелет зернышки –
Ставят хлеб в печи.
Корочкой румянится
Пышный каравай.
Осень хлебом славится,
Пробуй урожай!

***

В краю высоких гор,
Народ давно живет,
Поверг его ужасный мор,
Смерть снова кровь прольет,
Народ был хлебом сыт.
Глава I спросил людей:
“Век славы был забыт?
Вернем его ж скорей.
Врагов своих сметем,
Что на пути Китая,
Холодной сталью и огнем,
Пощады не давая!
Пусть первым же падет
Презренный хлебный тать,
От гнева не уйдет,
Заставим их страдать!”
Главу спросил народ:
“Но кто презренный вор?”
“Он дикий птичий род,
Крадет он с давних пор”.
Исполнил люд приказ,
Убил своих врагов.
Пришли акриды  в этот раз,
Отплата всех грехов.
Не думай ты нутром,
Презри грехи умом,
Не то придет ваш рок. 

***

Звереют фрицы.
                И не зря
Борьба за Сталинград.
Метет метель.
               Разъезд «Заря».
Тут пекло. Чистый ад.
Уж сколько раз менялась власть:
То - немцы,
              то - СВОИ…
Идет война. Такая страсть!..
Тут страшные бои…
Мгновенно продвигался фронт.
Так немцы удирали!
Солдаты быстро шли вперед,
Но,  кухни отставали.
Везде разруха.
              Печек нет.
А тыл - он из развалин.
Тогда паек - солдатский хлеб
Мукою выдавали.
Мука - она мука:
                В войну
Частенько выручала.
А тут привал.
              В огне...в дыму
Казачка у причала...
Среди развалин у реки
(Подумайте - смогла!!!)
Она солдатам из муки
Хлеб чудный испекла.
Ржаной! На хмеле.
                Ну и ну!!!...
Ох, хлебушек!
               Что краше!
Солдаты шли.
              Шли на войну
И ели хлеб на марше.
И Федор Кравченко - отец
Тот хлебушек едал.
Найти казачку (Наконец!)
Всю жизнь свою мечтал.
Уж нет войны.
              Но, вспомнив бой,
Вдруг папа мне сказал:
«Я б этой женщине святой
Звезду героя дал!
Когда стрельба из темноты,
Метет метель,  картечь!
Когда бомбят… Когда…
                А ты
Смогла б так хлеб испечь?»

***

В приморском парке у фонтана,
Весёлой, шумною гурьбой
Играли дети. Рядом мамы
Вели беседы меж собой.

Они держа в руках батоны
Кормили хлебом голубей
И детям в руки хлеб давали
Чтоб те бросали поскорей.

Неподалёку, на скамейке
Сидел чуть сгорбившись старик
В потёртой,старой телогрейке,
К которой видимо привык.

Нагнувшись он поднял рукою
Кусочек корочки с земли.
Кусочек чёрствой хлебной корки
Давно лежавшей там, в пыли

Своей мозолистой рукою
Он хлеб перед собой держал.
Кусочек чёрной хлебной корки
И с болью в сердце вспоминал...

Он вспомнил комнату в квартире
И лист газетный на столе
И на газете корку хлеба,
И взгляд сестрёнок в темноте.

Как осторожно резал корку
Отмерив ровно на троих
Потом собрав с газеты крошки
Сестрёнкам в рот насыпал их

Он вспомнил как при артобстреле
Погибла мама на Сенной.
Февраль, Фонтанку и метели
Он вспомнил  год  сорок второй

Как он из проруби, с Фонтанки
В большом бидоне воду нёс
И как на лестнице в подъезде
Упал, до двери не донёс.

Потом день снятия блокады
И окончание войны
И цех на Кировском заводе
И всё,что делал для страны.

Он встал, поправил телогрейку
Встрехнул седою головой
И положил на край скамейки
Кусочек корочки сухой.

Была весна. Играли дети
И раздавался детский крик
А по дороге вдоль аллеи
Шагал, чуть сгорбившись
старик.  

***

Цветам угрожала жара,
И я по траве самосейке
Ходил в палисадник вчера –
Поил наши розы из лейки.

И был я, наверно, нелеп –
Шипами вонзались вопросы:
Неужто спасал нас лишь хлеб?
А, может, спасали и розы?
Но разве она – Красота –
Была не всегда? Не повсюду?
Что ж люди распяли Христа?
Что ж столько угробили люду?..

