Стихи про лису.Стих про лису для детей

 Бежит ежик
Вдоль дорожек
Да скользит на льду.

Говорит ему лисица:
— Дай, переведу.

Отвечает серый ежик:
— У меня две пары ножек.
Сам я перейду!

***

Вы не верьте лисы словам.
Мало ли, что она говорила?
И не верьте ее слезам.
Думаете, правда, она вас любила?

Не покажет она своих чувств.
В хвост вгрызется, скулить хоть и будет.
С гордо поднятой головой.
Лишь кричат.
А вот помнить будут.

Не вернётся. Вперёд пошла.
Не прощает. Любить не будет.
Не особенный. Самый простой.
Ты не веришь.
Но она забудет.

***

Вы не видели в лесу
Ярко-рыжую лису?
Эта рыжая плутовка
След свой прячет очень ловко:
То по веточкам пройдёт,
То обратно повернёт.
Не распутать этот след –
Ни конца, ни края нет.
Только если очень тихо
Будем мы гулять в лесу,
То, быть может, повезёт нам
Встретить хитрую лису.

***

Кто хитрее всех зверей?
Это знают все в лесах.
Может обмануть людей
Рыжехвостая ...
*** (лиса)  

***

Я давно живу на свете,
Много сказок прочитала,
Но хитрей лисы Алисы
Я, поверьте, не встречала.

То проглотит колобка,
То обманет старика,
Тестом голову намажет...
Пусть сама все вам расскажет. 

Эту книжечку свою
Я, ребятки, вам дарю!
Кто прочтет - хвала и честь!
А средь вас лисички есть?

           ***

Я всех хитрей и краше всех,
Не зря ношу я рыжий мех.
Я обожаю ласки,
Рассказываю сказки.

Кокетка и плутовка,
Обманываю ловко.
А что же делать? Всюду ложь!
Не обманув, не проживешь.

Могу и петь, и танцевать,
Могу совет бесплатный дать.
И потому в моем лесу
Все любят умную лису!

Старик из ближнего села
Мне ловит рыбку иногда.
Чтоб слышать сладкий голосок,
На нос садится колобок.

Избитый волк едва идет,
Он на спине меня везет.
В гостях была у журавля,
Он угощал меня, но зря.

Кот Котофей издалека
Прислал мне крынку молока.
А утром Петя-Петушок
Мне обещал зерна мешок.

Вот только бабы у пруда
Кидают палкою в меня
И скалкой метят сдуру,
Хотят попортить шкуру.

А иногда ружье палит-
Спасите, Доктор Айболит!
Но выручают чудеса,
Ведь я проворная лиса!

Но в чем же виновата я,
Скажите мне, мои друзья?
А что до кур и уток,
Я их люблю, без шуток.

Я с ними так давно дружу,
Гулять ночами выхожу...
В сарае тесно, душно,
А им со мной не скучно.

Могла б я дальше продолжать...
Простите, мне пора бежать.
В селе огни уже зажглись,
И куры, видно, заждались. 

*** 

В лесу зелёном и густом
Был у лисицы скромный дом.
Жилось ей скучно, что сказать,
И принялась она мечтать!
Чтоб было много женихов,
И каждый был из них готов
Сразиться за её красу.
(Слыла красавицей в лесу!)
И принести в подарок ей
Сосисок связку пожирней,
Иль свежей рыбки из реки.
Мечты красивы и легки!
Лиса на нежности легка,
Всё поджидала жениха.
В мечтах явился лучший лис!
С ним поцелуй идёт на бис!
Его объятья так нежны,
И для союза так важны!
Вот плод любви – лисёнок, сын.
В семье он радость – господин!
Не жизнь, а сказка! Что сказать?
Красотке хочется мечтать.
Пока мечтала и ждала,
Жизнь как-то быстренько прошла.
А коль хватило бы ума,
Судьбу устроила б сама.

Не стоит принцев нынче ждать,
Самой их надобно искать!
Нашла – хватай, давай, держи.
Хорошим лисом дорожи!

*** 

Гибкостью тел, грациозностью слова,
снова и снова лишь к ней ты прикован,
Может чуть грубая, и неприступная,
Лишь для тебя она станет доступная.

Хитрая женщина, ярко цветущая,
склоки с интригами нервно плетущая,
милая девочка с лисьими глазками,
так охмуряешь своими ты сказками.

Женщина-хищник, с глазами холодными,
жертвы  твои  остаются  голодными,
в игры играешь, но только не детские,
всем назначаешь ты правила зверские.

Харизматичная и эскцентричная,
тайной покрыта вся жизнь твоя личная.
То ненавидишь, то снова влюбляешься,
чувства встречаешь и в них растворяешься.

Дикая, дерзкая, лисья проказница,
вроде шутница, и тут же развратница.
страстью своей так навеки пленившая,
и никогда не бываешь ты "бывшая"...

Неоднозначная и многогранная,
сердце царапешь рваными  ранами.
То ты котенок, то снова тигрица,
все понимают - ты просто лисица... 

***

Обезьяна - непоседа,
Топчет стёжки до обеда,
А потом поест - поспит,
И опять в лесу чудит,
Никогда не устаёт,
Всюду нос она суёт.
Как-то утром перед ней,
Встала горка тех камней.
Обезьяна так и сяк,
Ей нарезать круг пустяк,
Там, под ними, клад, видать,
Камни нужно раскидать!
Принялась она за труд,
Никаких не знает пут,
Раскидала их вокруг,
Испытала вдруг испуг,
Из норы ползёт змея,
Перед ней сияет вся:
- Вновь я вижу солнца свет,
Вместе с солнцем свой обед!
Съем тебя, не поперхнусь,
Над тобою посмеюсь!
Обезьяне страх не скрыть,
Со змеёй нельзя шутить:
- Как же так змея, постой,
Мысли чёрные ты скрой!
Смерть тебя ждала, как пить,
Почему же мне не жить?!
Ты уйми, давай-ка, зуд,
Пусть же нас рассудит суд!
Слов змее не занимать,
Слово дай змее сказать:
- Вон, смотри, бежит лиса,
Пусть же суд вершит она!
Ведом был лисе рассказ,
Взор у лисоньки не гас:
- Так теперь тому и быть,
Я смогу вас рассудить!
Обезьяна, ну-к, скажи,
Всё, как было, покажи!
Обезьяна речь ведёт,
Не закрыть ей в спешке рот:
- Полезай, змея, в нору,
А я камни соберу.
Заложу я ими вход,
Дело пусть лиса поймёт!
Им ответ даёт змея:
- Поняла лису и я!
И змея в ту нору, шмыг,
И на свет не кажет лик.
Обезьяне не рыдать,
Стала камни собирать,
Завалила ими вход,
Ей теперь не знать забот!
Та лисичка говорит,
Взгляд её огнём горит:
- Ей досталось поделом,
Ей забота об одном,
Как увидеть белый свет,
И других забот ей нет!
Ты ж, шалунья, бег умерь,
Будь умней в сто раз теперь!

***

Зимой однажды в злую стужу
В лесу голодная Лиса,
Язык свой вывесив наружу,
Едва плелась. Во все глаза
Искала живность, хоть какую –
Живот от судорог свело,
По харчу летнему тоскуя.
Но всё безжизненно бело:
Ни зайца, ни малейшей мыши,
Весь перед нею лес пустой.
И выла лишь пурга бесстыже,
Как бы смеясь над той Лисой.
К проторенной дойдя дороге,
Упала рыжая без сил,
Под брюхо поджимая ноги.
И снег её припорошил...

