Стихи про березу.Стих про березу для детей

 У задумчивой березки
На ветвях висят сережки.
Ты, березка, не грусти,
Почки в листья распусти.

***

 Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

***

За рекой над лесом рос кудрявый клён
В белую березу был тот клён влюблён
И когда над речкой ветер затихал
Он берёзе песню эту напевал
Белая берёза я тебя люблю
Протяни мне ветку свою тонкую
Без любви без ласки пропадаю я
Белая берёза ты любовь моя
А она игриво шелестит листвой
У меня есть милый ветер полевой
И от слов от этих бедный клён сникал
Всё равно берёзе песню напевал
Белая берёза я тебя люблю
Протяни мне ветку свою тонкую
Без любви, без ласки пропадаю я
Белая берёза ты любовь моя
Но однажды ветер это услыхал
Злою страшной силой он на клён напал
И в неравной схватке пал кудрявый клён
Только было слышно через слабый стон
Белая берёза я тебя люблю
Протяни мне ветку свою тонкую
Без любви без ласки пропадаю я
Белая берёза ты любовь моя...

***

Берёзы, белые берёзы,
Склонили головы свои.
О чём подруги загрустили,
На берегу родной реки?

А речка катит свои воды,
По белой матушке Руси.
Порой строптиво выдавая,
Каскады типа ультра-си!

Ей нету дела до берёзок,
До их печали неземной,
Она спешит к себе домой...

***

Далеко у речки рос кудрявый клён,
В белую берёзу был тот клен влюблён.
И когда над речкой вечер наступал,
Он слова берёзе нежные шептал:

– Белая береза, я тебя люблю!
Протяни мне ветку тонкую свою –
Без любви, без ласки пропадаю я,
Белая берёза, ты любовь моя!

А она игриво шелестит листвой:
– У меня есть милый – ветер полевой!
Хоть от слов берёзы в грусти клён сникал,
Всё равно любимой нежно он шептал: 

– Белая берёза, я тебя люблю!
Протяни мне ветку тонкую свою –
Без любви, без ласки пропадаю я,
Белая берёза, ты любовь моя!

Но однажды ветер это услыхал,
Злою, страшной силой он на клён напал.
И в неравной схватке пал кудрявый клён,
Тихо слышно было через слабый стон:
  

– Белая берёза, я тебя люблю... 
Протяни мне ветку тонкую свою –
Без любви, без ласки пропадаю я,
Белая берёза, ты любовь моя!
                *** 
Далеко у речки рос кудрявый клён,
В белую берёзу был тот клён влюблён.
Только безответной всё любовь была –      
Клён завял от горя, выгорев дотла. 

***

Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю - и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
Над могилой матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и с дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад...

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез...

***

Отчего так в России берёзы шумят?
Отчего белоствольные всё понимают?
У дорог прислонившись по ветру стоят
И листву так печально кидают.

Я пойду по дороге, простору я рад.
Может это лишь всё, что я в жизни узнаю -
Отчего так печальные листья летят,
Под рубахою душу лаская

А на сердце опять горячо, горячо,
И опять и опять без ответа,
А листочек с берёзки упал на плечо,
Он как я оторвался от веток.

Посидим на дорожку, родная, с тобой.
Ты пойми, я вернусь, не печалься не стоит.
И старуха махнёт на прощанье рукой,
И за мною калитку закроет

Отчего так в России берёзы шумят,
Отчего хорошо так гармошка играет?
Пальцы ветром по кнопочкам в раз пролетят,
А последняя, эх, западает ...

А на сердце опять горячо, горячо,
И опять и опять без ответа,
А листочек с берёзки упал на плечо,
Он как я оторвался от веток ...

***

У сентября всегда в душе светло.
Я для него свои отставлю планы.
Иные сетуют, что лето, мол, ушло
И ищут в сентябре моём изъяны.

Зацепит май – душою воспарю
И у зимы мне нравятся морозы,
Но доверяю больше сентябрю,
Моим родным желтеющим берёзам.

Ещё несмело, будто невсерьёз,
Меня влекут туманные рассветы.
Душа поёт и плачет у берёз,
Совсем не так, как в середине лета.

У сентября раскосые глаза
И по утрам туманной поволокой
В них бриллиантом светится слеза,
С тех самых пор до осени глубокой.