А вечер заискрился так!
Так ветер пьяняще повеял!
И я, как последний чудак,
В спасение мира поверил... 

***

Мы просим у Бога. Дай хлеб нам насущный.
Пусть день ото дня он стоит на столе,
Пусть будет он свежий, пусть будет пахучий,
Кусочек от тела Христа на кресте.

Вот вспахана пашня, посеяна нива,
Колышется поле на летнем ветру.
Колосья пшеницы налились на диво,
Так ровно стоят колосок к колоску.

Лишь жатва подходит, страда урожая,
Комбайн плывет уж по хлебной реке
И льётся в амбары струя золотая,
Чтоб в хлеб обратиться на каждом столе.

Готова ль опара, замешано ль тесто,
Хватает ли жара в русской печи?
А женские руки лёгким лишь жестом
С любовью формуют для вас куличи.

А пекарь посмотрит, чтоб вышел на славу,
Чтоб хлеб не сгорел и не вышел сырой,
Чтоб в пору всё было и пару, и жару,
С румяною корочкой хлеб подовой.

Выходят из печи всех видов батоны,
Сайки, рулеты, плетенки и клона.
Выходят, чтоб утром на красочном блюде,
Хлеб наш насущный имели все люди.

Чтоб в праздничный день, и в день урожая
Встречали друзей с большим караваем,
А в путь, провожая врага или друга,
Всегда с ним пусть будет хлеба краюха.

***

Крошка хлеба на войне —

Дорога была вдвойне.

Крошка хлеба на снегу —

Снится мне в моём мозгу.

 

Не забуду сорок первый

И блокадный Ленинград:

Стужа, холод,  голод верный,

Каждой крошке я был рад.

 

Заунывный вой сирены,

Жизнь висит на волоске.

Каждый день одни картины—

Труп волочат на доске.

 

— Хлеба, хлеба — дайте хлеба!

Мама, кушать я хочу!

— Успокойся, сынко, милый,

Скоро дам по калачу.

 

Кто  бы мог предположить,

Чтоб блокаду  пережить:

Выжить, выстоять, дожить —

Шестнадцать месяцев прожить!

 

Я уснул, в надежде скоро

Кушать хлебушек парной.

Только я не знал, однако,

Что нет крошки ни одной.

 

А желудок корчит болью,
Съел ремень сегодня с солью.

Крыс поймали мы недавно,

Съели кошку, и сукно.

 

Зерна кончились давно,

Съели кожаный диван,

Топим печку, пианино,

Распилили мы на днях.

 

Вот не стало керосина,

Город, свет прожекторов.

В темноте, спасёт лучина.

Слышен хруст от сапогов.

 

Тени, тени, всюду тени:

Люди — тени,  город — тени.

К окнам шторы прилегают,

Юнкера на свет летают.

 

Бомбы, мины, град снарядов,

Мы сидим на чердаке.

Не жалеет фриц фугасов,

Мы тушили их в воде.

 

—Папа, папа, где ты папа?!

Где Советские войска?

Умерла сегодня мама!

Умер, дедушка, сестра!

 

Не забуду гору трупов,

Снег, метель, весь град во мгле,

Шестьсот тысяч Ленинградцев

Потеряли безвозвратно, мы от голода в войне.

 

Потерял я счёт неделям,

Хлеб по карточкам дают,

Сорок дней один в постели—

Меня пристроили  в приют.

 

Веки голод закрывает,

Всё усну и не проснусь,

Снег дорогу заметает,

Я домой не доберусь.

 

Вижу свет в конце тоннеля,

Больно лупят по щекам…

Смутно ангела увидел,

Иглой колют по рукам.

 

Слышу голос — голос Бога?

Этот парень будет жить.

Медсестра с картин Ван Гога

Через трубку даёт пить.

 

Слышен грохот канонады,

Бьют Советские войска.

Поезд Шлиссельбург-Поляны

Прибывает, ждём гудка.

 

Неужели нет блокады?

Явь иль сон, я не пойму.

Сколько ж я тогда кошмаров,

Перевидел  за  войну?!

 

Сколько лет прошло,

Но всё же, голод этот не забыть,

— Пожелаю Вам внучата,

Миром Нашим  дорожить!