В ту пору, путь справляя санный,
Старик улов с рыбалки вёз.
«Моей хозяйке будет славный
На шубу воротник!» На воз
Лису поверх рыбёшек кинул,
Прикрыл соломою чуть-чуть,
На брови свой треух надвинул,
И далее продолжил путь.

Ну а тем временем плутовка,
Конечно же, не умерла,
Хоть длительная голодовка
Её едва не довела.
Она согрелась под соломой.
Да тут ещё, лаская нюх,
Такой до одури знакомый,
Такой приятный рыбий дух
Ударил в ноздри! «Славный, право,
Мне нынче выдался обед!» –
Плутовка думает лукаво.
И тихо, чтоб не видел дед,
На снег кидает, да кидает
За рыбкой рыбку – вот и всё.
За ними вслед сама сигает,
И только видели её!

А старый всё не замечает,
Какой случился с ним подвох.
Вот ко двору он подъезжает.
Старуха вышла на порог.
Старик, с улыбкой хитроватой:
«Уху, давай, скорей вари
Улов достался мне богатый!
Да там подарок, посмотри!»

Старуха по соломе шарит:
«Ты, старый, то ли очумел? –
Бранится, глянь, а то и вдарит, –
Куда ты, хрыч, всю рыбу дел?»
«Да там – пошебарши в соломе»
Старуха вновь бранит его:
«Чего там шебаршить, коль кроме
Соломы, нету ничего?»
Старик за бороду хватился:
«Вот так плутовка! Ну дела!
С добычей, думал, воротился –
Ан нет, и рыбу увела!
Хоть дело, право, не до смеха.
Прознают – засмеют потом...»

Лиса тем временем без спеха
Собрала рыбу. Под кустом
Ест да и хвалит – уж Лисица
В хорошей рыбе знала толк.
На рыбий дух, худой как спица,
Тут из лесу выходит Волк.

«Привет, кума! Хлеб-соль!» – в надежде
К ней Волк. А та: «Я ем, да свой!»
«Не угостишь?» «Слови сам прежде.
Ну а пока поодаль стой»
«Да где ж ты столько наловила?»
«Вон – видишь прорубь? Я туда
Поглубже хвост свой опустила,
И вот, пожалуйста – еда!»
«А что – осталась там?» «Осталась.
Недолго я сидела, мне
На хвост лишь мелкая попалась.
Вся крупная сидит на дне»

Смекает Волк: «Мой хвост длиннее.
Да я подольше посижу,
И рыбу выловлю крупнее.
Вот уж поем!» «Ещё скажу, –
Лисица врёт, хвостом улыбку
Легко прикрыв, – но чтобы взять
Из-подо льда большую рыбку,
Всё время надо повторять
Слова простые. Мне от бабки
Любимой перешли они»
Волк чуть не бухнулся ей в лапки:
«Скажи скорее, не тяни!
Мне жрать охота нынче шибко!»
«Тогда запоминай слова
И повторяй – ловись же, рыбка,
Большая с маленькой»

             Едва
Лиса слова ему сказала,
Волк тут же к проруби бегом.
Хвост обмакнул в неё сначала,
Потом засунул целиком.
Сидит он, мёрзнет. Без ошибки
Твердит, твердит себе под нос
Слова Лисы: «Ловись же, рыбка,
Большая с маленькой» Мороз
Меж тем крепчает, звёзды блещут...

Лиса, забившись под кустом,
На Волка смотрит, да и шепчет,
Смеясь над серым дураком:
«Вы ярче, ярче в небе, звёзды!
Ты мёрзни, мёрзни, волчий хвост!»
«Что шепчешь там, кума?» «Замёрз ты,
Да отощал, как будто в пост,
Вот я тебе и помогаю –
Чтобы поел ты, наконец,
На хвост твой рыбу нагоняю»
«Вот уж спасибо! Молодец!»

И снова шепчут Волк с Лисицей,
Но только каждый о своём.

Ну а мороз-то злится, злится...
Всю прорубь затянуло льдом.
Вот волчий хвост и прихватило.
Волк размышляет между тем:
«Эк, сколько рыбы привалило!
Вот уж теперь-то я поем!
Как я соскучился по пище.
Давно пора перекусить!»
И начал наш дурной волчище
Свой хвост из проруби тащить.
Он пыжится, да мочи нету,
Чуть напрочь хвост не оторвал.
И так страдая, до рассвета
На речке серый проторчал.

Вот утро просыпалось бодро,
Вставало солнце вдалеке...
Неся на коромысле вёдра,
Шла баба поутру к реке.
Вдруг видит – Волк! Как завопила:
«Спасите! Волк!» с размаху в снег
И коромысло уронила,
И вёдра. И скорее в бег.
Бежит, кричит: «Ой, убивают!»
На бабьи вопли мужики
Из хат скорее выбегают.
«Да что случилось?» «У реки
Волчище лютый. Слава Богу –
Едва я ноги унесла!» –
Она кричит, ревёт. Тревогу
На всю деревню навела.

Оглобли, топоры хватая,
Ухваты, просто налегке –
Расправу посмотреть желая,
Деревня вся бежит к реке.
Но видя Волка, жмутся в шубы,
Друг другу тихо, шепотком:
«Глаза-то злющи!» «Глянь-ка – зубы!»
«Да он же в прорубь вмёрз хвостом!»
«Эй, навались!» «Лупи злодея!»
«Оставим шкуру от него!»
От волчьей слабости смелея,
Все рвутся в бой до одного.

Волк, бедный, мечется и рвётся –
Ведь могут запросто прибить.
Да всё никак не удаётся
Ему свой хвост освободить.
А в людях, точно бес проснулся –
Все Волка бьют, и стар и мал.
Вот, наконец, он извернулся,
И хвост оставив, убежал.

Пока деревня забавлялась,
Терзая кума на реке,
Лисица в дом пустой прокралась.
Там вся изгваздалась в муке,
Глотнула молока из кринки,
Заела ломтиком сальца.
Потом учуяла в корзинке
Цыплячью тушку, два яйца.
Она для них другое место
Нашла, в животик свой прибрав...

Тут из бадьи полезло тесто,
По недосмотру убежав.
Лисица и его куснула –
Не вкусно! Оттолкнув бадью,
Нечаянно перевернула
Её на голову свою.
Кой-как глаза она продрала,
Пробормотала: «Смех и грех»
И в лес спокойно побежала,
Мелькнул лишь только рыжий мех.

Домой дед с бабкой воротились.
В недоуменье: «Ну дела?
Да что ж за черти здесь бесились?..»
Лиса уж далеко была...

Идёт себе сыта, довольна.
Вдруг слышит, рядом под сосной
Волк серый стонет: «Ой, как больно!
Ох, оторвали хвостик мой!
Ну, Патрикеевна, дождёшься!
Теперь ты хоть куда беги,
А всё, однако, попадёшься
На острые мои клыки!»

Перепугалась тут плутовка.
Но вмиг нашлась – как закричит:
«Ох, бедная моя головка –
Ум во все стороны торчит!»

Волк не поймёт – что это значит?
Идёт взглянуть, что там за шум.
Хитрюга стонет всё да плачет:
«Ах, бедная! Пропал мой ум!»
«Кума, да что с тобой случилось?
Ты глянь-ка – я как пострадал!»
Лиса в ответ лишь прослезилась:
«Ты что – ты хвост лишь потерял!
А я спасти тебя пыталась.
Погибнет, думала, мой кум.
Да под топор сама попалась.
Торчит наружу, видишь, ум? –
На тесто Волку показала,
И снова плакать, – ой, помру!
Совсем безмозглою я стала,
Как доберусь в свою нору?»
Сама ж смеётся втихомолку.
А Волку стало жаль Лису:
«Давай, садись ко мне на холку,
Авось, тебя я довезу»

Лиса на Волка взгромоздилась –
Её два раза не проси.
Слезою радости умылась,
И говорит: «Ну что ж, вези»
И лисьею слезой облитый,
Шатаясь, Волк её несёт.
Лисица шепчет: «А побитый
Дурак небитую везёт»

Волк еле дышит, притомился,
Аж в пене мокрые бока.
К подножью ели привалился:
«Кума, что шепчешь?» Свысока
Лиса в ответ: «Мой друг сердитый,
Уж мы попали в переплёт.
Вот и шепчу я, что побитый
На холке битую везёт»
«Ох, и права же ты, бедняжка:
Ты – ум, я – хвост свой потерял», –
Волк постоял, вздыхая тяжко,
И дальше в лес поковылял.