Зовёт сентябрь, смертям всем вопреки,
Любить, как будто этот день последний.
А позже пусть смеются остряки –
Мол, он по-бабьи наполовину летний!

***

Омытые дождём весенним,
Меня укрыли лёгкой тенью
Берёзы, русские березы,
Вы на судьбу мою похожи.
Я верю в вашу тишину,
Вот подойду и обниму.
За вашу память и мою,
За то, что здесь сейчас стою.


И вашей памятью согретый,
Я знаю, помните вы это.
Берёзы, русские берёзы,
Теперь вы мне ещё дороже.
Я верю в вашу тишину,
Вот подойду и обниму.
За вашу память и мою,
За то, что здесь сейчас стою.


Как будто вчера здесь гремели бои,
В берёзовой роще солдаты легли.
И вечную память о них сохранив,
Берёзы расправили ветви свои.


Я верю в вашу тишину,
Вот подойду и обниму.
За вашу память и мою,
За то, что здесь сейчас стою.


За вашу память и мою,
За то, что здесь сейчас стою.

***

У берез и сосен
тихо бродит осень,
облака плывут большие.
Ничего не скажем,
ничего не спросим.
Словно мы, словно мы,
словно мы совсем чужие.
А за нами где-то
середина лета,
и прошедших встреч тепло.
У берез и сосен
тихо бродит осень,
неужели все прошло.
Ветер тронет лужи
и листву закружит,
там где шли
с тобой когда-то.
Пусть в обиде каждый,
но поймем однажды,
что любовь, что любовь,
что любовь не виновата.
Только где ж ты,
где ты, середина лета?
В полевых цветах земля.
У берез и сосен
тихо бродит осень,
а в глазах уже зима.
Только где ж ты,
где ты, середина лета?
В полевых цветах земля.
У берез и сосен
тихо бродит осень,
а в глазах уже зима.

***

Средь избранных дерев — береза
Не поэтически глядит;
Но в ней — душе родная проза
Живым наречьем говорит.

Милей всех песней сладкозвучных —
От ближних радостная весть,
Хоть пара строк собственноручных,
Где сердцу много что прочесть.

Почтовый фактор — на чужбине
Нам всем приятель дорогой;
В лесу он просек, ключ — в пустыне,
Нам проводник в стране чужой.

Из нас кто мог бы хладнокровно
Завидеть русское клеймо?
Нам здесь и ты, береза, словно
От милой матери письмо

*** 

Березка, река, под окном смородина,
Друзей — будто звезд бесконечный свет…
Когда тебя знает и помнит Родина,
То большего счастья на свете нет!

***

Опять о них,
Кудрявых и белесых…
А что тут делать,
Если на Руси
У всех дорог встречаются березы,
Хоть день,
Хоть год,
Хоть вечность колеси.
Случалось всяко: и свои пилили,
И чужеземцы брали в топоры.
Лились в воронки соковые ливни,
И груды изувеченной коры…

Они стоят, дороги отороча,
И ткут, и ткут зеленый свой навес…
И Русь моя – березовая роща,
Которую не вырубить вовек!

***

Если б дали березке расческу,
Изменила б березка причёску:
В речку, как в зеркало, глядя,
Расчесала бы кудрявые пряди,
И вошло б у неё в привычку
По утрам заплетать косичку.

***

Люблю берёзку русскую,
То светлую, то грустную,
В белёном сарафанчике,
С платочками в карманчиках.
С красивыми застёжками.
С зелёными серёжками.
Люблю её нарядную,
Родную, ненаглядную,
То ясную, кипучую,
То грустную, плакучую.
Люблю берёзку русскую,
Она всегда с подружками
Весною хороводится,
Целуется, как водится,
Идёт, где не горожено,
Поёт, где не положено,
Под ветром долу клонится
И гнётся, но не ломится!

***

А мне б в березовые рощи,
С бетонных вырваться оков,
Туда, где синь небес полощет
Седые кромки облаков.
И заплутав в берёзках белых,
Неметь под трелью соловья,
Чтобы душа от счастья пела
Что это Родина моя!