 

Больно видеть мне ребята,

Как мы хлеб не бережём,

Молодёжь у автомата

Футбол гоняла калачом.

 

Знать историю Вам нужно,

Чтобы дров не наломать.

Без ума, то ведь наверно,

Очень просто всё сломать.

 

Отвоёван Мир наш кровью,

Это нужно, чётко знать.

И Победа, с жуткой болью,

Со слезами на глазах.

 

Крошку хлеба на столе —

Не оставлю я ни где!

Крошка хлеба на снегу —

Навсегда в моём мозгу…

***

Стынет утро зеркалами лужиц,
Дрожью клёнов и оживших  улиц.
Все бегут, торопятся куда-то
Мимо деда с выправкой солдата.
Дед давно не ходит на работу,
И, презрев холодную погоду,
Каждый день  исправно у  пиццерий,
Собирает что-то в куль свой серый.
Вот из булочной, (живём мы рядом),
Вышли сын и мама быстрым шагом.
Откусив рогалика кусочек,
Уронил с остатком сын кулёчек.
 – Ах, оставь, – мамаша в спешке молвит, –
Видишь, дед с пакетом серым ходит?
Он  поднимет твой рогалик, право.
Поспеши! Пропало, так пропало.
 – Мам, а что, тот дед такой голодный?
У него пакет объедков полный.
Мам! Купи дедуле пиццу, ладно?
Он из лужи взял кусок, досадно.
 – Видишь, Вадик, тут такая  штука...
Помолчи, и  не тяни за руку!
И, глотая слог,  скороговоркой:
"Не в себе он", – выпалила громко.
И кольнуло деда прямо в сердце,
Бездыханное он вспомнил тельце:
В дни войны в голодном Ленинграде
Он братишку потерял  в блокаде...
Маму, что ушла ему, оставив
Хлеб, (осьмушку), перед ним слукавив,
Что сыта и есть совсем не хочет.
Как болит... и тихо дед бормочет:
"Боже праведный! Каким же правом
Топчем хлеб в угоду мы лукавым?
Те горбушки жизни нам спасали!
Столько лет прошло... душа в печали".
И скатилась вниз слеза скупая:
"Бог, прости их! Лучше пусть  не знают:
Ни  бессилья пред голодной смертью,
Ни войны, ни горя круговерти!

Только хлеба не позволь топтать им!
Никому  –  ни бедным, ни богатым!"  

***

Кто там не был,   меня, может быть, не поймет,
Не поймет, ну  и  Бог  с ним, не надо.
Где рассеивал  смерть  за  налетом налет,
Где  привычным  стал  звук канонады.

Доля  хлеба -  и  все,  и  продолжен твой  срок.
Тот кусочек был истинно братским.
Брали мы в две дрожащих ладони паек,
Чтоб продолжить за Родину драться.

Свою волю в кулак,  и через не могу
Прикрывали мы слабые зоны.
И ломали хребет, горло грызли врагу
Сквозь глухую для них оборону.

Этот маленький хлеб с шелухой пополам
Мы три года сосали адских,
И в мучительном сне он с тоской снился нам.
Сколько жизней он спас ленинградских!

Сколько умерло всех,  знает только судьба.
Если днем вам не выдали пайку,
Все! Для вас завершилась со смертью  борьба.
Можно прямо сказать,  без утайки.

Время быстро летит, как сквозь пальцы песок.
Нашим детям и внукам вниманье,
Но коль парень бросает под ноги кусок,
Грех лежит на таком воспитанье.

Я бы памятник хлебу  на каждом шагу
В поученье родившейся смене,
Как тогда,  в  Ленинграде,  через не могу
Каждый день преклонял бы колени. 

***

Её руки подали мне хлеб…
Чёрт возьми, эта женщина плачет,
Пережив ад войны, в цвете лет.
В довоенном сатиновом платье,

Обожжённые горем глаза —
Иссушённые ветром потери.
Невозможно смотреть в них. Нельзя!
Пеплом боли заносят метели

Раны этой холодной земли,
Восстают городами руины.
Кто ты ей, Густав Эрих Филипп,
Погубивший отца её сына?

Ты оборван измотан и бит
И твой труд это пункт репараций.
Хочешь есть, как и все… кто тут сыт?
Но она же должна покарать их?

Только ненависть, мог бы понять,
Что за дело до репатрианта…
Долгий взгляд, в нём неспящая мать
Породившая этих атлантов.