В деревне после, удивляясь,
Твердили: «Видели в лесу,
Как волк бесхвостый, спотыкаясь,
Вёз на себе верхом лису»

***

Лисичка - сестричка и серый волк
Жили-были Баба с Дедом.
Как-то раз перед обедом
Слово молвил старый Дед:
“Ты спеки-ка на обед
Пирогов, а я поеду
Рыбу наловлю к обеду.”
Бабка лепит пироги,
Дед с телегой у реки.
Наловил аж целый воз,
И домой его повез.
Едет, видит на дороге
Рыжая, раскинув ноги,
Не шевелится, мертва,
Очень странные дела.
Повезло, смекнул Старик,
Будет лисий воротник.
Взял Лису да в телегу,
Бабку удивлю приеду.
Хитрая Лиса была,
На телеге ожила.
Ведь не даром говориться:
Всех зверей хитрей Лисица,
А голодная Лиса
Вытворяет чудеса.
Та лиса, когда очнулась,
Тихо набок повернулась,
Рыбу с воза в снег бросает,
А Старик не замечает.
Спрыгнула Лиса с телеги,
А Старик по лесу едет.
Выйди, глянь, Лиса в телеге.
Ты представь, по лесу еду,
Мертвая лежит Лиса,
Вот такие чудеса.”
Но чудес то не бывает,
Даже малый это знает.
Бабке нету сил терпеть,
Вышла Бабка посмотреть.
Вышла, тут же кличет Деда:
“Мы остались без обеда,
Я осталась без подарка,
Бог с ним, мне его не жалко,
Только как ты объяснишь,
Нет Лисы, нет рыбы - шиш”.
Бабка тяжело вздохнула:
“Дед, Лиса то обманула.”
“Да,”- вздохнул Старик в ответ, -
“Пирогов поем в обед.”
Над деревней солнце встало,
Снег блестит как серебро,
Петухи кричат устало:
Так проспите все добро!
Бабы с явной неохотой
Утром по воду идут.
Глядь, сидит у речки кто-то,
Плохо видно, берег крут…
Только утро наступило,
Волк подумал, все, пора,
Дернул хвост, не тут-то было,
Сколько ж рыбы привалило,
Будет целая гора.
Дернул снова, нету толка,
Дернул с силой в третий раз.
Не пускает речка Волка.
Крепок лед в столь ранний час.
То ли рыба, то ли лед,
Волк никак не разберет.
Тут и Бабы прибежали,
Все от страха так визжали,
Кто ведром, кто карамыслом
Били Волка, будто знали,
Что хвостом он в речку вмерз,
А рычит, так не всерьез.
Волк по сторонам метался,
Дернул, хвост свой оторвал,
И от баб в свой лес умчался,
Хвост же в проруби остался,
Лед свое к себе забрал.
А Лисица утром в дом забралась,
Что съедобное украсть собралась.
В кадку с тестом головой угодила,
В лес пришлось бежать,
про пищу забыла.
Тут навстречу серый Волк без хвоста,
На Лису кричит, плутовкой обозвал.
“Обманула ты меня не спроста,
От тебя Лиса такого не ждал.”
А Лиса ему в ответ: “Посмотри,
Что твой хвост, на голове мои мозги.
Хвост твой новый отрастет, недели три,
Я ж могу умереть, помоги.”
Волк на себя Лису плутовку сажал,
Без хвоста с Лисою на спине бежал.
Тесто принял за мозги глупый Волк,
Опознать в Лисе плутовку не смог.
А Лиса у Волка на спине сидит,
Чтобы Волк не слышал, тихо говорит:
“Битый Волк Лису небитую везет,
Хитрым будешь, вот тогда и повезет.”
“Что ты кумушка Лиса говоришь ?”
А Лиса в ответ: “Ты медленно бежишь.
Говорю, что битый битого повез.”
“На тебя, Лиса, нельзя смотреть без слез,
Это правду ты сказала: битый битого везет,
Ладно мне досталось мало,
Ты сильнее пострадала,
Может быть и заживет.”

***

Я - рыжая, бездушная лисица.
Способна на безумство и обман.
И в рыжей голове моей томится
Довольно хитрый и коварный план.

Я обману, запутаю нарочно,
махну хвостом - следов не разглядеть.
Меня поймать в капкан не так уж сложно -
сложнее приручить и овладеть!

Моя улыбка только ради лести,
любовь в глазах - не правда ни на грамм.
Ты веришь в то, что мы на веки вместе,
Но я сегодня здесь, а завтра там.

Я засыпаю с мыслью о побеге
И никому меня не удержать.
Не одержать над рыжею победы.
Раз плюнуть рыжей от тебя сбежать.

Я рыжая, бездушная лисица -
Носительница самых хитрых глаз.
Я - жизни интересная страница,
к которой возвращаются не раз.

***

Выгнала лиса зайчишку.
Стало зайцу страшно слишком.
Заяц по лесу идёт
И на помощь всех зовёт.
      Прибежали две собаки.
      "Хватит, заяц, тебе плакать.
      Выгоним сейчас лису.
      Пусть живёт себе в лесу."
А лиса уже готова.
Молвит страшное им слово:
"Как выпрыгну, как выскочу!
Полетят клочки по закоулочкам!"
Как собаки завизжат!
И домой скорей бежать!
      И заплакал зайка снова.
      Вот идёт медведь: "Здорово!
      Что же, заяц, ты ревёшь?
      Расскажи-ка, как живёшь?"
Заяц залился слезами,
Они льются, льются сами.
Рассказал медведю, что ж
От сумы-то не уйдёшь.
      И взревел медведь от злости:
      "Ну, пойдём-ка к тебе в гости!
      Лиску буду выгонять,
      Домик твой освобождать!"
А лиса опять готова.
Молвит страшное им слово:
"Как выпрыгну, как выскочу,
Полетят клочки по закоулочкам!"
И, как стал медведь реветь:
"Невозможно страх терпеть!"
      Сидит зайчик под кусточком,
      Жёлтеньким накрыт листочком.
      Серый волк к нему идёт
      И вопрос свой задаёт.
      "Как, косой, тебе живётся?
      И на завтрак, что грызётся?
      Почему ты под кустом?
      Где, косой, твой тёплый дом?
И поведал зайчик волку,
Что живёт теперь под ёлкой.
И взревел волк: "Ах, мадам!
Вот тебе я наподдам!"
      А лиса уже готова.
      Молвила им злое слово:
      "Как выпрыгну, как выскочу,
      Полетят клочки по закоулочкам!"
      Стал от страха волк икать
      И домой скорей текать!
Заяц за голову взялся:
"Даже серый испугался!
Где же зверь такой, чтоб - УХ!
От лисы остался пух!"
      Вдруг, по высохшим листочком,
      Меж деревьев, да по кочкам,
      Идёт петя-петушок:
      "Что ты плачешь, мой дружок?"
"Как же мне не плакать вовсе?
Не могу тебя я в гости
Пригласить и накормить.
Там лиса, теперь, сидит."
      Жалко пете бедолагу:
      "Где бы взять какую шпагу?"
      Вспомнил петя про косу.
      "Вот срублю лисе косу!"
А лиса опять готова.
Только вымолвила слово:
"Как выпрыгну, как выскочу,
Полетят клочки по закоулочкам!"
Глядь в окно, а там коса
Сечёт воздух, как оса!
Замерло её сердечко
И она скорей с крылечка
Прыг, да скок, да за кусток
И быстрей бежать в лесок.
      Радуется наш зайчишка!
      Вот теперь он не трусишка!
      В доме петя будет жить,
      От лисы его хранить.
      Они дружно так живут,
      Пьют медок и хлеб жуют!!!!