А мне бы взглядом прикоснуться,
К бескрайним шёлковым лугам,
И в омут солнца окунуться,
Что летом стелется к ногам.
С медовых трав собрать в ладони
Жемчужный бисер на заре
И сердце доверху наполнив
Рассветной дымкой в серебре

А мне б ещё в лучах рассвета
В глаза ромашкам заглянуть,
И аромат хмельного лета,
Счастливой допьяну, вдохнуть.
С природой слиться воедино,
Блуждая в призрачных мирах,
Где золотистой паутиной
Повисло солнце на цветах.

В краю берёзовых туманов,
Упасть бы птицей в ковыли,
Встречать зарю в траве духмяной,
И пить бальзам родной земли.
А мне б всего краюху хлеба
Да в васильковые поля!
Всё это ты, под синим небом,
Россия — Родина моя!

***

Берёзоньки, ранимые,
Россиею хранимые,
Стоят и в пояс клонятся
Пшеничным колоскам,

А нива-то волнуется
И волнами красуется,
Что друг за другом гонятся
К берёзовым лескам.

Прошли тысячелетия,
Пройдут ещё столетия,
А Вы, родные, будете
Поклоны бить земле.

Вы людям всё прощаете,
Просторы освещаете
И долго путь России
Сиять будет во мгле! 

Подруженьки, берёзоньки,
Росиночки, как слёзоньки,
Роняете задумчиво,
Ах, как душа болит!

Простите нас, коль сможете,
Ведь нету Вас дороже-то,
Храните Русь заветную,
А Русь Вас сохранит!

***

Белые красавицы
Вышли на показ.
Не волнуйтесь, нравится
Каждая из вас.

***

Белая берёза косы распустила,
Белая берёза ветки опустила.
Желтые листочки косы украшают,
И на землю тихо, тихо опадают.

***

Всем береза нравится
Ведь она – красавица!
Белый ствол ,густая крона
Рассылает всем поклоны
Листья тихо шелестят
Меж собою говорят.

***

Как у нашей у березки,
Очень славные сережки,
Как стройна, и как мила,
Это вновь весна пришла.

***

Белее снега чистого
И месяца лучистого,
Как в белых платьях девицы,
Берёзы стали в круг.

Их ветви — руки тонкие,
Как будто струны звонкие.
Лишь ветер к ним притронется —
И всё поёт вокруг.

При ясном свете месяца
Вся роща точно светится.
И реже сумрак вечера,
Светлее ночи тень.

И лес могучий, кряжистый
Глядит на рощу радостно:
Всегда теперь с ним рядышком
Сияет светлый день.

***

…Порой белы, порой белёсы,
Над полем, шляхом иль рекой,
Великодушные берёзы,
Какой вы нации? Какой?

Да никакой.
Ведь вы – деревья.
И радовать должны сердца
Тем, что чужды высокомерья
И не меняете лица…

***

Без березы не мыслю России, –
Так светла по-славянски она,
Что, быть может, в столетья иные
От берёзы – вся Русь рождена.

Под берёзами пели, женили.
Выбирали коней на торгах;
Дорогих матерей хоронили
Так, чтоб были берёзы в ногах.

Потому, знать, берёзы весною
Человеческой жизнью живут:
То смеются зелёной листвою,
То серёжками слёзы прольют. 

***

Если мне воспеть берёзу
Свыше дан наказ,
Я её святые слёзы
Воспою для Вас.

Я её печальный облик
В рифму облеку,
Шёпот листьев, птичий оклик.
Раны на веку…

Как светло-то на просторе.
Дивный свет струит;
На высоком косогоре.
Милая, стоит…

Подойду я и, любуясь,
Косоньки ветвей
Соберу-ка в прядь тугую…
Вей же, ветер, вей! 

Нe сломить березу в бурю
Коль душа алмаз,
Даже средь осенней хмури
Радуешь ты глаз!

В зимнем сне, в мороз трескучий.
На краю села.
На обрыве-то, над кручей,
Как же ты мила!

А весною… Боже правый!
Красивее нет!
Молодых листочков нежен,
Изумруден цвет! 

Ты в любое время года
Чудно хороша
И для русского народа
Ты его душа!

***

Стоит берёзка фронтовая,
Ей не от солнца горячо, —
У ней ведь рана огневая:
Пробила пуля ей плечо!

Почти закрыта рана эта
Как бы припухшею корой…
Берёзка зеленью берета
Уже хвастнула пред сестрой.