Её руки подали мне хлеб,
Отрывая от сердца частицу.
Трудно думать, что был просто слеп,
Преступая святые границы.

***

Слово "ХЛЕБ" всего четыре буквы,
Но как дорого для нас оно!
Кем, неважно, в этом мире будь вы,
Вряд ли, обойдётесь без него.

Дух ржаной и белой булки хлеба,
Унесёт в простор родных полей,
В синеву безоблачного неба,
С косяком кричащих журавлей!

В золото раздольное пшеницы,
Где заря купается в росе.
И туда, где жито колосится,
В чернозёмной русской полосе!...

Всем, Спасибо! Труженики - нивы.
Тем, кто хлеб растит и кто печёт;
Пахарь, техник, пекарь - кто б ты ни был
Всем! Кто часть души в наш дом несёт!..

***

Кушать хочу...
Пожалуй,про хлеб напишу.
Мне больше ничего не надо,
он моя отрада!
Вкусный,сытный и простой.
Он словно золотой!
Выручал во многие века,спасал людей в голодные, суровые и холодные времена.

Вот мне под нос суют дилекатес,
а я отворачусь.
Мне говорят:"Не будешь?! Ну как же так? Многие только в мечтах вкушают эту еду"
Я отвечаю:
Извините,я лучше хлеба возьму.
Какой прок от ваших редких блюд?
Разве они людей выручали,жизни им спасали?
Для меня ценее хлеб,чем этот ваш деликтес!
Мне больше ничего не надо,
он моя отрада!

***

Снегом прикрыты поля,
Влагу хлебам сохраняя.
Пенится соком земля,
Ждет люд честной урожая.

А по весне долгожданной,
Пробуя жирность ладонью
Пахарь с священным желанием
С плугом шагает по воле.

И как зеницу очей
Будет он труд свой беречь,
От шаловливых грачей
Станет пшеницу стеречь.

Тяжестью зёрна налились
И косари вышли в поле.
В пояс земле поклонились,
Окинув глазом раздолье.

Тихо звенит коса,
Солнце клонит' к зениту
Благо несут небеса,
Лари для хлеба открыты.

Вот он лежит на столе
С хрусткой, румяной коркой.
Солью его присоли
Из белой солонки с горкой.

Если останутся крошки,
Их не сметай небрежно.
Ссыпь на язык осторожно,
Вкус ощути неспешно.

Глядя на игры с хлебом,
Бабушка слова не скажет.
Только досада невольно
Горькою складкою ляжет.

Очень поможет в пути
Ломоть серого хлеба.
С другом его преломи -
Будет решён твой жребий.

Хлебу молясь, как иконе,
Ты поклонись ему низко:
Русская снедь исконная
Силу даёт богатырскую.

***

Бывает, очень больно сознавать,
Что ты не хлеб насущный,а конфета.
Ей место после сытного обеда,
Лишь иногда её приятно взять.

От сладостей полнеют, им запрет.
Без них и так прожить ведь можно сладко.
И ты завидуешь порой украдкой
Краюхе хлеба, без которой жизни нет...

***

Не хватило хлебной корки,
Чтобы встретить ей рассвет.
И в сугробе, словно в морге,
Затерялся птичий след.

Позднемартовская вьюга
Приморозила крыло.
Было страшно. Было туго.
Аж до сердца пробрало!

На восток летела слепо.
Да мороз её прожёг...
И упала птица с неба
В серый мартовский снежок.

***

Расчертит небо летнее
Полоской самолёт,
Горячий хлеб из булочной
Мне мама подаёт.

Я в синенькой коляске
Вгрызаюсь в свежий хлеб,
Меня везут по улице,
Как маленький прицеп.

Мы с мамой жарким утром
Спускаемся во двор,
И солнышко навстречу
Мигнет, как светофор.

Скрипучие качели,
Песочница с грибком
И арки меж домами
Играют с ветерком.

А детство так проносится,
Уходит без оглядки,
И в памяти останутся
Лишь крошки от буханки.

***

Однажды голубь обнаружил хлеба прорву.
Смотрел и думал: «Как мне с этим быть?»
Сам весь в лохмотьях, да рукав разорван,
И надо же, такое раздобыть!