***

Дают карельские леса
Животным пищу.
Но там, хитрющая лиса
Всё глупых ищет.
То зайцу ласково наврёт,
То мышь обманет.
То у медведя украдёт
И прикарманит.
И жил там рядом лесоруб,
В лесной опушке.
Был вечно хмурый он и груб
В своей избушке.
Он лес пилил, ну а жена
Его "пилила",
За то, что молодость она
На нём сгубила.
А наша хитрая лиса
Ходила рядом.
На домик тихо, искоса
Кидала взглядом.
Ведь пахло по лесу едой,
Носы дразнило,
Когда готовил ужин свой
Хмурной верзила.
Лиса решила обхитрить
Людей немножко.
Хвостом пушистым покрутить
Там у окошка.
Вдруг лесоруб захочет дать
Такой красивой,
То, что не будет доедать,
То, что просила.
И лесоруб конечно дал.
Манил поближе.
Он без еды там не страдал,
Был не обижен.
Лиса совсем немного дней
Ходила в гости...
Жена гуляла... А на ней
Был рыжий хвостик.

***

В глухомани... в лесу,
Несмотря на красу,
Обитает лиса... Патрикевна.
Ах, как хочется ей
Проживать средь людей...
И горюет лиса... Патрикевна:

"Я никак не пойму,
Отчего, почему...
Не пускают "куму"... на деревню!
Я надёжна вполне -
Стать бы птичницей мне...
Зря боятся меня - Патрикевну.
Я б ночей не спала -
Всё бы кур... стерегла.
Петушка б, как родного, лелеяла!
И в курятнике я
Всем была бы... своя -
Я б тоску... в пух и перья развеяла!

В глухомани... в лесу,
Несмотря на красу,
Обитает лиса... Патрикевна.
Ах, как хочется ей
Проживать средь людей...
И мечтает о том... Патрикевна. 

***

Лиса столкнулась с журавлём:
"Ой, ой! Давно мы тут живём,
А вот такого не видали...
Откуда вы? Из дальней дали?

Рот без зубов, лишь две ноги...
Здесь выжить думать не моги!
Вот у меня лап аж четыре,
Как и у всех в нормальном мире...

Зубов и вовсе тридцать шесть!
А как без них погрызть-поесть?!
Журавль загоревал совсем:
"А я глотаю... так и ем..."

От горя вытянулась шея...
"О, госпожа! Сказать не смею...
Охотник к нам спешит с ружьём..."
Та юрк в нору:"Чего мы ждём?

Скорее убегай, растяпа!
Пристроит пёрышки на шляпу..."
Журавль в нору за ней полез,
Со страху аж трясётся весь...

Как раньше? Раньше б улетел!
А тут с чего-то не посмел...
Не до словесной им игры -
Охотник рядом, у норы...

"Вы стоумовая, лиса!
Что делать?" - слышит голоса.
"Спасайся сам, ведь ты же с краю"
"Ах, не могу... я умираю..."

Охотник хвать его за ногу
И потянул совсем немного...
Журавль, казалось, и не слышит,
Глаза закрыл, почти не дышит...

Ну, и отброшен был в сторонку -
Взмахнул крылом, присел на ёлку...
Охотник вытащил лису:
"Добычу знатную несу

Жене в подарок украшенье!
А где журавль?" От возмущенья
На всю тайгу аж закричал:
"Подобных даже не встречал!"

Тот высоко под небесами!
А вы теперь решайте сами
На сто умов чужих надеяться,
Иль жить своим? Тем, что имеется?  

***

Голодная кума Лиса залезла в сад,
В нем винограду кисти рделись.
У кумушки глаза и зубы разгорелись;
А кисти сочные как яхонты горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним ни зайдет,
Хоть видит око,
Да зуб неймет.
Пробившись попусту час целой,
Пошла и говорит с досадою: «Ну, что ж!
На взгляд-то он хорош,
Да зелен — ягодки нет зрелой:
Тотчас оскомину набьешь».

***

Вот какое
Было дело:
Есть лисица захотела.

По весне зайчишек мало,
Мышку тоже не поймала.
Видит:
Тетерев на ёлке
Ест зелёные иголки.

– Здравствуй, тетерев, мой свет!
От зверей тебе привет.
Я тебя нашла насилу,
Целый день
Привет носила.

– Ну здорово, коль не шутишь.
Что хвостом, лисица, крутишь?
Ты бросай
Привет на ветку.

– Не могу я кинуть метко,
И боюсь,
Что не доброшу.
Сам спускайся,
Мой хороший.
Я совсем тебя не вижу,
Сядь на веточку пониже.
Поспеши, дружок, спуститься –
Станешь самой важной
Птицей.
Представляешь:
Этим летом
Будешь ты
С большим приветом.

– Мне спускаться с ёлки лень,
Положи привет на пень.
У меня сейчас обед –
Лучше хвои пищи нет.

– Ох и глупая ты птица!
Есть иголки
Не годится.
Ты слетай сюда, смотри-ка –
Здесь черника
И брусника,
Земляника
И морошка,
Ты поклюй её немножко.

Отвечает ей тетеря:
– Я тебе, лиса, не верю.
Ты известная шутница
И охотница за птицей.
Я ведь шутки понимаю:
Не бывает ягод в мае.

– Мне не веришь?!
Как не стыдно!
Ты объелся хвоей, видно.
Разве ты ещё не слышал,
Что указ сегодня вышел.
Говорится в том указе,
Чтоб зверям ни в коем разе
Не пугать
Друг друга впредь.
Подписал указ медведь.
Сам медведь
Живёт под ёлкой,
У него в прислуге волки,
А в советниках – сова,
С муравейник голова.
Успевает еле-еле
Слать указы из-под ели.
Вот послал он нас,
Лисиц,
Донести указ до птиц.
Или ты не рад указу?
Если рад,
Спускайся сразу.
Мы мышей
С тобой наловим,
Сытный ужин приготовим.
Я давно уже не ела.
Ну, быстрее,
Прыгай смело.

– Что ж, на всё медвежья воля…
Вон – крестьяне едут с поля,
Три собаки
С ними рядом,
Но бояться их не надо:
Ты ведь им сейчас как раз
Растолкуешь про указ.

Тут лисица завертелась:
– Мне обедать
Расхотелось.
Не хочу ловить мышей я,
Мне своя дороже шея.
Да и некогда возиться
Мне с такой упрямой птицей –
До свиданья,
Милый друг,
Мне сегодня недосуг.

***

На раздробленной ноге приковыляла,
У норы свернулася в кольцо.
Тонкой прошвой кровь отмежевала
На снегу дремучее лицо.

Ей все бластился в колючем дыме выстрел,
Колыхалася в глазах лесная топь.
Из кустов косматый ветер взбыстрил
И рассыпал звонистую дробь.

Как желна, над нею мгла металась,
Мокрый вечер липок был и ал.
Голова тревожно подымалась,
И язык на ране застывал.