Как северянка, речь заводит,
Всё с переспросом: «Чо да чо?»
И только ноет к непогоде
С закрытой раною плечо!

***

Пред мохнатой елью, средь златого лета,
Свежей и прозрачной зеленью одета,
Юная береза красотой хвалилась,
Хоть на той же почве и она родилась.
Шепотом лукавым с хитрою уклонкой
«Я,- лепечет,- видишь — лист имею тонкой,
Цвет моей одежды — нежный, самый модный,
Кожицею белой ствол мой благородный
Ловко так обтянут; ты ж своей иглою
Колешь проходящих, пачкаешь смолою,
На коре еловой, грубой, чешуистой,
Между темных трещин мох сидит нечистый…
Видишь — я бросаю в виде легкой сетки
Кружевные тени. Не мои ли ветки
Вяжут в мягкий веник, чтоб средь жаркой ванны
От него струился пар благоуханный?
В духов день березку ставят в угол горниц,
Вносят в церковь божью, в келий затворниц.
От тебя ж отрезки по дороге пыльной
Мечут, устилая ими путь могильный,
И где путь тот грустный ельником означат,
Там, идя за гробом, добры люди плачут».
Ель, угрюмо стоя, темная, молчала
И едва верхушкой на ту речь качала.
Вдруг ударил ветер с ревом непогоды,
Пыль столбом вскрутилась, взволновались воды,-
Так же все стояла ель не беспокоясь,
Гибкая ж береза кланялась ей в пояс.
Осень хвать с налету и зима с разбега,-
Ель стоит преважно в пышных хлопьях снега
И белеет светом, и чернеет тьмою
Риз темно-зеленых — с белой бахромою,
С белыми кистями, с белою опушкой,
К небу подымаясь гордою верхушкой;
Бедная ж береза, донага раздета,
Вид приемлет тощий жалкого скелета

***

Печальная береза
У моего окна,
И прихотью мороза
Разубрана она.

Как гроздья винограда,
Ветвей концы висят, —
И радостен для взгляда
Весь траурный наряд.

Люблю игру денницы
Я замечать на ней,
И жаль мне, если птицы
Стряхнут красу ветвей.

***

Березка тонкая, подросток меж берез,
В апрельский день любуется собою,
Глядясь в размытый след больших колес,
Где отразилось небо голубое.

***

Её к земле сгибает ливень
Почти нагую, а она
Рванётся, глянет молчаливо,-
И дождь уймётся у окна.
И в непроглядный зимний вечер,
В победу веря наперёд,
Её буран берёт за плечи,
За руки белые берёт.
Но, тонкую, её ломая,
Из силы выбьются… Она,
Видать, характером прямая,
Кому-то третьему верна.

***

Береза родная, со стволом серебристым,
О тебе я в тропических чащах скучал.
Я скучал о сирени в цвету, и о нем, соловье голосистом,
Обо всем, что я в детстве с мечтой обвенчал.
Я был там далеко,
В многокрасочной пряности пышных ликующих стран.
Там зловещая пума враждебно так щурила око,
И пред быстрой грозой оглушал меня рев обезьян.
Но, тихонько качаясь,
На тяжелом, чужом, мексиканском седле,
Я душою дремал, и, воздушно во мне расцвечаясь,
Восставали родимые тени в серебряной мгле
О, весенние грозы!
Детство с веткой сирени, в вечерней тиши соловей,
Зыбь и шепот листвы этой милой плакучей березы,
Зачарованность снов — только раз расцветающих дней!

***

Не думай, что это березы,
Что это холодные скалы.
Всё это — порочные души.

Печальны и смутны их думы,
И тягостна им неподвижность,-
И нам они чужды навеки;
И люди вовек не узнают
Заклятой и страшной их тайны.

И мудрому только провидцу
Открыто их темное горе
И тайна их скованной жизни.

***

Острою секирой ранена береза,
По коре сребристой покатились слезы;
Ты не плачь, береза, бедная, не сетуй!
Рана не смертельна, вылечится к лету,
Будешь красоваться, листьями убрана…
Лишь больное сердце не залечит раны!

***

В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,—
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.

Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.

За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,—
Встанет утро победы торжественной
На века.