Давно не евши всласть, слюною захлебнулся.
И цепкий взгляд его как намагниченный застыл.
Но в тот же самый миг он вздрогнул, встрепенулся:
«Вот я наглец, чуть о своих не позабыл!»

Со всех окрестных крыш слетелись птичьи стаи,
Друзей, соседей – всех на пир позвал!
Всего за два часа склевали караваи,
Но щедростью сразил всех наповал.

И не было в тот день продрогших и голодных,
Теплом кругом согреты, наелись от души.
И счастлив голубь был в порывах благородных,
А ты друзьям о нём поведать поспеши.
---------------------------------------------—
Раздал еды, налил чуть-чуть водицы,
Мораль проста, скажу вам не таясь,
Мне грустно оттого, что люди мы, не птицы…
И милосердие немного не про нас...

***

В горниле пахоты и сева,
политый потом и росой,
под ветра и дождя напевы
родится колос наливной.
В пыли и мареве уборки,
в мазолях дланей трудовых,
на элеваторе в приёмке,
на мукомольных зерновых,
в цехах, печах хлебозаводов
родится хлеб, чтоб силой стать.
Чтоб каждый, кто его отведал,
вдруг вспомнил: говорила мать:
"С кем приломил краюху хлеба,
не может стать тебе врагом.
В нем солнце и частичка неба
и вкус тот каждому знаком.
Подносят хлеб молодожёнам,
чтоб доброй жизнь в семье была, встречают гостя хлебом-солью,
тем говоря: нет в сердце зла.
В поход, дружину собирая,
жена и мать хлеба несли,
чтоб силой войны напитались
и землю защитить могли.
Коль славны нивы урожаем,
страна спокойно может спать.
Хлеб души и сердца питает -
ты это должен понимать.
И если хлеб есть на столе,
то голод не грозит семье.
Запомни важные слова:
хлеб - хозяин стола.
Хлеб всему голова!"

***

Хлеб был шестнадцать копеек –
Мама тот хлеб целовала!
Папа её понимал…
Часто войну вспоминали…

«Хлебушек, хлеб наш родимый,
Как же в войну мы мечтали…
Только разруха и голод –
Хлебушек наш отнимали!

Как же Душой мы молились,
Чтобы Господь не оставил!
Как мы безмерно трудились -
Лишь бы Победа настала!»

Век двадцать первый. Не ценим…
Хлеб, что дарован нам Свыше…
Может пресытились даже,
Божьего Гласа не слышим…

***

Бородинский хлеб декоративная печь
не запечь в ней хлеб не запечь не запечь

По крошу я хлеб на домашний квас
По домашнему хлеб по крошу на квас покрошу

Подыщу я поле одинокое
Закричу на небо на широкое
Закричу

А у вас там где непонимают нас
А у нас есть леший и дрова прозапас
Поговорки предков наших
позабыл я вас

Но у меня есть печь декоративная печь
На не ни лечь не за печь Бородинский хлеб не запечь

***

В золотых колосьях хлеба
Спела молодость моя,
Как люблю тебя деревня!
Как люблю тебя земля!

В голубом просторе неба
Ветер шепчет не тая –
Здравствуй поле золотое!
Здравствуй Родина моя!

Затянули с ветром песню
Звонче трели соловья,
С ним обнимемся в задоре
Словно лучшие Друзья!

В городах свобода в плене,
Еду в святые края -
В поле встанет на колени,
Русская душа моя!

В золотых колосьях хлеба
Созревает жизнь моя,
Я люблю тебя деревня!
Я люблю тебя земля!

***

Разреши мне Господи
Хлеб свой испечь!
Дать ему Силу
И Род мой привлечь!!!
Пусть этот хлебушек
Будет Волшебным,
Для тех, кто ест его
Станет целебным!
Род мой будет
Мне помогать!!!
Что я задумаю -
Исполнять!!!
На мое Высшее Благо
И Благо всех!
Воистину!!!

***

Свалены в кучу ржаные буханки.
Праздник для серого полчища крыс.
Город наелся.
Заполнены бланки:
"Хлеб на помойку".
И подпись — корысть.
С глаз и подальше, как мусор обычный.
Выгоды нет — закопать и забыть.
Как же духовно унизилась личность,
если забыто, что хлеб — это жизнь?