Желтый хвост упал в метель пожаром,
На губах — как прелая морковь…
Пахло инеем и глиняным угаром,
А в ощур сочилась тихо кровь.

***

Какой-то Лев большой охотник был до кур;
Однако ж у него они водились худо:
Да это и не чудо!
К ним доступ был свободен чересчур.
Так их то крали,
То сами куры пропадали.
Чтоб этому помочь убытку и печали,
Построить вздумал Лев большой курятный двор,
И так его ухитить и уладить,
Чтобы воров совсем отвадить,
А курам было б в нем довольство и простор.
Вот Льву доносят, что Лисица
Большая строить мастерица —
И дело ей поручено,
С успехом начато и кончено оно:
Лисой к нему приложено
Всё, и старанье и уменье.
Смотрели, видели: строенье — загляденье!
А сверх того всё есть, чего ни спросишь тут:
Корм под носом, везде натыкано насесток,
От холоду и жару есть приют,
И укромонные местечки для наседок.
Вся слава Лисаньке и честь!
Богатое дано ей награжденье,
И тотчас повеленье:
На новоселье кур не медля перевесть.
Но есть ли польза в перемене?
Нет: кажется, и крепок двор,
И плотен и высок забор —
А кур час-от-часу всё мене.
Отколь беда, придумать не могли.
Но Лев велел стеречь. Кого ж подстерегли?
Тое ж Лису-злодейку.
Хоть правда, что она свела строенье так,
Чтобы не ворвался в него никто, никак,
Да только для себя оставила лазейку.

***

Жил заяц в хате деревянной –
С верандой, печкой, кухней, ванной.
А у лисы – из снега дом,
Покрыта крыша чистым льдом,
Лёд в окнах, ледяные двери.
Лисе завидовали звери.

Прошла зима, весна настала,
И дома у лисы не стало:
Дом превратился в ручеёк
И к речке от лисы утёк.
Ну, делать нечего лисице –
Пошла к зайчишке
Жить проситься.
Пустил, конечно, тот лису –
Без дома плохо жить в лесу.
Лисица переночевала
И говорит: «Тут места мало.
Избёнка для двоих мала».
И в лес зайчонка прогнала.
Совсем повесил заяц нос,
Но вот к нему подходит пёс:
«Что загрустил? Твою беду
Легко я лапой отведу».
Стал пёс облаивать лисицу,
Мол, поступать так не годится.
Да только хитрая лиса
Не пожелала слушать пса.
Пёс – в лес,
А бедный заяц – в слёзы:
«Мне у поваленной берёзы
Придётся прятаться».
Но вот
Медведь к избе его идёт:
«Привет. Я слышал, ты, косой,
Не поделил жильё с лисой?
Но это горе – не беда.
А ну, подать лису сюда!»

Все б хорошо. Вот только жалко:
Не вышла рыжая нахалка.
Что ж делать, раз не захотела
Она иметь с медведем дела?
Совсем расстроился зайчишка.
Вдруг видит: прибежала мышка.
И запищала мышь лесная:
«Я о твоём несчастье знаю
И знаю, как тебе помочь».
Ей заяц: «Шла б ты, мышка, прочь –
Ты слишком маленький зверёк.
Пёс не помог,
Медведь не смог.
Лисица – самый сильный зверь».
«Я помогу тебе, поверь.
Лисицу нам не одолеть.
Я знаю – даже сам медведь
Её не смог призвать к порядку…
Мы новую построим хатку».

Сказала мышка – и за дело,
И вмиг работа закипела,
И из поваленной берёзки
Зубами стала делать доски.
И заяц стал ей помогать
Зубами дерево строгать.
Сороки целою артелью
На эту стройку прилетели.
Приковылял колючий ёж,
Принёс строительный чертёж.
А добрый Гена крокодил
С собой гармошку прихватил.

Рогатый лось
Бревно принёс,
Пришел бобёр –
Чурбан припёр.
Пошла работа хорошо,
Медведь пришёл,
И пёс пришёл.
И умный пёс
Топор принёс,
А глупый сыч
Принёс кирпич.
Услышав шум,
Пришёл кабан,
И притащил ещё чурбан.
За кабаном пришёл баран
И прикатил подъёмный кран.
Медведь барана похвалил,
Так тот бульдозер прикатил.
А полосатый бурундук
Принёс отличный молоток.
(Хотя не очень складно, но
От всей души принесено).
Кто щели в стенах конопатил?
Как кто – конечно мастер-дятел.
А возле дома огород
Вскопал, конечно, мастер-крот.
А кто поставил в доме ванну?
ЛИСА!.. Хоть это очень странно.
А кто стропила возводил?!
Ведь ясно, что не крокодил.
ЛИСА! Она и крышу крыла,
Она и ставила стропила.

Но как же это получилось?
Пришла лиса – и повинилась.
Не могут зайцы долго злиться –
Простил он сразу же лисицу.
И молодец.
С тех пор она
В зайчишку просто влюблена,
И потому во всей округе
Нет зайцу преданней подруги.

Я был у них на новоселье –
На славу выдалось веселье!
А кто работников кормил,
Кто кашу вкусную варил?
Ну, это знают даже дети,
Хоть птицы этакой на свете
И не бывало никогда –
С о р о к и н а В о р о н а!
Да-а.

Кастрюля у неё мала,
Но каши
Всем она дала.

*** 

«Отчего ты плачешь,
Глупый ты Медведь?» —
«Как же мне, Медведю,
Не плакать, не реветь?

Бедный я, несчастный
Сирота,
Я на свет родился
Без хвоста.

Даже у кудлатых,
У глупых собачат
За спиной весёлые
Хвостики торчат.

Даже озорные
Драные коты
Кверху задирают
Рваные хвосты.

Только я, несчастный
Сирота,
По лесу гуляю
Без хвоста.

Доктор, добрый доктор,
Меня ты пожалей,
Хвостик поскорее
Бедному пришей!»

Засмеялся добрый
Доктор Айболит.
Глупому Медведю
Доктор говорит:

«Ладно, ладно, родной, я готов.
У меня сколько хочешь хвостов.
Есть козлиные, есть лошадиные,
Есть ослиные, длинные-длинные.
Я тебе, сирота, услужу:
Хоть четыре хвоста привяжу…»

Начал Мишка хвосты примерять,
Начал Мишка перед зеркалом гулять:
То кошачий, то собачий прикладывает
Да на Лисоньку сбоку поглядывает.

А Лисица смеётся:
«Уж очень ты прост!
Не такой тебе, Мишенька, надобен хвост!..
Ты возьми себе лучше павлиний:

Золотой он, зелёный и синий.
То-то, Миша, ты будешь хорош,
Если хвост у павлина возьмёшь!»

А косолапый и рад:
«Вот это наряд так наряд!
Как пойду я павлином
По горам и долинам,
Так и ахнет звериный народ:
Ну что за красавец идёт!

А медведи, медведи в лесу,
Как увидят мою красу,
Заболеют, бедняги, от зависти!»

Но с улыбкою глядит
На медведя Айболит:
«И куда тебе в павлины!
Ты возьми себе козлиный!»

«Не желаю я хвостов
От баранов и котов!
Подавай-ка мне павлиний,
Золотой, зелёный, синий,
Чтоб я по лесу гулял,
Красотою щеголял!»

И вот по горам, по долинам
Мишка шагает павлином,
И блестит у него за спиной
Золотой-золотой,
Расписной,
Синий-синий
Павлиний
Хвост.

А Лисица, а Лисица
И юлит, и суетится,
Вокруг Мишеньки похаживает,
Ему перышки поглаживает:

«До чего же ты хорош,
Так павлином и плывёшь!
Я тебя и не признала,
За павлина принимала.
Ах, какая красота
У павлиньего хвоста!»