***

Осыпаются листья, в которых
затаился и жил для меня
еле слышный, немолкнущий шорох
отгремевшего майского дня.
Эти самые листья весною,
недоверчивым, вкрадчивым днем,
содрогнуло короткой волною,
опалило внезапным огнем.
И раскаты горячего грома
задержались в прохладной листве…
Я с тех пор в этой роще, как дома,
мы в глубоком и крепком родстве.
Я дымком неосевшим дышала,
прислоняясь к душистым стволам,
и она мне ни в чем не мешала,
все делила со мной пополам.
Утешала меня, как умела,
птичьи споры со мною вела,
умудренно и мерно шумела,
зеленела, ветвилась, росла.
Угощала меня земляникой,
приводила мне в ноги ручей…
И от этой заботы великой
я сдалась и поверила ей.
Был так верен и так бескорыстен
наш немой безусловный союз…

Осыпаются тихие листья.
Молкнет роща, а я остаюсь.
Сокрушительным ветром подуло.
Гром умолк и развеялся дым.
Что ж ты, роща, меня обманула?
Грош цена утешеньям твоим!

Раздаются упреки глухие
наступлению осени в лад…
Осыпаются листья сухие,
но стволы нерушимо стоят.
И шумит непреклонно и грозно
их прямая и голая суть:

Невозвратно, напрасно и поздно!
Молодую листву позабудь.
Укрываться от правды — пустое!
Будь ясна, как осенняя тишь,
и решай, облетишь ли с листвою
или твердо, как мы, устоишь.
Нам лукавый обман ненавистен,
утешенья ничтожно малы…

Облетают последние листья,
но стоят нерушимо стволы.

***

1

Она росла, цвела и пела
Шелками взвеянных кудрей.
Теперь изрубленное тело —
В грязи на заводском дворе.
Оскалив стальные зубы,
Электрическая пила
С визгом и рычаньем грубым
Четвертовала на дрова.
Я дрогнул зябко в гари жаркой
От мимолетной боли,
Когда швырнули в кочегарку
Отрубленные голени.
Слышу тонкий птичий щебет,
Шелесты живой листвы.
В вечернем и манящем небе,
Купаясь, вздрагивала ты.
Стыдливо влажные ресницы,
Вспыхнув, опустила ниц,
Когда они, иль птица с птицей,
Как две звезды, стремились слиться.
Ласкаю жаркою щекою
Берестовый пушок,
Продымленной рукою
И влюбленной душой.
Из топки пахучие струи —
Росной рощею дышу.
Всплескивают поцелуи
Сквозь пламелиственный шум.
Перелился в скрытый пламень
Березовый сок,
И расцвел ночными цветами
В медных жилах ток.
Я, обожженный и грубый,
Как этот уголь черствый,
Целую нежно губы
Моей невесты мертвой.

2

Когда в душе все сновиденья
Куда-то отлетают вдруг,
Тебе внезапные моленья
Я приношу, далекий друг,
Я покидаю город звонкий,
Иду в простор немых полей,
Где образ призрачный и тонкий
Подруги плачущей моей.
Там влажною от слез щекою
Ласкаю белую кору
И прядь зеленую беру
Своею грубою рукою.
И, дрогнув весь от сладкой боли,
Молитву тайную шепчу,
Когда погасит вечер в поле
Зари венчальную свечу.
А ты затихнешь, как живая,
Немую грусть мою поймешь
И, ветку нежно нагибая,
Слезу ненужную смахнешь.

***

Я полюбил тебя в янтарный день,
Когда, лазурью светозарной
Рожденная, сочилась лень
Из каждой ветки благодарной.

Белело тело, белое, как хмель
Кипучих волн озерных.
Тянул, смеясь, веселый Лель
Лучи волосьев черных.

И сам Ярила пышно увенчал
Концы волос зеленой кроной
И, заплетая, разметал
В цвету лазурном цвет зеленый.