Жизнь —
тем кто пашет и сеет весною.
Жизнь —
тем кто голод блокады познал.
Хлеб оплатили огромной ценою
те, кто машины по Ладоге гнал,
жизнью рискуя.
И каждую крошку
дети дрожащей, замёрзшей рукой
нежно с любовью сгребали в ладошку,
маме несли безнадёжно больной.

Что изменилось в умах человечьих?
Время забыто,
когда за мешок
зерен пшеницы — этап лесосечный
ждал утаившего, каторжный срок.
А в непростое советское время,
не поговоркой считали слова:
"Труд хлебороба почётен".
И всеми
признано было, что хлеб — голова.

Толпы убогих сегодня на свалке,
своры собак атакуют людей —
войны за жизнь...
Почему же так жалко
бедным помочь, сделав жизнь их светлей?
Видимо, в каждой семье самобранки.
В сладком сиропе наш разум закис.
Свалены в кучу ржаные буханки.
Нет конкурентов у полчища крыс.

***

И горек хлеб, и мысль печальна,
И жизнь прекрасна, но скандальна,
Что в пору хочется завыть.
А, Вы, очнитесь и в дорогу,
Проблемы - к чёрту, сами - к Богу,
Не Вас, мне этому, учить!

Отбросьте сор, промойте уши,
Стряхните пыль, очистив души,
И взор окажется добрей.
Тоске не дайте возродиться,
И гневу в чувствах поселиться,
Держитесь преданных людей.

Мы так сильны, но так ранимы,
И в этом мы непобедимы,
В своей способности любить,
А значит будет утешенье
В минуты трудного решенья,
Когда умеешь жизнь ценить.
 

*** 

Хоть сыт не единым хлебом,
Из зрелищ остался мне
Квадратик неровный неба
На пыльном моём окне.

А ночью, когда в кровати
Ворочаюсь битый час,
Я в том небольшом квадрате
Свободными вижу нас:

Печальную ветра песню
Нам хвойный играет лес,
И дышится так чудесно
Под звёздным ковшом небес.

Но утром, когда развеет
Реальность мечтаний дым,
Мой звёздный квадрат седеет.
Седею я вместе с ним…

И ежели вдруг на волю
Уже не вернусь назад,
То просто уйду без боли
В тот милый небес квадрат.

***

Сегодня хлеба всем хватает.
Для многих он не нужен стал!
То он не вкусный, то он черствый, то просто лишний
На столах!

И мы бросаем его в мусор, ногами топчем, кормим скот!
Мы поступаем очень плохо,
Не знаем ценности его!
Ведь хлеб - основа нашей жизни!

И как бы трудно не жилось!
Краюха хлеба помогала окопы рыть и побеждать в боях!
Кусочек хлеба был бы счастьем для голодающих
Детей и в дни блокады Ленинграда и в дни фашистских лагерей!

Давайте будем помнить это!
И будем приучать детей
Беречь наш хлеб, знать ему цену
И не бросать, как мусор для свиней.

***

Столько хлеба на прилавке
В магазине городском...
Хлеб хрустящий, ароматный -
Вкус его - нам всем знаком.

Сушки, булочки, батоны-
С маком,с тмином - хороши!
Отварные макароны -
Любят даже малыши!

Хлеб едим мы с маслом,с сыром,
С салом,с луком,с колбасой,
С мёдом,с рыбой, ветчиной,
С осетровою икрой!

Хлеб кормилец - наша сила!
Хлебу русскому - хвала!
Хлеб блокадный есть в России.
Хлеб всей жизни - голова!

*** 

Мы делились с тобой коркой хлеба,
Мы делились стаканом воды.
Мы любили вечернее небо,
И цветущие в мае сады.

Мы гуляли под полной луною,
Мы встречали рассвет на траве.
Наслаждались простой тишиною,
И качались в снегу в феврале.

Мы резвились как малые дети
Под прицельным июльским дождём.
Нам хотелось жить и НА ТОМ свете
Как на этом--лишь только вдвоём.

Только что-то,увы,не сложилось,
(А у жизни не просят взаймы)
И однажды под хвост покатилось
Всё,что было у нас...даже "МЫ".

Больше нечем нам было делиться,
Больше не было общего в нас.
Больше мы не хотели мириться
С тем,что сказка--всего лишь рассказ.

***








Актеры

Актрисы

Модели

Певцы

Певицы

Спортсмены

Политики

Шоум

Рос.звезд

Мир.звезд