Но тут по болоту охотники шли
И Мишенькин хвост увидали вдали.
«Глядите: откуда такое
В болоте блестит золотое?»

Поскакали но кочкам вприпрыжку
И увидели глупого Мишку.
Перед лужею Мишка сидит,
Словно в зеркало, в лужу глядит,

Всё хвостом своим, глупый, любуется,
Перед Лисонькой, глупый, красуется
И не видит, не слышит охотников,
Что бегут по болоту с собаками.

Вот и взяли бедного
Голыми руками,
Взяли и связали
Кушаками.

А Лисица
Веселится,
Забавляется
Лисица:
«Ох, недолго ты гулял,
Красотою щеголял!

Вот ужо тебе, павлину,
Мужики нагреют спину.
Чтоб не хвастался,
Чтоб не важничал!»

Подбежала — хвать да хвать,-
Стала перья вырывать.
И весь хвост у бедняги повыдергала.

***

В логу
Лиса мышкует —
И пляшет и танцует:
То кружится, как пава,
А то чечётку бьёт,
То кинется направо,
То влево повернёт.
Обнюхивает лунки,
Готовая к прыжку.
В азарте даже слюнки
Текут по языку!
Плясунья дышит часто,
А в углубленьях нор
Под занавесом наста
Гремит
Мышиный
Хор…

***

— Славный домик,
Милый Крот,
Только больно
Узкий вход!

— Вход, Лисичка,
В самый раз:
Он не впустит
В домик вас!

***

Индюшки от Лисы спасались как-то раз.
И дерево избрали крепостью. Лиса же
Оплот их обошла кругом, и тот же час
Успел ее заметить зоркий глаз,
Что все враги на страже.

Лисица в гневе»: «Как! меня поднять на смех!
Один лишь у меня закон для всех,
Так почему ж они составят исключенье?
Нет! этого не будет!» И она
Сейчас свой план приводит в исполненье,
Хотя, как бы назло, светила так луна,
Что каждый шаг Лисы врагами замечаем.
Но для нее вести осаду не впервой,
И хитростей запас у ней неисчерпаем: 

Злодейка притворяется порой,
Что хочет приступом взять грозные твердыни,
Потом, глядишь, она расшиблась, умерла
И — снова ожила;
Ну, словом, вряд ли бы нашлось и в арлекине
Уменья более представить вдруг
Так много разных штук.
Своим хвостом она и так, и сяк виляет,
И он блестит от месячных лучей…
Плутовка тысячью подобных мелочей
Врагов вниманье утомляет
И не дает сомкнуть очей,
Держа их в напряженьи тяжком.

Так диво ль, что пришлось невмочь уже бедняжкам?
Вот падает одна, за ней другая вслед,
Перед Лисой они свои искупят вины!
Вот пало, наконец, их больше половины…
Надолго кумушке их хватит на обед!
В предосторожности излишек рвенья
Нередко гибель нам сулит, а не спасенье.

***

Мой Керикид, тебе скажу я сказочку
Про палку, больно бьющую.
Раз обезьянка, рой подруг покинувши,
Бродить пустилась по свету.
И повстречалась ей лиса-лукавица,
На кознодейства ловкая.

*** 

Скользит по небу рыжая лиса,
Потом свернулась и на крыше спит.
Вновь на крапиве шелковой – роса,
Крапивный лист из полыханий свит.

Зачем приходишь каждый год, весна?
У многих нынче осень – навсегда.
А ты листвою майской зелена,
Пытаясь чьи-то зачеркнуть года.

Я в лисий мех закутаюсь смеясь,
Коса – черна, молочен кружев край.
Меня запомни молодою, князь,
Или – вовек меня не вспоминай!

*** 

По дебрям гнался Лев за Серной;
Уже ее он настигал
И взором алчным пожирал
Обед себе в ней сытный, верный.
Спастись, казалось, ей нельзя никак:
Дорогу обоим пересекал овраг;
Но Серна легкая все силы натянула —
Подобно из лука стреле,
Над пропастью она махнула —
И стала супротив на каменной скале.
Мой Лев остановился.
На эту пору друг его вблизи случился:
Друг этот был — Лиса.
«Как!» говорит она: «с твоим проворством, силой,
Ужели ты уступишь Серне хилой!
Лишь пожелай, тебе возможны чудеса:
Хоть пропасть широка, но если ты захочешь,
То, верно, перескочишь.
Поверь же совести и дружбе ты моей:
Не стала бы твоих отваживать я дней,
Когда б не знала
И крепости, и легкости твоей».
Тут кровь во Льве вскипела, заиграла;
Он бросился со всех четырех ног;
Однако ж пропасти перескочить не мог:
Стремглав слетел и — до-смерти убился.
А что ж его сердечный друг?
Он потихохоньку в овраг спустился
И, видя, что уж Льву ни лести, ни услуг
Не надо боле,
Он, на просторе и на воле,
Справлять поминки другу стал
И в месяц до костей он друга оглодал.

***

Есть вот какая басенка:
Вошли однажды меж собой в содружество
Лисица и орел…

Принес обед ужасный он детенышам.

Взгляни-ка, вот она, скала высокая,
Крутая и суровая;
Сижу на ней и битвы не боюсь с тобой.

Чтоб горько поплатился ты!

О Зевс, отец мой! Ты на небесах царишь,
Свидетель ты всех дел людских,
И злых и правых. Для тебя не все равно,
По правде ль зверь живет иль нет!

Что в голову забрал ты, батюшка Ликамб?
Кто разума лишил тебя?
Умен ты был когда-то. Нынче ж в городе
Ты служишь всем посмешищем.

И клятву ты великую
Забыл, и соль, и трапезу…

***

Осел, как скот простой,
Глядит на Истукан пустой
И лижет позолоту;
А хитрая Лиса, взглянувши на работу
Прилежно раза два,
Пошла и говорит: «Прекрасна голова,
Да жаль, что мозгу нет!» — Безмозглые вельможи
Не правда ли, что вы с сим Истуканом схожи?

*** 

Прошли декабрьские метели.
Бело и весело в лесу.
Вчера смотрел в окно на ели
И увидал в лесу лису.

Она трусила вдоль опушки:
Был вид ее, как в книжке, прост:
Стояли ушки на макушке,
А сзади стлался пышный хвост.

Блеснули маленькие глазки,
Я хорошо заметил их.
Лиса мелькнула, точно в сказке,
И скрылась в тот же самый миг.

Я выскочил во двор раздетым.
Лисицы нет. Туда-сюда…
Сыщи ее. Попробуй. Где там!
…Так и с любовью иногда.

***

Любой из нас судьбу клянет,
Как будто лучшей он достоин;
Хотел бы воином быть тот,
К кому питает зависть воин.

Хотелось волком быть Лисе,
Как говорят; а может статься,
И волки жаждут, хоть не все,
С овцами долей поменяться.

Но странно: принц, восьми лишь лет,
Для басни этот взял сюжет
И в прозе выразил так ясно,
Как я в стихах, седой поэт,
Пытался б выразить напрасно.

Я на свирели басни той
Здесь сделал перепев простой;
Быть может, свет он позабавит,
Но жду, что скоро мой герой
Трубу поэта взять заставит.

Пророком быть не мой удел;
Но по звездам прочесть успел
Я кое-что, -и полон веры,
Что натворит он славных дел,
И будут нам нужны Гомеры.
А где же в наши дни их взять?
Но чем сбивать читателей нам с толку,
Не лучше ли рассказ начать?

«Послушай, милый мой, -Лиса сказала Волку,
Ты знаешь сам, что на обед
Таскаю я себе добычу втихомолку,
Которой хуже нет.