***

Когда березы клонятся к земле
Среди других деревьев, темных, стройных,
Мне кажется, что их согнул мальчишка.
Но не мальчишка горбит их стволы,
А дождь зимой. Морозным ясным утром
Их веточки, покрытые глазурью,
Звенят под ветерком, и многоцветно
На них горит потрескавшийся лед.
К полудню солнце припекает их,
И вниз летят прозрачные скорлупки,
Что, разбивая наст, нагромождают
Такие горы битого стекла,
Как будто рухнул самый свод небесный.
Стволы под ношей ледяною никнут
И клонятся к земле. А раз согнувшись,
Березы никогда не распрямятся.
И много лет спустя мы набредаем
На их горбатые стволы с листвою,
Влачащейся безвольно по земле —
Как девушки, что, стоя на коленях,
Просушивают волосы на солнце…
Но я хотел сказать,— когда вмешалась
Сухая проза о дожде зимой,—
Что лучше бы березы гнул мальчишка,
Пастух, живущий слишком далеко
От города, чтобы играть в бейсбол.
Он сам себе выдумывает игры
И круглый год играет в них один.
Он обуздал отцовские березы,
На них раскачиваясь ежедневно,
И все они склонились перед ним.
Он овладел нелегкою наукой
На дерево взбираться до предела,
До самых верхних веток, сохраняя
Все время равновесие — вот так же
Мы наполняем кружку до краев
И даже с верхом. Он держался крепко
За тонкую макушку и, рванувшись,
Описывал со свистом полукруг
И достигал земли благополучно.
Я в детстве сам катался на березах.
И я мечтаю снова покататься.
Когда я устаю от размышлений
И жизнь мне кажется дремучим лесом,
Где я иду с горящими щеками,
А все лицо покрыто паутиной,
И плачет глаз, задетый острой веткой,—
Тогда мне хочется покинуть землю,
Чтоб, возвратившись, все начать сначала.
Пусть не поймет судьба меня превратно
И не исполнит только половину
Желания. Мне надо вновь на землю.
Земля — вот место для моей любви,—
Не знаю, где бы мне любилось лучше.
И я хочу взбираться на березу
По черным веткам белого ствола
Все выше к небу — до того предела,
Когда она меня опустит наземь.
Прекрасно уходить и возвращаться.
И вообще занятия бывают
Похуже, чем катанье на березах

***

Не руби березы белой,
Не губи души лесной,
Не губи и зла не делай,
А особенно весной,

Не губи, не тронь березы,
Обойдись с ней по-людски,
А иначе брызнут слезы,
Сам засохнешь от тоски.

Пусть береза, как невеста,
Бережет свою красу,
Ей не в печке жаркой место,
Место ей всегда в лесу!

***

Мы — карликовые березы.
Мы крепко сидим, как занозы,
у вас под ногтями, морозы.

И вечномерзлотное ханство
идет на различные хамства,
чтоб нас попригнуть еще ниже,
Вам странно, каштаны в Париже?

Вам больно, надменные пальмы,
как вроде бы низко мы пали?
Вам грустно, блюстители моды,
какие мы все квазимоды?

В тепле вам приятна, однако,
гражданская наша отвага,
и шлете вы скорбно и важно
поддержку моральную вашу.

Вы мыслите, наши коллеги,
что мы не деревья-калеки,
но зелень, пускай некрасива,
среди мерзлоты — прогрессивна.

Спасибочки. Как-нибудь сами
мы выстоим под небесами,
когда нас корежит по-зверски,-
без вашей моральной поддержки,

Конечно, вы нас повольнее,
зато мы корнями сильнее.
Конечно же мы не в Париже,
но в тундре нас ценят повыше.

Мы, карликовые березы.
Мы хитро придумали позы,
но все это только притворство.
Прижатость есть вид непокорства.

Мы верим, сгибаясь увечно,
что вечномерзлотность — невечна,
что эту паскудину стронет,
и вырвем мы право на стройность.

Но если изменится климат,
то вдруг наши ветви не примут
иных очертаний — свободных?
Ведь мы же привыкли — в уродах.

И это нас мучит и мучит,
а холод нас крючит и крючит.
Но крепко сидим, как занозы,
мы — карликовые березы.

***

Звенел топор, потом пила.
Потом — последнее усилье.
Береза медленно пошла,
Нас осыпая снежной пылью.

Спилили дерево не зря,—
Над полотном, у края леса,
Тугие ветры декабря
Могли свалить его на рельсы.

Его спилили поутру,
Оно за насыпью лежало
И тихо-тихо на ветру,
Звеня сосульками, дрожало…

Зиме сто лет еще мести,
Гудеть в тайге, ломая сосны,
А нам сто раз еще пройти
Участок свой
По шпалам мерзлым.