Уж надоело есть мне петухов поджарых,
Не вижу вкуса я и в курах старых.
Сытнее во сто крат твоя еда,
И безопасней промысел твой, право.

Я вечно близ жилищ, — ты их бежишь всегда.
Хотела б твоего изведать я труда…
Товарищ! поучи меня. Поверь, что слава
Нас ждет, и обо мне везде заговорят,
Коль первой из лисиц барашка я добуду.
Услуги же твоей вовек я не забуду».

— Пойдем, -ответил Волк, — я очень рад.
А так как у меня недавно умер брат,
То волчью шкуру дать могу тебе я.
Волк стал учить Лису: — Вот надо делать как,
Чтобы от стада удалить собак.
И в новой шкуре, рвеньем к делу пламенея,
Лиса, учителя приняв за образец,
Твердит его урок. Сначала вышло худо,
Там, смотришь, лучше, лучше все, — покуда
Не удалося все постичь ей наконец.

Едва к концу пришло ученье,
Навстречу ей идут прямехонько стада.
Распространяя ужас и смятенье,
Наш новый Волк бежит туда…
Так точно страх нагнал на город осажденный
Патрокл, в Ахилловы доспехи облеченный:
Все — от детей и жен до стариков
Искать спасенья к храму устремилось. 

Казалось, что десятков пять волков
Пред блеющим народом появилось.
К деревне все бегут — псы, стадо и пастух,
Оставивши в залог одну овцу; воровка
Уже схватить ее успела ловко,
Как вдруг невдалеке запел петух.

И с увлечением невольным
Наш ученик
Бежит на петушиный крик,
Расставшись с платьем школьным,
Забыв учителя, забыв его урок.
Хотя надеть личину и не трудно,
Но есть ли в этом прок?
Мечтать переменить природу — безрассудно:
Лишь стоит случаю прийти,
И мы по прежнему направимся пути. 

Принц! вашему уму, которому едва ли
Найдется равный где, обязан всем поэт:
От вас заимствовал не только он сюжет,
Но все — от диалога до морали.

***

Лисице, молодой, но хитростей запас
Всегда имевшей наготове,
Коня пришлось увидеть в первый раз.
Вот к Волку с вестью той бежит она сейчас,
Которому еще все было внове.

Она кричит: «Беги скорей!
Прекраснейший из всех зверей
Пасется в поле.
Ах, что за рост! что за краса!
Залюбовалась им я поневоле».

«Сильней ли он, чем Волк или Лиса?
Смеясь, промолвил Волк.
Друг! сделай одолженье,
Дай мне его изображенье».
«Когда б могла владеть я кистью иль пером,
Ответила Лиса, — его все совершенства
Изобразив, таким путем
Я предвосхитила б твое блаженство.
Уж не судьба ль сама нам, куманек,
Здесь посылает лакомый кусок?»

Они пошли. Увидев их отвагу
И не желая заводить таких друзей,
Уж Лошадь собралась было дать тягу.
«Сударыня! — Лиса сказала ей.
Мы ваши всепокорнейшие слуги,
И просим об одной лишь вас услуге,
Чтоб ваше имя нам открыли вы».
Однако не совсем была без головы
И Лошадь, и в ответ им: «Что ж! прочтите!
Его сапожник мой проставил на копыте».

Лисица на безграмотство свое
Сослалась, лучшей ей не надо отговорки.
«Родители мои бедны, и их жилье
Все состоит в одной лишь жалкой норке.
Где было им учить еще меня!
У Волка же все знатная родня,
Так для него и грамота не тайна».
Волк речью той польщен необычайно.
Вот он приблизился, вот уж читать готов…

Но не прошло ему тщеславье это даром,
И четырех лишился он зубов;
На землю Конь его свалил одним ударом.
Вот он лежит в крови, истерзан и помят;
Лиса к нему подходит: «Брат!
Я вижу, что совет не ложен,
Который слышала от умных я людей;
Зверь записал его на челюсти твоей:
«Будь с тем, чего не знаешь, осторожен».

 
***
 

В сапогах со шпорами прыгает косой,
Крутит серой лапкою ус перед лисой.

— Разве я не парочка для кумы-лисы?,
Разве не закручены у меня усы?

Хвост расправив по ветру, думает лиса:
«Разве я не первая девица-краса?

Голова причесана у меня, лисы.
Рыжий хвост пушистее девичьей косы!»

Зайца приголубила хитрая лиса —
Жениха ушастого унесла в леса.

Что там дальше сделалось, нам и невдомек.
Зацепился заинька шпорой за пенек.

Зацепился шпорою по пути косой.
Свадьбы так и не было у него с лисой.

***

Лиса, скупая от природы,
Вдруг хлебосолкою затеяла прослыть.
Да только как тут быть,
Чтоб не вовлечь себя в излишние расходы?

Вопрос мудрен — решит его не всяк,
Но для Лисы такой вопрос пустяк:
Плутовка каши жидкой наварила,
Ее на блюдо тонко наложила,
И Аиста зовет преважно на обед.
На зов является сосед,
И оба принялись за поданное блюдо.
Ну, кашка, хоть куда! Одно лишь худо,
Что Аист есть так не привык:
Он в блюдо носом тык да тык,
Но в клюв ему ни крошки не попало;
А Лисанька меж тем в единый миг
Всю кашу языком слизала.

Вот Аист в свой черед,
Чтоб наказать Лису, а частью для забавы,
Ее на завтра ужинать зовет.
Нажарил мяса он, сварил к нему приправы,
На мелкие кусочки накрошил
И в узенький кувшин сложил.
Меж тем Лиса, почуяв запах мяса,
Пришла голодная, едва дождавшись часа,
И ну, что было сил,
Давай вокруг стола юлить и увиваться
И щедрости сосуда удивляться.
Но лесть ей тут не помогла:

По клюву Аисту кувшин пришелся впору,
У гостьи ж мордочка чресчур была кругла…
И жадная Кума ни с чем, как и пришла,
Поджавши хвост, к себе убралась в нору.

***

Зимой, ранёхонько, близ жила,
Лиса у проруби пила в большой мороз.
Меж тем, оплошность ли, судьба ль (не в этом сила),
Но — кончик хвостика Лисица замочила,
И ко льду он примерз.
Беда не велика, легко б ее поправить:
Рвануться только посильней
И волосков хотя десятка два оставить,
Но до людей
Домой убраться поскорей.
Да как испортить хвост? А хвост такой пушистый,
Раскидистый и золотистый!
Нет, лучше подождать — ведь спит еще народ;
А между тем, авось, и оттепель придет,
Так хвост от проруби оттает.
Вот ждет-пождет, а хвост лишь боле примерзает.
Глядит — и день светает,
Народ шевелится, и слышны голоса.
Тут бедная моя Лиса
Туда-сюда метаться;
Но уж от проруби не может оторваться.
По счастью, Волк бежит. — «Друг милый! кум! отец!»
Кричит Лиса: «спаси! Пришел совсем конец!»
Вот кум остановился —
И в спасенье Лисы вступился.
Прием его был очень прост:
Он начисто отгрыз ей хвост.
Тут, без хвоста, домой моя пустилась дура.
Уж рада, что на ней цела осталась шкура.
Мне кажется, что смысл не темен басни сей.
Щепочки волосков Лиса не пожалей —
Остался б хвост у ней

***

Разбитая параличом
И одержимая на старости подагрой
И хирагрой,
Всем телом дряхлая, но бодрая умом
И в логике своей из первых мастерица,
Лисица
Уединилася от света и от зла
И проповедовать в пустыню перешла.
Там кроткие свои беседы растворяла
Хвалой воздержности, смиренью, правоте;
То плакала, то воздыхала
О братии, в мирской утопшей суете;
А братии и всего на проповедь сбиралось
Пять-шесть наперечет;
А иногда случалось
И менее того, и то Сурок да Крот,
Да две-три набожные Лани,
Зверишки бедные, без связей, без подпор;
Какой же ожидать от них Лисице дани?
Но лисий дальновиден взор:
Она переменила струны;
Взяла суровый вид и бросила перуны
На кровожаждущих медведей и волков,
На тигров, даже и на львов!
Что ж? Слушателей тьма стеклася,
И слава о ее витийстве донеслася
До самого царя зверей,
Который, несмотря что он породы львиной,
Без шума управлял подвластною скотиной
И в благочестие вдался под старость дней.
«Послушаем Лису! — Лев молвил. — Что за диво?»
За словом вслед указ;
И в сутки, ежели не лживо
Историк уверяет нас,
Лиса привезена и проповедь сказала.
Какую ж проповедь! Из кожи лезла вон!
В тиранов гром она бросала,
А в страждущих от них дух бодрости вливала
И упование на время и закон.
Придворные оцепенели:

Как можно при дворе так дерзко говорить!
Друг на друга глядят, но говорить не смели,
Смекнув, что царь Лису изволил похвалить.
Как новость, иногда и правда нам по нраву!
Короче вам: Лиса вошла и в честь и славу;
Царь Лев, дав лапу ей, приветливо сказал:
«Тобой я истину познал
И боле прежнего гнушаться стал пороков;
Чего ж ты требуешь во мзду твоих уроков?
Скажи без всякого зазренья и стыда;
Я твой должник». Лиса глядь, глядь туда, сюда,
Как будто совести почувствуя улику.
"Всещедрый царь-отец! —
Ответствовала Льву с запинкой наконец. —
Индеек… малую толику". 

***

— Славный домик,
Милый Крот,
Только больно
Узкий вход!

— Вход, Лисичка,
В самый раз:
Он не впустит
В домик вас!

*** 

На ветке дерева сидел, как часовой,
Петух лукавый лет почтенных.
И молвила Лиса, смягчая голос свой:
«Брат! Из источников я знаю несомненных:
Мир заключен меж нами навсегда.
Тебе об этом объявляю
И от души
Тебя обнять на радостях желаю.
Не медли и ко мне спуститься поспеши.

Сегодня каждый миг мне дорог:
Ведь сделать я должна миль сорок.
Итак, боязнь отныне отложи,
Свершай свои обычные занятья;
Тебе и всем твоим поможем мы, как братья.
В честь мира мы зажжем сегодня же огни.
Приди скорей в мои объятья!» 

«Сестра, — сказал Петух, — ты не могла принесть
Мне лучшую, желаннейшую весть,
И от тебя сугубо
Ее мне слышать любо.
Но вот борзых я вижу двух,
Они во весь несутся дух,
Их верно шлют о мире к нам гонцами;
Я с дерева сойду сейчас же к ним,
И вчетвером союз объятьем закрепим».

«Нет, озабочена я дальними концами,
Лиса промолвила, — мне нынче недосуг:
В другой раз мы порадуемся, друг».
Так, в хитрости своей дав маху,
Во весь опор Лиса пустилась в путь.
Петух же про себя ее смеялся страху:
Обманщика вдвойне приятно обмануть.

***

Нет, не бабочки, не птицы
Прилетели к нам!
Осень – рыжая лисица –
Бродит по лесам…

Проведёт хвостом по листьям,
Ляжет под кустом
И багряно-золотистым
Очарует сном…

Только этот сон не снится!
Полюбуйся сам:
Осень – рыжая лисица –
Бродит по лесам…

*** 

Прошли декабрьские метели.
Бело и весело в лесу.
Вчера смотрел в окно на ели
И увидал в лесу лису.

Она трусила вдоль опушки:
Был вид ее, как в книжке, прост:
Стояли ушки на макушке,
А сзади стлался пышный хвост.

Блеснули маленькие глазки,
Я хорошо заметил их.
Лиса мелькнула, точно в сказке,
И скрылась в тот же самый миг.

Я выскочил во двор раздетым.
Лисицы нет. Туда-сюда…
Сыщи ее. Попробуй. Где там!
…Так и с любовью иногда.

***

«Скажи мне, кумушка, что у тебя за страсть
Кур красть?»
Крестьянин говорил Лисице, встретясь с нею,
«Я, право, о тебе жалею!
Послушай, мы теперь вдвоем,
Я правду всю скажу: ведь в ремесле твоем
Ни на волос добра не видно.
Не говоря уже, что красть и грех и стыдно,
И что бранит тебя весь свет;
Да дня такого нет,
Чтоб не боялась ты за ужин иль обед
В курятнике оставить шкуры!
Ну, стоют ли того все куры?» —
«Кому такая жизнь сносна?»
Лисица отвечает:
«Меня так всё в ней столько огорчает,
Что даже мне и пища не вкусна.
Когда б ты знал, как я в душе честна!
Да что же делать? Нужда, дети;
Притом же иногда, голубчик-кум,
И то приходит в ум,
Что я ли воровством одна живу на свете?
Хоть этот промысел мне точно острый нож».—
«Ну, что ж?»
Крестьянин говорит: «коль вправду ты не лжешь,
Я от греха тебя избавлю
И честный хлеб тебе доставлю;
Наймись курятник мой от лис ты охранять:
Кому, как не Лисе, все лисьи плутни знать?
Зато ни в чем не будешь ты нуждаться
И станешь у меня как в масле сыр кататься».
Торг слажен; и с того ж часа?
Вступила в караул Лиса.
Пошло у мужика житье Лисе привольно;
Мужик богат, всего Лисе довольно;
Лисица стала и сытей,
Лисица стала и жирней,
Но всё не сделалась честней:
Некраденый кусок приелся скоро ей;.
И кумушка тем службу повершила,
Что, выбрав ночку потемней,
У куманька всех кур передушила.
В ком есть и совесть, и закон,
Тот не украдет, не обманет,
В какой бы нужде ни был он;
А вору дай хоть миллион —
Он воровать не перестанет.

*** 

Козел большой, рогатый,
Преважный с виду, бородатый,
Но по уму едва ль не брат ослу родной,
С плутовкою Лисой дорогой шел одной.
День самый жаркий был; листок не колыхался;
Их жажда мучила, а солнце их пекло.
Шли, шли они, и вдруг колодезь им попался.

«Смотри-ка, куманёк, вода здесь как стекло!
Не хочешь ли испить? — Лиса Козла спросила.
Безмозглый бородач в колодезь мигом скок:
Колодезь этот был, по счастью, не глубок.
Лисица, видя то, туда же соскочила,
И взапуски ну двое пить.
Лиса, напившися, сказала: «Как нам быть,
Голубчик куманёк? Идти еще далёко;
А вылезть вон нельзя — высоко!» 

«Не приложу ума:
Подумай, кумушка, сама».
«А вот я вздумала: пожалуй, потрудися,
На задни ноги встань, передними уприся
Покрепче ты в обруб, да чур не шевелися;
Отсюда вылезу я по твоим рогам,
А там
И кума вытащить наверх я постараюсь».
«И впрямь так! удивляюсь!
Уж что за кумушка! какая голова!
Да мне бы этого не выдумать дня в два.

Изволь…» — И с словом сим Лисе подставил роги.
Лисица вылезла. «Сиди же здесь, глупец!»
Сказала, и давай Бог ноги!
Предвидеть надобно во всех делах конец.

***

 











Актеры

Актрисы

Модели

Певцы

Певицы

Спортсмены

Политики

Шоум

Рос.звезд

Мир.звезд