И, как глухой сибирский лес,
Как дальний окрик паровоза,
Нам стал привычен темный срез —
Большая мертвая береза.

Пришла весна.
И, после вьюг,
С ремонтом проходя в апреле,
Мы все остановились вдруг,
Глазам испуганно не веря:

Береза старая жила,
Упрямо почки распускались.
На ветках мертвого ствола
Сережки желтые качались!..

Нам кто-то после объяснил,
Что бродит сок в древесной тверди,
Что иногда хватает сил
Ожить цветами
После смерти…

Еще синел в низинах лед
И ныли пальцы от мороза,
А мы смотрели,
Как цветет
Давно погибшая береза.

***

Россию делает береза.
Смотрю спокойно и тверезо,
еще не зная отчего,
на лес с лиловинкою утра,
на то, как тоненько и мудро
береза врезана в него.

Она бела ничуть не чинно,
и это главная причина
поверить нашему родству.
И я живу не оробело,
а, как береза, черно-бело,
хотя и набело живу.

В ней есть прозрачность и безбрежность,
и эта праведная грешность,
и чистота — из грешной тьмы,-
которая всегда основа
всего людского и лесного,
всего, что — жизнь, Россия, мы.

Березу, как букварь, читаю,
стою, и полосы считаю,
и благодарности полна
за то, что серебром черненым
из лип, еловых лап, черемух,
как в ночь луна, горит она.

Ах ты, простуха, ах, присуха!
Боюсь не тяжкого проступка,
боюсь, а что, как, отличив
от тех, от свойских, не накажут
меня березовою кашей,
от этой чести отлучив…

А что, как смури не развеет
березовый горячий веник,
в парилке шпаря по спине…
Люби меня, моя Россия.
Лупи меня, моя Россия,
да только помни обо мне!

А я-то помню, хоть неброска
ты, моя белая березка,
что насмерть нас с тобой свело.
И чем там душу ни корябай,
как детство, курочкою рябой,
ты — все, что свято и светло.

***

Что же ты невесела,
Белая береза?
Свои косы свесила
С широкого плеса,
С моха, камня серого
На волну сбегая,
Родимого севера
Дочка дорогая?
У крутого берега,
С вечера причаливая,
Плывши с моря Белого,
Вышли англичане.
Люди пробираются
Темными опушками.
Звери разбегаются,
Пуганные пушками.
Ветер, тучи собирай
По осенней стыни.
Край ты мой, озерный край,
Лесная пустыня!
Ты шуми окружьями,
Звень твоя не кончена.
Сбираются с ружьями
Мужики олончане.
От Петрозаводска —
Красные отряды,
Форменки флотские,
Грудь — что надо!
Селами и весями
Стукочат колеса,
Что же ты невесела,
Белая береза?

***

Стоит она здесь на излуке,
Над рябью забытых озер,
И тянет корявые руки
В колеблемый зноем простор.

В скрипучей старушечьей доле,
Надвинув зеленый платок,
Вздыхает и слушает поле,
Шуршащее рожью у ног.

К ней ластятся травы погоста,
Бегут перепелки в жару,
Ее золотая береста
Дрожит сединой на ветру;

И жадно узлистое тело,
Склонясь к придорожной пыли,
Корнями из кочки замшелой
Пьет терпкую горечь земли.

Скупые болотные слезы
Стекают к ее рубежу,
Чтоб сердце карельской березы
Труднее давалось ножу;

Чтоб было тяжелым и звонким
И, знойную сухость храня,
Зимой разрасталось в избенке
Трескучей травою огня.

Как мастер, в суке долговязом
Я выпилю нужный кусок,
Прикину прищуренным глазом,
Где слой поубористей лег.

В упрямой и точной затее
Мечту прозревая свою,
Я выбрал кусок потруднее,
Строптивый в неравном бою.

И каждый резьбы закоулок
Строгаю и глажу стократ —
Для крепких домашних шкатулок
И хрупкой забавы ребят.

Прости, что кромсаю и рушу,
Что сталью решаю я спор,—
Твою деревянную душу
Я все-таки вылью в узор.

Мне жребий завидный подарен;
Стать светом — потемкам назло.
И как я тебе благодарен,
Что трудно мое ремесло!

***

Чуть солнце пригрело откосы
И стало в лесу потеплей,
Береза зеленые косы
Развесила с тонких ветвей.

Вся в белое платье одета,
В сережках, в листве кружевной,
Встречает горячее лето
Она на опушке лесной.

Гроза ли над ней пронесется,
Прильнет ли болотная мгла,-
Дождинки стряхнув, улыбнется
Береза — и вновь весела.

Наряд ее легкий чудесен,
Нет дерева сердцу милей,
И много задумчивых песен
Поется в народе о ней.

Он делит с ней радость и слезы,
И так ее дни хороши,
Что кажется — в шуме березы
Есть что-то от русской души.

***

В лесу еловом все неброско,
Приглушены его тона.
И вдруг белым-бела березка
В угрюмом ельнике одна.

Известно, смерть на людях проще.
Видал и сам я час назад,
Как начинался в дальней роще
Веселый, дружный листопад.

А здесь она роняет листья
Вдали от близких и подруг.
Как от огня, в чащобе мглистой
Светло на сто шагов вокруг.

И непонятно темным елям,
Собравшимся еще тесней:
Что с ней? Ведь вместе зеленели
Совсем недавно. Что же с ней?

И вот задумчивы, серьезны,
Как бы потупив в землю взгляд,
Над угасающей березой
Они в молчании стоят.

***

Учись у них — у дуба, у берёзы.
Кругом зима. Жестокая пора!
Напрасные на них застыли слезы,
И треснула, сжимаяся, кора.

Все злей метель и с каждою минутой
Сердито рвет последние листы,
И за сердце хватает холод лютый;
Они стоят, молчат; молчи и ты!

Но верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.

***

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»

***

Есть на севере береза,
Что стоит среди камней.
Побелели от мороза
Ветви черные на ней.

На морские перекрестки
В голубой дрожащей мгле
Смотрит пристально березка,
Чуть качаясь на скале.

Так ей хочется «Счастливо!»
Прошептать судам вослед
Но в просторе молчаливом
Кораблей все нет и нет…

Спят морские перекрестки,
Лишь прибой гремит во мгле.
Грустно маленькой березке
На обветренной скале.

***

Во поле береза стояла,
Во поле кудрявая стояла;
Некому березу заломати,
Некому кудряву заломати.

Я ж пойду, погуляю,
Белую березу заломаю;
Срежу с березы три пруточка,
Сделаю три гудочка,
Четвертую балалайку;
Пойду на новыя на сени,
Стану в балалаечку играти,
Стану я стараго будити:
Встань ты, мой старый, проснися,
Борода седая, пробудися!
Вот тебе помои, умойся!
Вот тебе рогожка, утрися!
Вот тебе лопата, помолися!
Вот тебе борона, расчешися!
Вот тебе лапотки, обуйся!
Вот тебе шубенка, оденься!

Во поле береза стояла,
Во поле кудрявая стояла;
Некому березу заломати,
Некому кудряву заломати.
Я ж пойду, погуляю,
Белую березу заломаю;
Срежу с березы три пруточка,
Сделаю три гудочка,
Четвертую балалайку;
Пойду на новые на сени,
Стану в балалаечку играти,
Стану я милого будити:
Встань ты, мой милый, проснися!
Ты, душа моя, пробудися!
Вот тебе водица, умойся!
Вот полотенце, утрися!
Вот тебе икона, помолися!
Вот гребешек, расчешися!

Вот тебе башмачки, обуйся!
Вот тебе кафтанчик, оденься!

***

 Да, я береза. Ласковая сень
Моя –
приют заманчивый до всхлипа.
Мне безразлично, что какой-то пень
Сказал, что не береза я, а липа.
И нипочем ни стужа мне, ни зной,
Я все расту; пускай погода злится.
Я наливаюсь каждою весной,
Чтоб в «Августе» талантливо излиться.
Пусть критик
на плетень наводит тень,
Пусть шевелит зловредными губами.
Мы, женщины-березы,
каждый день
Общаемся с мужчинами-дубами.










Актеры

Актрисы

Модели

Певцы

Певицы

Спортсмены

Политики

Шоум

Рос.звезд

Мир.звезд